Точка разрыва

Тема недели
Москва, 13.04.2020
Рынок нефти переживает беспрецедентный профицит предложения. Независимо от того, удастся ли странам — участницам ОПЕК+ реализовать план скоординированного сокращения добычи, к началу лета резко сократить предложение заставит исчерпанность мощностей для хранения коммерческих запасов. В худшем сценарии ценовое дно марки Brent составит 10—15 долларов за баррель

BORIS ROESSLER/DPA/PICTURE-ALLIANCE

Шоковое влияние пандемии на мировую экономику — за первый месяц карантинов глобальный спрос рухнул то ли на 20, то ли на 30 процентов (в моменте точнее не скажешь), а цены, грубо, вдвое — стало холодным душем для ведущих производителей главного энергоносителя мира. Десятичасовые онлайн-переговоры министров энергетики и нефти стран ОПЕК и не-ОПЕК закончились 9 апреля заключением новой сделки по координации добычи. С мая по июнь совокупное сокращение добычи составит 10 млн баррелей в сутки (мбс), это примерно 10% мирового предложения; в следующие полгода объем сокращения уменьшится до 8 мбс и, наконец, в последующие 16 месяцев, по апрель 2022 года включительно, страны — подписанты соглашения уменьшат снятый с рынка объем предложения до 6 мбс.

Механизм сделки довольно замысловатый. Крупнейшие производители ОПЕК+ — Саудовская Аравия и Россия — сумели договориться снизить добычу на двоих на 5 мбс от некоего расчетного уровня 11 мбс (откуда он взялся — ниже), а вторую половину сокращения, пропорционально фактическим объемам добычи в октябре 2018 года, должны обеспечить остальные члены «широкого» картеля, за исключением Ирана, Венесуэлы и Ливии, на которые из-за особых обстоятельств (санкции США и гражданская война) коллективные ограничения не распространяются.

Правда, есть одна оговорка. В роли анфан террибль выступила Мексика. Министр энергетики этой страны Росио Нале была готова пойти лишь на четверть «расписанных» Мексике ограничений, а по действующей процедуре решение вступает в силу после одобрения всеми странами-участницами.

На момент сдачи этого номера в печать Мексика так и не присоединилась к соглашению, однако прошла информация о телефонном разговоре президентов Мексики и США, в ходе которого Трамп пообещал дополнительно сократить добычу на 250 тыс. баррелей в день, чтобы помочь Мексике выполнить соглашение. Звучит, честно говоря, малоубедительно. Во-первых, Мексике «недостает» до консенсуса ОПЕК+ не 250, а 300 тыс. баррелей. Во-вторых, и это более важно, Америка никаких твердых обязательств на себя по сокращению добычи вообще не принимала.

США не принимали участия в соглашении (в роли наблюдателей из крупных производителей в министерской встрече принимали участие только представители Норвегии и Индонезии; приглашенные Бразилия и Канада отсутствовали), хотя гарантии со стороны США о сокращении своей добычи российская сторона называла обязательным условием заключения новой сделки. Министр энергетики США Дэн Бруйетт заявил, что американские нефтяники и так будут вынуждены до конца этого года снизить объемы добычи примерно на два миллиона баррелей в сутки по чисто рыночным причинам. Президент США Дональд Трамп также высказывался в том смысле, что естественный спад добычи в Америке в этом году на фоне низких цен и пандемии стоит расценивать как вклад его страны в балансировку глобального рынка нефти.

Если сделка все-таки вступит в силу, фактическое сокращение добычи Россией в мае–июне текущего года должно составить 1,5 мбс (по другим оценкам —

Новости партнеров

«Эксперт»
№15-16 (1159) 13 апреля 2020
Захлебнулись нефтью
Содержание:
Точка разрыва

Рынок нефти переживает беспрецедентный профицит предложения. Независимо от того, удастся ли странам — участницам ОПЕК+ реализовать план скоординированного сокращения добычи, к началу лета резко сократить предложение заставит исчерпанность мощностей для хранения коммерческих запасов. В худшем сценарии ценовое дно марки Brent составит 10—15 долларов за баррель

Реклама