Промышленная политика посткризисной России: прибрать к рукам добавленную стоимость

Через пятнадцать лет мы вполне можем получить намного более сильную и сложную промышленность. Для этого даже не надо бросать силы на все отрасли — достаточно постепенно перетягивать на себя производственные цепочки там, где у нас уже есть заделы и очевидный спрос

КИРИЛЛ РУБЦОВ

На первый взгляд ничего нового: сводная стратегия развития обрабатывающей промышленности до 2035 года, недавно принятая правительством, состоит из давно утвержденных и реализуемых отраслевых стратегий Минпромторга, а также инструментов, уже принятых на вооружение: льготные кредиты и налоговые льготы, СПИК и СЗПК, разнообразная поддержка экспорта и т. д. Тем не менее этот сводный документ, мало кем замеченный, содержит и реальный потенциал для нашей промышленности. Если активно начать ее реализовывать прямо сейчас, то через пятнадцать лет мы можем получить совершенно новое качество индустрии. Для этого нужны вещи, которые в стратегии не пропишешь: ответственные за ее исполнение, желание менять ситуацию и политическая поддержка, причем на международном уровне. Отчасти нам придется вернуться к схеме нашей индустриализации 1930-х годов и китайской индустриализации 2000-х: импортировать зарубежное оборудование и перенимать опыт и технологии. Санкции, конечно, будут тормозить этот процесс, но поле для маневра есть, и при должном усердии все получится.

Правда, для начала надо более тщательно подойти к самим целям стратегии — в них содержится ряд нестыковок.

Удлинить цепочки

Обрабатывающие отрасли составляют чуть более 13% нашего ВВП. Сегодня это крупнейший по объему создаваемой добавленной стоимости сектор российской экономики, а лидировавшая в начале текущего десятилетия торговля довольствуется ныне «серебром» (12,3% ВВП). Обрабатывающие отрасли дают работу десяти миллионам человек, здесь трудится каждый седьмой работник в России. В последние годы сектор обработки демонстрировал очень неплохую динамику — опережал по темпам роста выпуска и промышленность в целом, и ВВП. Даже по итогам пяти месяцев текущего года, на которые пришелся жесточайший коронакризис, спад в обработке очень умеренный (минус 1,4% к январю—маю прошлого года) против 2,4% в целом по промышленности.

Обрабатывающая промышленность — магнит инноваций, драйвер роста производительности. По темпам роста производительности труда в 2012–2018 годах этот сектор немного уступил только сельскому хозяйству.

При этом пока в обработке у нас хорошо себя чувствуют, по большому счету, лишь пищевая промышленность и химия — отрасли, которые развивались одновременно при поддержке государства на тренде импортозамещения и при огромном внутреннем спросе. И то химия добралась лишь до определенного передела, а производство конечной продукции застопорилось, хотя и на нее спрос есть (об этом ниже). Обработка нуждается в поддержке государства, и такая поддержка описывается в новом сводном документе.

Цель, заявленная в сводной стратегии, — создание в обрабатывающей промышленности высокопроизводительных экспортно ориентированных секторов, развивающихся на основе современных технологий и обеспеченных квалифицированными кадрами. В результате к 2035 году производство обрабатывающих отраслей должно вырасти почти вдвое, а инвестиции в основной капитал достичь 27% валовой добавленной стоимости.

«Заложенные в документ ци

Новости партнеров

«Эксперт»
№26 (1167) 22 июня 2020
Повтор не гарантирован
Содержание:
Промышленная политика посткризисной России: прибрать к рукам добавленную стоимость

Через пятнадцать лет мы вполне можем получить намного более сильную и сложную промышленность. Для этого даже не надо бросать силы на все отрасли — достаточно постепенно перетягивать на себя производственные цепочки там, где у нас уже есть заделы и очевидный спрос

Наука и технологии
Реклама