Российский инжиниринг с японской философией

Япония
Москва, 24.08.2020
«Эксперт» №35 (1173)
Российские машиностроительные предприятия в последнее время активно модернизируют свои производства. Причем все чаще такие изменения не ограничиваются заменой металлорежущего оборудования, а касаются более глубоких и системных трансформаций. Комплексные инжиниринговые решения по таким проектам часто форми- руются с использованием прогрессивного зарубежного опыта, оборудования и технологий, в частности японских

ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ «ПУМОРИ-ИНЖИНИРИНГ ИНВЕСТ»

О том, в каких отраслях российской экономики сейчас особенно актуально глубокое технологическое перевооружение и как применение японского инженерного опыта и разработок в производстве может обеспечить значимые конкурентные преимущества для российских заводов, рассказывает генеральный директор компании «Пумори-инжиниринг инвест» Владимир Ревзин.

— Машиностроение — это прежде всего станки, сложное высокотехнологичное оборудование. А как можно оценить состояние станкостроения в России?

— О состоянии отечественного станкостроения наглядно говорят следующие факты: в 1980-е годы в парке металлообрабатывающего оборудования нашей страны 94 процента составляли отечественные станки. Все самые прогрессивные товары, машины, включая технику для покорения космоса, выпускались на отечественных станках. CССР уверенно присутствовал в тройке лидеров отрасли, и весомая доля произведенных станков в те годы отправлялась на экспорт. Сегодня в это трудно поверить, но советские станки действительно приобретали и немцы, и даже японцы. А объемы производства промышленных роботов в СССР в середине 1980-х были сопоставимы с Японией. С наступлением 1990-х все изменилось: станкостроение перестало быть стратегической отраслью, а Россия из страны — производителя станков постепенно трансформировалась в страну — покупателя всех видов машин. Сегодня львиная доля оборудования для металлообработки Россией импортируется. В последние годы есть положительные сдвиги, изменения, генерируемые при участии правительства страны, некоммерческих и отраслевых общественных объединений. Так, для повышения конкурентоспособности и восстановления утраченных позиций российской станкоинструментальной промышленности разработана стратегия на период до 2030 года. Планируется, что рост производства в станкостроении до 30,7 млрд рублей к 2021 году. будет достигнут за счет захвата емких ниш рынка российскими производителями. А в период с 2022 по 2030 год отрасль перейдет на этап экстенсивного развития и объем выпуска станков к 2030 году достигнет 63,6 миллиарда рублей. Будем надеяться, что «догоним и перегоним», а пока вынужденно опираемся на опыт наших зарубежных партнеров — японцев, например.

— Каким образом иностранное оборудование, в том числе из Японии, может помочь российским предприятиям создавать конкурентоспособную продукцию?

— Наверное, стоит начать с того, а что есть сегодня конкурентоспособная продукция? Логика подсказывает, что это высококачественный продут с оптимальной ценой, имеющий спрос на рынке. В сегодняшних условиях мировой глобализации, изменений рыночной конъюнктуры, появления все новых рисков и вызовов конкуренция между производителями постоянно растет. Поэтому показатели конкурентоспособности продукции, эффективности производства, производительности труда становятся ключевыми. А возможность влиять на них и управлять ими становится просто жизненно важной. Нужно отметить, что многие японские производители — наши партнеры, такие как Okuma, Okamoto, Kyocera, давно работают над такими задачами и сформировали в этом направлении серьезный и многогранный опыт. Он лежит в различных плоскостях: в части использования высокотехнологичного оборудования и инструмента, разработки прогрессивных технологий, новых методов обработки и получения деталей (например, аддитивные технологии), в новых способах организации производственных процессов (автоматизация и роботизация), отслеживания состояния производства и оперативного управления всеми процессами на предприятии, в том числе с применением цифровых инструментов. Вот так получается, что перечислял японские реальные наработки, с которыми мы знакомимся и активно изучаем, а получился список компетенций нашей компании! Действительно, мы начинали в 2002 году с продаж японского высокотехнологичного металлообрабатывающего оборудования Okuma. А сейчас «Пумори-инжиниринг инвест» — это инжиниринговая компания, способная профессионально решать сложные производственные задачи, связанные с поставкой, внедрением и обслуживанием высокотехнологичного оборудования. Мы не продаем станки, а предлагаем инженерное, техническое решение «под ключ», способное изменить или создать для заказчика производство, сделав его доходным и конкурентоспособным. Таким образом, мы участвуем в создании новой промышленной реальности и помогаем открывать новые возможности развития и роста для своих клиентов.

— Как давно вы поставляете станки Okuma и почему именно эту компанию вы выбрали в качестве партнера?

Корпорации Okuma — известный мировой производитель металлорежущего оборудования, который по объему продаж занимает четвертое место в мире, выпуская свыше восьми тысяч станков в год. Первые поставки оборудования Okuma в Россию состоялись при нашем участии еще в 1999 году, тогда на станках этого производителя мы смогли создать, без преувеличения, прорывную для того времени технологию обработки турбинной лопатки. Технологический цикл производства таких сложных деталей составляет от девяти месяцев до года, а мы с помощью японских станков смогли предложить технологию, которая сократила сроки производства сначала до трех, а потом и до полутора месяцев. За двадцать лет нам удалось реализовать в России более полутора тысяч станков Okuma, а в 2011 году совместно с правительством Свердловской области началось развитие значимого для нас проекта Okuma-Pumori. С 2013 года на собственном производственном участке мы производим высокоточные и надежные токарные обрабатывающие центры Genos L300-M с ЧПУ, локализуя производство в России. В 2016-м перешли к серийному производству станков, а компания вошла в реестр российских станкопроизводителей. Сегодня доля локализации производства японских станков в России составляет 65 процентов.

