Мэй Маск: «Я поняла, что Илон гений, когда ему было три года»

Культура
Москва, 22.06.2020
«Эксперт» №26 (1167)
В издательстве «Бомбора» выходит книга «Женщина, у которой есть план», написанная Мэй Маск — матерью Илона Маска

SUSAN BOWLUS

В тот момент, когда корабль Crew Dragon взлетел в космос, Мэй Маск по очевидной причине стала одной из самых важных женщин на Земле: именно она воспитала сына, которому удается решать невероятные по сложности технологические задачи. Но этим ее достижения не исчерпываются: кроме Илона у нее еще двое детей: Кимбал и Тоска; она профессиональный диетолог и модель с пятидесятилетним стажем. В интервью «Эксперту» Мэй рассказала о том, в какой атмосфере воспитывала своих детей, каких взглядов на диетологию придерживается и в чем секрет ее столь продолжительной карьеры в качестве модели.

— Что для вас значат достижения вашего сына и самое высшее из них — запуск в космос Crew Dragon?

— Я очень рада всему тому, что он делает для нашей планеты, тому, что улучшает жизнь людей, которые на ней живут. Впрочем, не только для планеты, но и для всей Вселенной.

— Каково это — быть матерью знаменитости? Когда это стало влиять на вашу жизнь?

— Когда он продал свою первую компанию: он купил мне дом, и я перестала беспокоиться об оплате аренды квартиры. Что касается повышенного внимания к моей персоне: я работала моделью на протяжении последних пятидесяти лет. Мое имя печатали на афишах, когда дети были еще совсем маленькие, и здесь мне не привыкать. Я всегда вела свой бизнес, и карьера моих детей никак на него не повлияла.

— В своей книге вы пишете о том, как важно поощрять увлечения детей. Вам всегда удавалось быть в этом последовательной?

— Я старалась поощрять то, что делают мои дети, и, хотя мне очень хотелось, чтобы моя дочь Тоска стала адвокатом, она меня не послушалась и стала заниматься режиссурой кинофильмов. И сегодня я рада, что она послушала не меня, а свое сердце. Сейчас, когда я встречаюсь со своими детьми, мы очень много смеемся, у нас схожее чувство юмора. Это помогает нам настроить связь друг с другом и отлично проводить время.

— Чувство юмора можно развить у детей? Как вы это делали?

— Хорошее чувство юмора было дано им с рождения. Иногда мы все вместе так смеемся, что у меня слезы выступают на глазах. Когда мне было тридцать два года, я жила с ними в общежитии университета. Они спали в спальне, а я — в пространстве между кухней и прихожей. И сейчас мы все вспоминаем то время как одно из самых веселых в нашей жизни. Мне трудно объяснить почему, но, может быть, потому, что мы всегда чувствовали себя семьей, поддерживали друг друга и ко всем трудностям, выпадавшим на нашу долю, относились с юмором. У нас не было денег, чтобы сходить в ресторан или в кино, мы ели в столовой при местной больнице, и дети до сих пор вспоминают те разваливающиеся гамбургеры, немножко странные на вкус, — мы вспоминаем их со смехом. В тот период для меня очень важна была учеба: я хотела стать экспертом в диетологии, чтобы помогать людям правильно питаться и таким образом лечить их от разных болезней. Мои дети до сих припоминают мне, как я их «обманывала»: они видели, как я глажу вещи, и хотели тоже погладить, а я им говорила, что позволю погладить, только если они их постираю

Новости партнеров

«Эксперт»
№26 (1167) 22 июня 2020
Повтор не гарантирован
Содержание:
Промышленная политика посткризисной России: прибрать к рукам добавленную стоимость

Через пятнадцать лет мы вполне можем получить намного более сильную и сложную промышленность. Для этого даже не надо бросать силы на все отрасли — достаточно постепенно перетягивать на себя производственные цепочки там, где у нас уже есть заделы и очевидный спрос

Наука и технологии
Реклама