Накануне супер стресс-теста

К новому кризису банковская система страны подошла почти без скелетов в шкафу, но и без резервов быстрого наращивания корпоративного кредитования: сказалась длительная стагнация в реальном секторе экономики

Все аудиторские заключения содержат обязательную оговорку: «Не отражены события, произошедшие после отчетной даты». Обычно она довольно формальна: что такого может случиться за три-четыре месяца, чтобы поменялось представление о банке? Но сейчас именно такая ситуация, события развиваются, а первые данные отчетности по итогам марта будут доступны лишь в конце апреля.

Поэтому, говоря об итогах относительно спокойного 2019 года, будем делать это с оглядкой на разворачивающиеся на наших глазах кризисные процессы в экономике, которые не смогут обойти стороной банковский сектор.

Кредитный ступор

Самым значимым итогом минувшего года для отечественной банковской системы стал крайне слабый рост, фактически стагнация корпоративного кредитования и, как следствие, крайне слабая динамика процентных доходов. Рост задолженности граждан, несмотря на все усилия регулятора, продолжился, хотя и стал замедляться во втором полугодии.

Крупнейшие банки вполне приспособились к новым реалиям ведения бизнеса — они все больше стали зарабатывать на комиссиях и сокращать издержки, переводя бизнес в онлайн.

С рынка за последние шесть с половиной лет — с начала мандата нынешнего руководителя Банка России Эльвиры Набиуллиной, затеявшей глобальную банковскую чистку, — ушло значительное число ненадежных игроков (порой откровенно криминальных). Проблемные банки остались, но они находятся за пределами первой и даже второй сотни. При этом концентрация банковского рынка сегодня такова, что сотня крупнейших банков формирует 98% совокупных активов. Внутри самой первой сотни более двух третей активов приходится на банки, контролируемые государством или госкомпаниями.

Опыт прошлых кризисов сделал банковскую систему устойчивее — в это понятие входит как нормативная база, так и действия регулятора, равно как и поведение самих банков.

Подтвердим эти тезисы цифрами.

В прошлом году Банк России отозвал 28 лицензий, это минимальное значение с 2013 года (всего за время кризиса банкротами стали 450 банков — это 47% от их общего числа на середину 2013 года). Произошло 11 слияний (юридически оформлены более ранние приобретения, всего с 2013 года произошло 70 слияний). Четыре банка сдали лицензию добровольно (с 2013 года — 21).

Из этих банков самый крупный занимал 132-е место по величие активов, еще два входили во вторую сотню, тоже своеобразный рекорд: раньше банкротились более крупные игроки.

Продолжается сокращение офисной сети банков — в прошлом году она уменьшилась на 940 единиц, минимум с 2014 года, последние годы число точек уменьшалось на две-три тысячи за год. Закончил оптимизацию сети Сбербанк — за последнее полугодие она не изменилась, а с момента вступления в должность руководителя банка Германа Грефа Сбер урезал число оффлайн-отделений почти на треть.

Динамика большинства показателей в 2019 году лежит в русле тенденций последних нескольких лет. Банковские активы за год увеличились почти на 8% (здесь и далее влияние переоценки валюты исключено) — близкая динамика была предыдущие два г

Новости партнеров

«Эксперт»
№14 (1158) 30 марта 2020
Когда пандемии придет конец?
Содержание:
Когда пандемии придет конец?

Италия прошла пик заболеваемости в эпидемии COVID-19, но другие страны Европы, в их числе и Россия, отстают на две недели. Отступать болезнь начнет не раньше конца апреля

Международный бизнес
Культура
Специальное обозрение
Реклама