«В условиях кризиса люди в России мало помогают друг другу»

Общество
Москва, 18.05.2020
«Эксперт» №21 (1162)
Гендиректор Центра социального проектирования «Платформа» рассказала о том, как российское общество переживает экономический кризис и пандемию

CLEMENS BILAN/EPA

Одиночество, неравенство и недоверие — вот, пожалуй, три самые существенные черты, которые характеризуют те процессы в российском обществе, которые запустила пандемия и ее горькая тень — экономический кризис. Вместо солидаризации господствует разобщенность, вместо самоорганизации — местечковость, вместо помощи — бюрократическая немота. А молодое поколение в России паникует перед лицом коронавируса сильнее и интенсивнее, чем люди более старшего возраста, которым, казалось бы, бояться этой болезни действительно положено, в отличие от тех, кому нет еще и тридцати.

Такая картина совсем не плод нашего редакционного воображения. Этими данными с «Экспертом» поделилась Мария Макушева, генеральный директор Центра социального проектирования «Платформа», который совестно с Online Market Intelligence (OMI) уже почти два месяца занимается изучением социальных последствий пандемии и кризиса в России.

— Мария, «Платформа» занимается самыми разными социологическими замерами, высвечивая то, каким образом пандемия и кризис отражаются на различных социальных процессах. Что больше всего вас удивило за время этих исследований? 

— В первую очередь мы попытались сегментировать людей на самоизоляции по тому, что они в это время делают, как себя чувствуют. И мы зафиксировали группы людей, для которых этот стресс оказался сопряжен с негативными последствиями, и тех, кто сумел найти в себе новые силы, стал двигаться, адаптировался, придумывать, чем заменить привычные городские сервисы. Нужно понимать, как сложно организовать свою жизнь в ситуации, когда привычный рутинный круг разорван. Далеко не все в принципе имеют навык самоорганизации.

Мы увидели группу людей, у которых во время карантина даже улучшилось самочувствие. Они стали активнее заботиться о себе, заниматься спортом, следить за питанием. Конечно, самоизоляция для большей части стала стрессом без приобретений. Но меньшинство выйдет из карантина с новым опытом и укрепившейся уверенностью в себе, выросшей автономией. Можно сказать, что это активный ресурс посткризиса.

Как удачно высказался мой друг, практикующий психотерапевт, есть люди, которые в ситуации стресса продолжают двигаться и развиваться, и они выйдут из кризиса с ощущением, что их и об асфальт не расшибешь. И мы задумались над тем, что этот эффект нужно изучить глубже, понять масштаб, социальный портрет этой группы, высветить этот психотип. Именно с ним специалисты связывают взрывной рост после кризисов.

Но было и то, что удивило нас, но с негативной коннотацией. Мы зафиксировали слабость развития горизонтальных связей в России.

— Несмотря на то, что, казалось бы, в условиях такого кризиса эти связи как раз должны были активизироваться. 

— Да, текущая пандемия отличается беспрецедентными мерами профилактики — несколько миллиардов человек в мире оказались на самоизоляции. Не все из них могут покидать квартиры или заказывать все необходимое онлайн. Отследить всех нуждающихся централизованно и в короткие сроки, организовать нуждающимся помощь сложно. В та

Новости партнеров

«Эксперт»
№21 (1162) 18 мая 2020
Каким будет новый НЭП
Содержание:
Ситцевая модернизация против коронакризиса

Любой экономический кризис хорош, если он приводит к росту предельной производительности капитала, к быстрому созданию новой, реальной, а не бумажной добавленной стоимости. Можно ли найти такие возможности в России?

Экономика и финансы
Реклама