«Неправильные» аресты и темное прошлое Фургала

Политика
Москва, 13.07.2020
В России прошли громкие аресты и обыски. Почему активизировались силовые структуры и как отреагирует система власти?

Силовики вышли из карантина и дождались окончания конституционного голосования — так можно объяснить вал громких арестов и обысков на минувшей неделе. Понятна попытка подвести под эти события некую общую платформу («новый 37-й» или заявка силовиков на транзит), но дела уж больно разные и просто логически не складываются в одну корзину. Как говорится, все совпадения случайны. Но события и персонажи реальны.

Первая группа кейсов звучит наиболее громко, поскольку затрагивает журналистское сообщество столицы, особенно резко либеральную его часть. И примкнувших политических активистов с зарубежным финансированием. Их объединяет желание любыми способами бороться с оппонентами, неприятие иной точки зрения, недоверие правосудию. Но говорить, что государство начинает против этой части общества массированную кампанию запугивания, никак не получается.

Так, вынесен приговор псковской журналистке Светлане Прокопьевой, которая в своем тексте и радиоэфире размышляла о причинах взрыва, устроенного 17-летним левым террористом Михаилом Жлобицким в УФСБ Архангельска, и обвинила в этом государство. Суд признал ее виновной в деле по оправданию терроризма, а вместо семи лет заключения, запрошенных прокурором, постановил выплатить штраф в размере 500 тысяч рублей. Неделей ранее схожее добродушие Фемида проявила в деле режиссера Кирилла Серебренникова. Его с коллегами признали виновными в хищении 128,9 млн рублей и дали три года условно со штрафом в размере 800 тысяч рублей. Оба приговора были встречены с тихим негодованием. И не зарастала тропа одиночных пикетчиков, которых полиция монотонно рассаживала в автозаки «за нарушение режима карантина».

Очередной повод для уличного протеста — арест советника генерального директора «Роскосмоса» по информационной политике Ивана Сафронова. Его подозревают в государственной измене и шпионаже. Тут вся соль в том, что Иван Сафронов — чиновник с правильным прошлым, он долго работал в газете «Коммерсант». Поэтому на его защиту встала либеральная пресса, в том числе так называемый кремлевский пул журналистов. Аргументы спецслужб были сразу отброшены как несостоятельные. Нашлась и аналогия — дело Ивана Голунова. Ниже мы разбираемся, насколько это сравнение состоятельно.

На прошлой неделе задержали также Петра Верзилова, издателя «Медиазоны». Прошли обыски у одного из организаторов кампании против поправок к Конституции «Нет!» муниципального депутата Юлии Галяминой, у координаторов «Открытой России» Ольги Горелик, Татьяны Усмановой и у шеф-редактора «МБХ медиа» Сергея Простакова. По всей видимости, здесь силовики отрабатывают данные о незаконном финансировании активистов из-за рубежа.

Вторая группа кейсов выглядит актуальнее с точки зрения места фигурантов в системе госуправления, но практически не имеет публичного резонанса. Касается она чиновников и борьбы с коррупцией. Разве что дело против губернатора Сергея Фургала стоит особняком: его обвиняют сразу в организации убийства и преступного сообщества, максимально тяжелые статьи, котор

Новости партнеров

«Эксперт»
№29 (1170) 13 июля 2020
Победить рак
Содержание:
Магистраль взаймы

Как народные облигации могут помочь в строительстве дорог и как должна быть устроена схема инфраструктурной ипотеки

Реклама