«Опросы общественного мнения — это про контроль, а не про демократию»

Политика
Москва, 08.06.2020
«Эксперт» №24 (1165)
Социолог Григорий Юдин — о том, почему опросы общественного мнения стали препятствием для демократии и почему важно вернуть в Россию подлинную «публичную сферу»

Мы все реже понимаем цифры, которые публикуют СМИ по очередному опросу общественного мнения. Одни не доверяют ВЦИОМу, потому что он якобы «работает на Кремль». Другие — «Левада-центру», который будто бы «отрабатывает западные гранты». Мы не знаем, как получают данные, насколько чисты методики, насколько честны респонденты. Эксперты давно говорят о кризисе отечественной политической социологии, слабой конкуренции и отсутствии заказа на качество со стороны общества и государства.

Примечателен и недавний громкий скандал: агентство Bloomberg опубликовало данные о том, что на фоне пандемии рейтинг доверия Путину снизился до 27%. Посольство России в США назвало эти цифры фейком, а директор ВЦИОМа Валерий Федоров обвинил агентство в «глупости и ангажированности». Но в одном из опросов такие цифры действительно фигурировали, затем методику изменили, журналисты что-то недопоняли или социологи схитрили. Как бы то ни было, мы привыкли ориентироваться на данные социологии, но по привычке держим за спиной скрещенные пальцы. Кому же доверять?

Григорий Юдин, кандидат философских наук, профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук, считает, что никому. В своей книге «Общественное мнение, или Власть цифр» он показал, что опросы общественного мнения де-факто стали сегодня средством политических манипуляций и не имеют никакого отношения ни к социологии как науке, ни к репрезентативности. Мы поговорили с известным социологом об этом, а также о том, почему опросы общественного мнения оказались препятствием для демократии.

— Григорий Борисович, один из главных тезисов вашей книги можно свести к тому, что опросы общественного мнения — это не более чем процедуры аккламации существующей власти. Получается, что такие опросы нельзя отнести к демократическим процедурам? 

Это зависит от того, что называть демократией. Опросы с самого начала развивались в рамках плебисцитарной модели демократии. Как раз для этой модели демократия означает, что правит вождь, который берет на себя ответственность за страну, а участие народа сводится к периодическому выражению одобрения личности вождя и его решений — именно это и называется аккламацией. В современных условиях аккламация производится на плебисцитах. Конечно, для многих теоретиков демократии такой взгляд неприемлем — собственно, и формулировался он людьми, которые не слишком почитали демократию и считали ее скорее досадной неизбежностью в век массового общества.

Опросы общественного мнения были созданы для того, чтобы иметь возможность проводить «ежедневные плебисциты», или «перманентные референдумы», как называл их Джордж Гэллап, основатель современной технологии опросов. Однако с точки зрения демократии настоящая проблема с опросами начинается тогда, когда мы отождествляем демократию с этими процедурами голосования. Когда мы воображаем себе, будто есть какое-то заранее существующее «общественное мнение» или «народная воля», которые надо только измерить. Однако демократия — это спор об общественно важных про

Новости партнеров

«Эксперт»
№24 (1165) 8 июня 2020
АНТИКОРОНА
Содержание:
Баг мультикультурализма

В погоне за властью американские демократы прямо противостоят президенту Трампу даже в условиях массовых волнений. В демократических штатах губернаторы фактически отказываются подавлять бунты и погромы. Однако Трамп не суетится, предоставляя избирателям самим оценить, как лучше жить

Экономика и финансы
Реклама