За пять минут до начала

Общество
Москва, 20.04.2020
«Эксперт» №17 (1160)
Не выходя из дома, мы побывали в Перми, Ижевске, Красноярске и попробовали разобраться, готовы ли регионы России к пику эпидемии. Однозначного ответа нет. Но ответ на попутно возникший вопрос, почему медики будут работать, несмотря ни на что, звучит четко: потому что потом тоже будет жизнь, и слабости мы себе в ней не простим

Михаил Суханов — заместитель министра здравоохранения Пермского края идет по пустому белому коридору кардиодиспансера, держа телефон на вытянутой руке. Рядом с ним спешит главврач Кирилл Прохоров в белом халате, периодически он попадает в кадр.

— Это кардиодиспансер, — говорит Суханов в камеру. — Бывший Институт сердца. Он станет первой больницей, куда будут массово поступать тяжелые пациенты с коронавирусом. Видите палату? Это бокс на двоих.

Камера обходит кругом пустую палату, где белое все — кровати, столики, занавески.

— Вы видите, что здесь есть все необходимое оборудование? — Камера задерживается на аппаратах искусственной вентиляции легких. — У нас все готово.

— А почему именно кардиодиспансер был выбран для размещения пункта приема тяжелых инфекционных больных? — спрашиваю из Москвы я.

— Кардиодиспансер состоит из двух корпусов. — Суханов возвращает камеру на себя, и в ее обзор попадает его подбородок, наглаженный ворот рубахи, отложной воротник халата и торжественно-мрачное лицо рыжего главврача. — Один корпус работает полностью на кардиологию, оказывает плановую помощь. А из этого корпуса мы сделали инфекционную больницу, да, она пока пустая, но мы в режиме пятиминутной готовности.

— А вы? — зову главврача, и Суханов переводит камеру на его озабоченное лицо. — Вы кардиолог. Вам не страшно будет заниматься инфекцией?

— Не страшно. — Суханов возвращает камеру на себя, не давая сказать главврачу. — Кардиологи — самые отважные люди. — Он улыбается, имея в виду и себя тоже: Суханов — хирург-кардиолог.

— Смотрите, — говорит Суханов, — это реанимационный зал.

Камера не торопясь осматривает своим глазом ряд кроватей под белыми простынями, на которые с потолка из квадратов освещения падает белый неживой свет. Здесь картинка становится особенно тревожной, и кажется, будто не привыкшие пустовать кровати ждут и зовут пациентов.

— Этот зал и раньше был реанимационным для совсем тяжелых больных, — говорит Суханов. — Сейчас те пациенты с коронавирусом, которым требуется реанимационное лечение, находятся в инфекционной больнице. Но, возможно, на следующей неделе мы начнем загружать эту.

— Пациент в критическом состоянии — это наш профиль. — На экране появляется главврач. — Мы возьмем тяжелых инфекционных пациентов, полечим их и вернем инфекционистам.

— Вам страшно? — спрашиваю его.

— Ему не страшно. — Суханов возвращает камеру на себя. — У нас секретный врачебный иммунитет.

— В случае чего, — доносится голос главврача, — мы не будем уходить домой. Будем здесь ночевать и работать.

— Здесь мы можем развернуть триста двадцать коек, из которых пятьдесят будут реанимационные, — говорит Суханов.

— А если больных будет больше?

— Но это не единственная больница в Перми, которая будет их принимать.

— Что у вас со средствами индивидуальной защиты? У медиков маски есть?

— Смотрите… индивидуальный столик пациента. — Камера останавливается на столике с большой бутылкой обеззараживателя и салфетками. Камера выходит в коридор, быстро перемещается. Упирается в ряды ко

Новости партнеров

«Эксперт»
№17 (1160) 20 апреля 2020
QR-кратия
Содержание:
Коронавирус на службе государства

Искренне веруя в миссию по спасению россиян от любых бед, государство вступило в эпоху всеобщего цифрового контроля. Есть ли место для демократии в карантине?

Главная новость
Реклама