— Кто сейчас ваши основные клиенты в России, какие продукты компании сейчас особенно востребованы и в каких отраслях?

— Среди клиентов в России есть представители буквально всех отраслей машиностроения: автомобилестроения, приборостроения, энергетического машиностроения, арматуростроения и так далее. К последним примерам активных продаж оборудования можно отнести проекты для производства железнодорожного транспорта, а также в отрасли приборостроения для производства ИВЛ и другой высокотехнологичной медицинской техники. Отметим, что Okuma, например, напрямую не поставляет рынку инжиниринговые услуги, но своим примером, технологиями, внедряемыми на собственном производстве, методами организации производственных процессов, инструментами мониторинга и управления производством, разработками в области обработки материалов, наконец, своим инновационным оборудованием дает ориентир, к которому нужно стремиться. Ведь сами по себе фабрики Okuma — уникальные производства, построенные на самых современных, в том числе безлюдных, автономных энерго- и экологически безопасных технологиях. Мы видим свою задачу в том, чтобы рассказать нашим клиентам о самых современных мировых достижениях конструкторской и технологической мысли, на основе этих идей сформировать для российского потребителя приемлемый вариант оснащения и функционала производства и внедрить его, опираясь на опыт наших партнеров.

— О необходимости модернизации и роботизации производственных мощностей в России говорят давно. Но раньше в представлении российского бизнеса доминировало представление, что закупать иностранное оборудование — это довольно дорогое удовольствие, инвестиции в подобные проекты долго окупаются. Меняется ли сейчас эта позиция российских производственных предприятий?

— Такие представления уходят в прошлое, в России сегодня наблюдается большой интерес к автоматизации и роботизации производства, к цифровым инструментам управления. Российские компании понимают, что без снижения издержек производства, без оптимальной его загрузки, без разумного управления невозможно быть конкурентными на рынке. Сейчас конкуренция усиливается, в том числе с теми же китайскими компаниями конкурировать можно лишь с помощью увеличения объемов производства (серийность и массовость), а также путем максимальной оптимизации затрат и ресурсов предприятия. Перспективность роботизации наглядно продемонстрировала и пандемия: компании в очередной раз убедились, что безлюдные производства в такой ситуации полностью безопасны и не только не несут потерь, но и приносят прибыль своим владельцам. По нашему опыту, в России сейчас есть большой потенциал спроса в сфере интеллектуальных производственных систем управления, в стране мало кто вообще знает, на сколько процентов реально загружено производство. Системы мониторинга помогают с этим разобраться, наладить контроль и правильно скорректировать производственную систему. Да, внедрение таких «умных» решений и оборудования требует инвестиций, но в перспективе они оказываются оправданными. Мы, опираясь на опыт японских партнеров, имеем возможность демонстрировать, доказывать и предлагать только проверенные и эффективные решения, уникальные инструменты, которые смогут и наших российских производителей сделать сильнее.

— Каковы ваши ближайшие планы развития в России и что вы в целом думаете о перспективах российско-японского сотрудничества?

— В ближайшее время мы планируем и дальше развивать технологический и проектный инжиниринг для создания современных и прогрессивных производств в России, создавать собственными силами роботизированные производственные ячейки на базе любых станков. Мы готовы интегрировать сложное оборудование в любые производства, предлагать нестандартные роботизированные решения, в том числе от Okuma. Мы также планируем расширять наши сервисные программы, выводить их на уровень лучших японских стандартов. Одновременно мы считаем важным расширять программы обучения специалистов, в частности на основе сети учебно-демонстрационных центров, которые мы создаем совместно с лучшими высшими учебными заведениями страны. Безусловно, перспективный для нас проект — развитие совместного с Okuma станкостроительного производства в Екатеринбурге. Таким образом, мы ставим перед собой задачу формирования у клиентов комплексных интеллектуальных производственных систем с инструментами цифровизации экономики. Говоря о российско-японском сотрудничестве, мы понимаем, что и для нас, и для российской экономики это огромная ценность, возможности и потенциал для развития. Ведь Япония — один из мировых лидеров, признанная развития страна в части высокотехнологичных производств. Конечно, общение с японцами специфично, с ними не всегда легко вести переговоры. Но в результате сотрудничества с японскими компаниями можно получить ценные технологии и оборудование, которые дают возможности выводить производственный процесс российских предприятий на принципиально более высокий уровень.

Новости партнеров

«Эксперт»
№35 (1173) 24 августа 2020
ЭТО НАШИ ПРОБЛЕМЫ!
Содержание:
Белоруссия: предел стратегической глубины

Зачем России план «Б» для белорусской революции

Повестка дня
Главная новость
Наука и технологии
Реклама