Нефть в обмен на модернизацию

Алексей Грамматчиков
обозреватель журнала «Эксперт»
24 августа 2020, 00:00

Россия может не только поставлять в Японию углеводородное сырье, но и развивать экспорт продовольствия и программного обеспечения. В обмен нашей стране для модернизации экономики, например для инфраструктурных проектов, остро необходимо японское высокотехнологичное оборудование, поставки которого будут нарастать, несмотря на продолжающиеся территориальные споры и санкционное давление

ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ KAWASAKI
В поставках из Японии в Россию растет доля высокотехнологичного оборудования (на фото: промышленный робот японской компании Kawasaki на российском кораблестроительном заводе «Красное Сормово» в Нижнем Новгороде)

Японцы считают себя осторожной нацией, и в полной мере их традиционный подход все делать с оглядкой проявляется в отношении экономического сотрудничества с Россией. Последние годы товарооборот РФ с Японией находится на стабильном уровне: по данным Федеральной таможенной службы (ФТС), по итогам прошлого года он составил 20,3 млрд долларов. Это на 4,5% меньше, чем в 2018-м, и примерно столько же, сколько в 2015 году (см. график 1). Примерно на треть в долларовом выражении показатели торговли России и Японии упали после кризиса 2014 года, но это связано в первую очередь с резкими колебаниями валютного курса. Что касается текущего года, то по итогам первого квартала товарооборот между странами сократился на 8,3%, до 387 млн долларов. Однако наблюдатели указывают, что это падение временное, связано оно с пандемией, характерно для торговли и с другими странами и до конца текущего года показатели российско-японской торговли скорее всего восстановятся.

Российско-японская торговля держится на стабильном уровне 71-02.jpg
Российско-японская торговля держится на стабильном уровне

Впрочем, при видимой стабильности экономическое сотрудничество России с четвертой экономической державой мира (по итогам прошлого года Япония заняла третье место по ВВП после Китая, США и Индии) находится на весьма низком уровне. Для сравнения: показатели товарооборота России и Японии составляют всего одну десятую объема торговли между Японией и США, а по сравнению с объемом торговли между Японией и Китаем и вовсе меньше в 14 раз. «В целом торговые отношения России и Японии пока развиты слабо, — констатирует Владимир Максимов, руководитель департамента развития новых направлений бизнеса компании Toshiba в России. — Доля товарооборота с Японией в торговом балансе России составляет всего три процента, это меньше, чем, скажем, с Польшей (3,2 процента), хотя очевидно, что Япония — один из мировых технологических лидеров, а Россия — огромный рынок сбыта, ресурсов и кадров. С японской точки зрения ситуация схожая: доля России в экспорте страны составляет всего один процент, а в импорте — 2,2 процента. Таким образом, основные показатели торгового сотрудничества скорее стагнируют, причин такого положения дел много, в частности низкая инвестиционная активность Японии в России: ежегодный объем прямых японских инвестиций в Россию составляет всего полтора-два миллиарда долларов, то есть 0,1–0,3 процента от общих прямых иностранных инвестиций Японии в разные страны».

 

Технологии для инфраструктурных проектов

 

Неизменной остается и структура российско-японского товарооборота. Последние годы в поставках России в Японии доминируют нефть и нефтепродукты, доля которых в общем обороте достигает более 75%. А ключевые виды поставок из Япония в Россию — это автомобили (45%) и энергетическое оборудование, которые в сумме занимают более 70%.

О том, что экономическое сотрудничество России и Японии должно быть более разнообразным и что необходимо наращивать его объемы, говорят на самом высоком уровне. В частности, в мае 2016 года премьер-министр Японии Синдзо Абэ предложил президенту РФ Владимиру Путину план сотрудничества из восьми пунктов, который предполагает усиление экономического взаимодействия российского и японского бизнеса в сфере медицины, модернизации городов, повышения производительности российской промышленности, взаимодействия малого и среднего бизнеса, сотрудничество в сфере информационных технологий.

