Долгая жизнь под вопросом

Тема недели
Москва, 25.05.2020
«Эксперт» №22 (1163)
Коронавирус и хронический дефицит качественной медицинской помощи заставляют говорить о возвращении к исключительно бюджетному финансированию здравоохранения. Однако дело не в типе финансирования. Ничего не изменится, пока не станет ясно, какие болезни в России будут лечить бесплатно, а за что люди будут платить сами

ВАЛЕРИЙ ШАРИФУЛИН/ТАСС

С ростом дефицита фондов пенсионного и медицинского страхования у экспертов, близких к правительственным кругам, все чаще стали появляться идеи переформатирования всей системы социального страхования. Напомним, именно страховой принцип лежит сейчас в основе того, как работают наша пенсионная и медицинская системы. Бизнес платит взносы за сотрудников и тем самым страхует их на случай потери заработка и болезни. Но бюджету все равно приходится вливать деньги в эту систему, потому что она хронически дефицитна. Так, в 2018 году бюджеты всех уровней профинансировали примерно 40% всех расходов на здравоохранение в стране, а федеральный бюджет — около 40% расходов Пенсионного фонда. В таком случае почему бы не вернуться от страхового варианта к бюджетному?

В середине мая Институт социальной политики НИУ ВШЭ провел круглый стол «Векторы посткоронавирусного развития социальной защиты в России», и его участники сошлись на том, что в текущих условиях систему социального страхования нужно менять. Заведующий Центром правового обеспечения социально-экономических реформ Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ Юрий Воронин, спрогнозировав сокращение доходов системы соцстраха из-за невыплат и снижения зарплат, высказал предположение, что система медицинского обеспечения может быть передана государству.

«Мы избыточно облагаем труд, надо снизить налоги на фонд оплаты труда», — заявил директор Научно-исследовательского финансового института Минфина России Владимир Назаров. А поскольку это лишь увеличит дисбаланс между растущими обязательствами и сжимающимися источниками, то имеет смысл в финансировании социальных обязательств опираться на налоги общего покрытия, полагает эксперт.

Профессор НИУ ВШЭ Евгений Гонтмахер высказался еще более категорично: «Страховая модель в медицине не удалась». По его словам, возможно, имеет смысл оставить в страховой системе лишь первичное звено. Вся медицина нуждается в наращивании персонала, технологий и так далее, чего сейчас не происходит». «Мы так и не выработали национальную модель здравоохранения», — резюмировал г-н Гонтмахер.

 

Дихотомия развития и деградации

 

На страховые принципы российское здравоохранение постепенно перешло начиная с 2011 года. Считалось, что страховые компании станут следить за тем, насколько эффективно медицинские учреждения используют выделенные деньги, а позже и за тем, насколько хорошо они лечат пациентов.

Сейчас финансирование российской медицины устроено так: 60% обеспечивают деньги, собираемые фондами обязательного медицинского страхования (ФОМС) в виде страховых взносов за работающих граждан (5,1% с фонда оплаты труда с верхним пределом), остальные 40% расходов возмещают в большей степени региональные бюджеты и в меньшей — федеральный бюджет (см. график 2). Основные затраты медучреждений — это зарплаты (около 70%), еще примерно 30% идет на лекарства, оборудование и т. д.

Определенный прогресс за эти годы налицо. К 2017 году по сравнению с 2011-м существенно выр

Новости партнеров

«Эксперт»
№22 (1163) 25 мая 2020
От чумы не застрахуешься
Содержание:
Долгая жизнь под вопросом

Коронавирус и хронический дефицит качественной медицинской помощи заставляют говорить о возвращении к исключительно бюджетному финансированию здравоохранения. Однако дело не в типе финансирования. Ничего не изменится, пока не станет ясно, какие болезни в России будут лечить бесплатно, а за что люди будут платить сами

Международный бизнес
Наука и технологии
Реклама