Финансисты-оппортунисты

Экономика и финансы
Москва, 25.05.2020
«Эксперт» №22 (1163)
Банки — излюбленные получатели антикризисной помощи, но скверные трансляторы ресурсов господдержки в хозяйствующие массы. Так было в кризис 2009 года, сегодня история повторяется

На исходе третьего месяца развертывания в России вирусно-нефтяного кризиса банковский сектор остается сравнительно безопасной бухтой на нашем хозяйственном побережье. Экстренная докапитализация банкам пока не требуется, перебои ликвидности оперативно гасит Центробанк, кипит авральная работа по реструктуризации старых кредитов, что уже в апрельской статистике «выстрелило» неожиданно энергичным ростом корпоративного кредитного портфеля. Но выдача льготных займов на зарплату и под оборотные средства в рамках гарантированных государством программ явно пробуксовывает. Банки, как и в кризис 2009-го, не справляются с доверенной им властями задачей распределения антикризисной помощи.

 

Отложенный кризис внутренней природы

 

Профиль нынешнего кризиса с точки зрения воздействия на банковский сектор кардинально отличается от кризиса двенадцатилетней давности. Тогда банки находились в эпицентре шторма. Внешняя задолженность сектора составляла на 1 октября 2008 года 198 млрд долларов, или порядка одной пятой совокупных активов. Когда внешняя подпитка в виде коротких новых займов и рефинансирования старых длинных в одночасье обнулилась, банки утратили ликвидность, рынок МБК впал в ступор. Потребовались экстренные вливания со стороны ЦБ, чтобы удержать систему на плаву, избежав классического бегства от депозитов и паралича платежно-расчетной системы.

Сегодня внешние долги банков в два с половиной раза меньше по абсолютным размерам (73 млрд долларов на 1 апреля 2020 года) и почти вчетверо меньше по отношению к активам (5,5%, см. таблицу 1). С точки зрения внешних рисков угрозы стабильности банковской системы сегодня нет.

Ключевой внутренний риск для банков сегодня — неплатежеспособность заемщиков — имеет явно отложенный характер: вал плохих кредитов на балансе кредитных организаций по мере ухудшения финансового положения компаний и населения вероятен лишь осенью–зимой нынешнего года.

«Банки будут третьими в цепочке [пострадавших], — заявил предправления Сбербанка Герман Греф в интервью “Сбербанк.ТВ”. — Этот период времени не тот, когда нужно помогать банкам. Нужно помогать людям, и в первую очередь малым и средним компаниям. На горизонте конец года, при длительном продолжении того сценария, в котором мы сегодня находимся, вполне возможно, целому ряду банков потребуется такая помощь, но это не касается Сбербанка».

«Принятый правительством комплекс мер — это и нулевые кредиты, и отсрочки по выплатам кредитов — может стоить банковскому сектору порядка четырехсот миллиардов рублей. Это посильная ноша для банков с учетом того, что чистая прибыль банковского сектора в прошлом году была 1,7 триллиона рублей, — заявил глава ВТБ Андрей Костин в интервью РБК. — На отрасли, которые уже признаны пострадавшими, российский банковский сектор выдал три триллиона рублей и еще полтора триллиона на лизинговые компании в сфере повышенного риска. Поэтому, когда эти предприятия не смогут оплачивать в срок кредиты, удар будет серьезным… Самая пессимистичная оценка — банковский сект

Новости партнеров

«Эксперт»
№22 (1163) 25 мая 2020
От чумы не застрахуешься
Содержание:
Долгая жизнь под вопросом

Коронавирус и хронический дефицит качественной медицинской помощи заставляют говорить о возвращении к исключительно бюджетному финансированию здравоохранения. Однако дело не в типе финансирования. Ничего не изменится, пока не станет ясно, какие болезни в России будут лечить бесплатно, а за что люди будут платить сами

Международный бизнес
Наука и технологии
Реклама