Не так быстро, как хотелось бы, но ключевые идеи этого плана постепенно воплощаются в реальные проекты. И в ближайшее время этот процесс может ускориться в связи с острой потребностью российского бизнеса в модернизации. «Полагаю, что, скорее всего, структура экспорта-импорта России и Японии со временем будет более сложной и диверсифицированной, — прогнозирует Владимир Максимов, — Дело в том, что российская техносфера (промышленность, инфраструктура, энергетический комплекс) стремительно стареют, собственных мощностей России для модернизации этих комплексов не хватит, соответственно России неизбежно придется привлекать новые технологии из-за рубежа, в том числе из Японии. Сейчас в России накоплен огромный денежный резерв, который можно потратить на модернизацию, не возвращаясь к практике целевых кредитов 1970-х, когда в обмен на оборудование СССР поставлял в Японию металлы, лес, драгоценные камни и другие ресурсы».

В частности, в ближайшее время можно ожидать более активного привлечения японского оборудования и технологий в российские инфраструктурные проекты. «Основными направлениями российско-японского сотрудничества помимо энергетики в ближайшее время станут оборудование для транспорта, связи и прочей важной инфраструктуры, — продолжает Владимир Максимов. — Например, наша компания в последнее время активно участвует в модернизации российской логистики и связи. В частности, в 2017 году мы помогли “Почте России” внедрить “умные” поточные линии обработки почты и посылок, чтобы избежать почтовых коллапсов в эпоху развития электронной торговли. В ближайшем будущем мы прогнозируем рост спроса на японские технологии в России — например, это может быть распознавание лиц в связи с внедрением новых систем безопасности в российских городах».

 

Российские роботы для Японии

 

Другими перспективными направлениями сотрудничества России и Японии можно назвать медицину и здравоохранение, а также информационные технологии и сельское хозяйство. Эти отрасли все еще составляют небольшую долю в российско-японских экономических отношениях: например, по данным ФТС, прошлом году доля поставок продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья из России в Японию составляло всего 2,9% общего экспорта, но это направление имеет большой потенциал. «Пищевая промышленность — перспективная сфера сотрудничества России и Японии, — отмечает Моисей Фурщик, управляющий партнер компании “Финансовый и организационный консалтинг”. — В отношении продукции АПК у России есть целый ряд важных преимуществ — выгодные климатические отличия от Японии, наличие значительных земельных ресурсов, неплохая экология и достаточно интересные для Азии национальные традиции и технологии в сфере производства продуктов питания».

В последние годы заметен рост интереса японских компаний к созданию в России своих производств сельскохозяйственной продукции. Например, компания JGC Corporation развивает тепличное производство пищевой продукции в Хабаровске, где ее предприятие выращивает не только томаты и огурцы, но и японскую паприку и клубнику, причем частично продает эту продукцию на местном рынке. Или другой пример: с декабря 2016 года в Якутске успешно производит овощи в теплицах японская компания Hokkaido Corporation. А недавно дочерняя компания крупной металлургической корпорации JFE Engineering Corporation совместно с Marubeni Corporation объявила о планах запустить в Московской области производство клубники.

Хороший потенциал развития сотрудничества с японцами есть и у российской IT-индустрии: последние годы уверенно растут экспортные поставки программного обеспечения, которое все больше востребовано и в Японии. «В области информационных технологий у России неплохие конкурентные позиции, — продолжает Моисей Фурщик. — Но их необходимо дополнить пониманием потребностей довольно специфических японских потребителей, то есть адаптировать или специально разрабатывать IT-продукты под рынок Японии, а также обеспечивать их правильное продвижение. В том числе путем развития партнерских отношений между соответствующими компаниями двух стран. В качестве примера российских IT-продуктов, получивших заметную популярность в Японии, можно привести игры компании Playrix. Определенные шансы есть у специфической фармацевтической и косметической продукции, а также БАДов. Например, НПЦ “Микромир”, выпускающий средства гигиены и лечебную косметику на основе бактериофагов, недавно начал экспорт в Японию. Уже первая поставленная партия геля для гигиены и нормализации микрофлоры кожи и мягких тканей “Фагодерм” по объему соответствовала их месячному производству».

