Частная кубышка с общественным капиталом

Российские компании наращивают свое участие в социальном служении. Они делают это эффективнее государства и даже вопреки его политике

«Если я и хотел кому-то когда-то помочь, то сейчас самое время» — эти слова, сказанные одним крупным бизнесменом по поводу нынешней пандемии и мер, принимаемых бизнесом для борьбы с ней, отражают не только злобу дня. Коронавирус выявил ряд фундаментальных общественных проблем и вопросов, один из которых — насколько значима социальная роль бизнеса, причем не только в кризис, но и в мирное время, особенно на фоне усилившейся в последние годы склонности государства к социальной «самоизоляции».

На борьбу с COVID, только по неполным опубликованным данным, бизнес выделил значительные средства, около 30 млрд рублей, что сопоставимо с объемом первого транша федеральной помощи регионам (33,4 млрд). Речь идет о нескольких крупных компаниях — это «Норникель», антивирусный бюджет которого составляет 10,5 млрд рублей, «Русал» — 3,3 млрд, «Сбербанк» — 3 млрд, USM — 2 млрд, «Яндекс Групп» — более 1,5 млрд, АФК «Система», группа «Альфа», группа ГАЗ, Mail.group — по миллиарду, ряд компаний потратили по 100—200 млн рублей. Кроме того, из своих личных фондов Владимир Потанин пожертвовал миллиард рублей, а Геннадий Тимченко — почти 2,9 млрд. Что касается плановых ежегодных социальных программ «крупняка», то их бюджеты не уступают, а иногда в разы превосходят чрезвычайные.

Возникает вопрос: этого достаточно или бизнес мог бы вносить более весомый вклад в нашу социальную копилку? Как заявил, например, в Общественной палате РФ Вадим Ковалев, член комиссии по развитию экономики, предпринимательства, сферы услуг и потребительского рынка, согласно многочисленным исследованиям, клиенты и сотрудники ожидают от компаний «еще больших усилий; по их мнению, бизнес должен играть бо́льшую роль в социальной жизни».

Чтобы понять, насколько обоснованны подобные ожидания, мы решили взглянуть на ситуацию изнутри. И оказалось, что оценивать социальные инвестиции бизнеса необходимо по крайней мере с учетом обстоятельств, умножающих их ценность. Например, компании зачастую вынуждены брать на себя стратегические социальные функции, от которых уклоняется государство, и при этом платят государству налоги на свои пожертвования. В то же время благотворительные деньги бизнес тратит с умом, получая от них больший социальный эффект, чем мы привыкли видеть.

Один на один с коронавирусом

Пандемия коронавируса, как снег в декабре, оказалась неожиданностью для России. Режим «самоизоляции» был введен 29 марта — в выходные дни, так что времени на подготовку к нему у бизнеса практически не было, но и оперативного обеспечения со стороны государства, кроме рекомендаций Росздравнадзора, тоже не последовало. Так что компании должны были сами в чрезвычайном режиме организовать удаленную работу офисов, безопасный режим производства, обеспечивать медицинское сопровождение сотрудников. Большинству крупных компаний удалось защитить своих сотрудников от пандемии, обошлось почти без провалов.

«Нашей главной задачей было защитить персонал от лишних контактов и обеспечить непрерывность производства, которое в силу т

Новости партнеров

«Эксперт»
№23 (1164) 1 июня 2020
ТОРМОЗНУТЬ КИТАЙ
Содержание:
Конец Кимерики

Мечте о дуополии Китая и Америки сбыться не суждено: Трамп идет холодной войной на Пекин. Задавить в торговле и экономике не получится, но политические санкции позволят разбить цепочки поставок в КНР хайтек-продукции и остановить технологический спурт Китая

Главная новость
Экономика и финансы
Международный бизнес
Реклама