Поподдерживали и хватит

Экономика и финансы
Москва, 21.09.2020
«Эксперт» №39 (1177)
Ужесточение бюджетной политики ограничит потенциал роста. Чтобы формировать масштабную повестку развития, нужны дополнительные усилия и новые решения как со стороны бизнеса, так и бюджетной, и денежно-кредитной системы, считает главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач

СЕРГЕЙ САВОСТЬЯНОВ/ТАСС

Прошло полгода с начала своеобычного кризиса, его острая фаза пришлась на второй квартал, с июля в большей части секторов идет восстановительный рост. Руководство ЦБ анонсировало график сворачивания части мер поддержки банковской системы, а Минфин, словно пытаясь отыграться за допущенные в разгар карантинных мер послабления, в проекте бюджета на будущий год и трехлетку планирует новую жесткость в расходах.

Первые итоги первой фазы кризиса и развилки текущей экономической политики с «Экспертом» согласился обсудить главный экономист ВЭБ.РФ, председатель попечительского совета Института исследований и экспертизы ВЭБ.РФ Андрей Клепач.

— К концу второго квартала российская экономика начала демонстрировать отчетливые признаки оживления. Апокалиптические прогнозы, доминировавшие в разгар коронакризиса в апреле–мае, оказались преувеличенными. Свежий прогноз вашего института и вышедший только что прогноз Минэкономразвития дают оценку спада ВВП по итогам 2020 года около четырех процентов. Это лучший результат среди всех стран «большой семерки». В чем дело?

— Действительно, масштабы спада оказались меньше, чем большинство ожидало. Весной преобладали оценки спада в диапазоне восемь–десять процентов ВВП. И масштаб угрозы действительно давал основания для таких прогнозов. Собственно говоря, Европа демонстрирует примерно такой уровень потерь: падение во втором квартале в размере 15–20 процентов, а по году во многих странам еврозоны в целом ожидается 8–8,5-процентный спад.

— И это при нашем существенно более скромном размере пакета антикризисной поддержки…

— Да, в целом ряде стран был намного больший уровень поддержки, особенно если мы посмотрим на такие инструменты, как госгарантии по кредитам: в мире активно задействовался кредитный рычаг, а не только фискальный.

Разная глубина кризиса связана прежде всего с неодинаковой структурой экономики. У нас сфера услуг для населения существенно меньше по размеру, чем в Европе и США. А именно этот сектор экономики сильнее всего пострадал от карантинных мер, в отличие от всех других кризисов. В эпицентре кризиса 2009 года были промышленность и строительство.

— А какова сравнительная тяжесть потерь в индустриальном секторе в России и за рубежом?

— Российская промышленность пострадала не столько от локдауна, а от ограничений по добыче нефти и вообще от сжатия мирового спроса на нефть газ и на металлы. Связка между собственно карантинными мерами и сжатием спроса на ключевые товары нашего экспорта очень значима. Авиаперевозки сжались, туризм сжался, соответственно, спрос на авиационный керосин (а это в мире под девять-десять процентов всех нефтепродуктов) стал ничтожным во втором квартале. Это определило значительное сокращение выпуска в добывающих и сырьевых отраслях. По нашей оценке, фактор нефти — согласованное с ОПЕК+ сокращение добычи, а также снижение цен — определит порядка полутора процентных пунктов спада ВВП 2020 года. А обрабатывающие отрасли провалились несоизмеримо меньше, чем в европейских странах.

Промышленны

Новости партнеров

«Эксперт»
№39 (1177) 21 сентября 2020
Царь - чип
Содержание:
Догоняя уходящий поезд

В развитие российской микроэлектроники в ближайшие четыре года инвестируют почти 800 млрд рублей. Однако одних только денег для возрождения отрасли недостаточно: необходимо обеспечить производство конечных изделий на базе отечественной элементной базы

Международный бизнес
Реклама