Примечательно, что в последнее время российским компаниям не только удается поставлять в Японию IT-продукты, но и делать интересные для японцев предложения в области робототехники. «Япония считается родиной роботов, и, казалось бы, у российских производителей мало шансов достичь успеха на японском рынке, но это не так, — рассказывает Павел Фролов, основатель компании РОББО и сети школ робототехники ROBBO Club. — Мы, производители образовательной робототехники, в декабре 2019 года открыли в Японии представительство, участвуем в госпрограмме по оборудованию инженерных классов в школах, открываем детские клубы робототехники. Сотрудничество с Японией началось с конкурса Fukuoka Startup Day, в котором мы приняли участие по приглашению бизнес-инкубатора “Ингрия” (мы являемся резидентом их технопарка “Санкт-Петербург”) в мае 2019 года. Целью конкурса, организованного правительством Японии, было найти российские технологии для их развития на японском рынке. Мы выиграли конкурс, наши образовательные программы и оборудование протестировали в школах Японии, пилоты оказались успешными. Нас пригласили открыть подразделение, что мы и сделали в конце 2019 года. Осенью приняли участие в выставке передовых технологий CEATEC, завели контакты среди коммерческих организаций страны. В апреле 2020 года мы открыли два первых клуба робототехники ROBBO Club в Токио и Фукуоке, начали продажи франшизы. Как и в России, в японских клубах мы запустили онлайн-обучение на время карантина. При этом мы одними из первых предложили дистанционные уроки программирования и робототехники в стране. В конце мая министерство экономики, торговли и промышленности Японии включило ROBBO Japan в государственную программу субсидирования образовательных услуг EdTech. Нам будут компенсировать затраты на открытие классов робототехники и программирования в японских общеобразовательных школах из госбюджета. То есть правительство страны готово обучать своих детей программированию и робототехнике с помощью российских технологий, и все это за один год».

 

За прозрачные правила

 

Безусловно, главными сдерживающими факторами развития делового взаимодействия России и Японии остаются санкции, а также связанная с территориальными претензиями политическая напряженность. Но наряду с этим японская сторона указывает на необходимость совершенствования российского законодательства. Например, выступая на последнем совместном заседании по российско-японскому экономическому сотрудничеству, которое в начале текущего года проводил РСПП, председатель Японо-российского комитета по экономическому сотрудничеству Тэруо Асада отметил, что для роста взаимных инвестиций и углубления экономического сотрудничества с Россией необходимо обновить действующее с 2000 года межправительственное соглашение о поощрении и защите капиталовложений. «Двадцать лет назад, в 2000 году, вступило в силу действующее инвестиционное соглашение, которое является традиционным типом защиты инвестиций. Если обновить некоторые его положения для смягчения регулирования иностранных инвестиций, защиты инвесторов, создания комфортных условий для проектов и обеспечения прозрачности, можно ожидать повышения надежности и предсказуемости инвестиций в Россию», — заявил г-н Асада в своем выступлении. Это мнение поддержал посол Японии в Москве Тоехиса Кодзуки. «Я рассчитываю, что правительства, в частности, обратят пристальное внимание на это предложение», — сказал дипломат и добавил, что российские регионы заинтересованы в развитии экономического сотрудничества с японскими компаниями.

Российские власти, в свою очередь, говорят, что они на законодательном уровне совершенствуют нормативное регулирование, связанное с привлечением иностранных инвестиций, в том числе из Японии. В частности, особый упор регулятор делает на заключение специнвестконтрактов (СПИК), которые дают инвесторам значительные преференции. Например, на упомянутом заседании заместитель министра промышленности и торговли РФ Алексей Беспрозванных обратил внимание японских бизнесменов на то, что в ближайшее время СПИК будут заключаться по усовершенствованным правилам. Помимо прочего в новом варианте соглашения СПИК 2.0 увеличивается срок действия контракта с десяти до двадцати лет, вводятся дополнительные налоговые льготы и, наконец, снижается минимальный порог обязательный инвестиций, который раньше составлял 750 млн рублей.

Японская же сторона в ответ на предложения властей заключать СПИК выражает озабоченность, что при его подписании для каждого инвестора условия оговариваются отдельно, часто в закрытом режиме. И было бы гораздо лучше, если для всех были единые прозрачные правила. Представители японского бизнеса также жалуются на неразвитость инфраструктуры в России, особенно на Дальнем Востоке. При этом исчерпывающую информацию о возможностях в России получают преимущественно крупные японские компании. «Одной из основных проблем является то, что средние по размеру японские компании очень мало знают о возможностях ведения бизнеса в России, а именно среди таких компаний имеется наибольший потенциал для роста инвестиций, торговли и технического сотрудничества, — говорит Моисей Фурщик. — Поэтому важно расширять прямые контакты между компаниями наших стран, не ограничиваясь гигантами, а системно отрабатывать целевые сегменты с привлечением экспертных организаций, глубоко понимающих структуру и принципы работы японской экономики».