В результате ряда политических возмущений и эпизодов экспансионистской проинфляционной политики в 1980–1990-е в начале нынешнего столетия Турция пережила острый экономический кризис. Под влиянием структурных реформ, непосредственный толчок которым дал кризис 2001 года, а также в результате концентрации политической власти в руках однопартийного правительства в 2002-м Турция продемонстрировала впечатляющий рывок в экономическом и социальном развитии. В 2000-е правительство осуществило масштабные инвестиции в инфраструктуру, а производственная структура частного сектора претерпела существенные изменения: продукция автомобильной, нефтехимической и электронной промышленности в экспортной корзине превзошла по стоимости номенклатуру традиционной внешнеторговой специализации страны. В частности, с 2006 года в турецком экспорте стала преобладать продукция автопрома, страна превратилась в важнейший хаб по выпуску автокомпонентов для ведущих глобальных автомобильных компаний. В 2019 году на долю автомобильной промышленности приходилось уже 15,9% экспорта национальной обрабатывающей промышленности.

Дополнительный рост потребления в этот период был поддержан масштабным притоком капитала из-за рубежа, что способствовало ускорению экономического роста и удержанию его темпов на весьма высоком уровне в течение почти десяти лет. Это привело к вхождению Турции в число стран со средне-высоким уровнем душевого дохода (по классификации Мирового банка).

Однако в дальнейшем политика развитых стран по преодолению последствий глобального финансового кризиса стала представлять серьезную угрозу финансовому рынку Турции, равно как и других развивающихся стран, по линии разрастания дефицита текущего счета платежного баланса и нарастания долга. Вслед за объявлением ФРС США о сворачивании программы количественного смягчения в середине 2013 года темпы роста в Турции перешли на более низкую траекторию вследствие продолжающегося обесценения лиры. В этот период экономический динамизм и политическая стабильность уступили место неопределенности, хозяйственному торможению и утрате чувства безопасности.

За последние два десятилетия Турция совершила значительный прорыв. После экономического кризиса 2001 года инвестиционная среда изменилась до неузнаваемости и открылась возможность осуществления крупных инфраструктурных проектов. Этому способствовали как доступность международной ликвидности, так и освоение стратегий самофинансирования подобных проектов. Сооружались междугородные автомагистрали, модернизировалась существующая дорожная сеть, были запущены новые мегапроекты по всей стране, такие как проект Мармарай в Стамбуле (развитие внутригородской сети железнодорожного транспорта, включая сооружение тоннеля под проливом Босфор. — «Эксперт»), автомобильный тоннель «Евразия» под Босфором в Стамбуле, третий стамбульский мост, Северная Мраморная магистраль, автомагистраль Гебзе — Измир, мост Османгази, новый аэропорт Стамбула, проекты метро и автобусных сетей в турецких городах. Продолжаю

Новости партнеров

«Эксперт»
№39 (1177) 21 сентября 2020
Царь - чип
Содержание:
Догоняя уходящий поезд

В развитие российской микроэлектроники в ближайшие четыре года инвестируют почти 800 млрд рублей. Однако одних только денег для возрождения отрасли недостаточно: необходимо обеспечить производство конечных изделий на базе отечественной элементной базы

Международный бизнес
Реклама