Кто пересоберет цепочки

Под влиянием пандемии глобальные цепочки добавленной стоимости начали переформатироваться. Ключевых способов трансформации три: глобализация, миграция и локализация. Главные акторы процесса — средние компании, имеющие необходимую гибкость и ресурсы для изменения модели организации бизнеса

Природные катаклизмы и пандемии наиболее масштабно влияют на жизнеспособность глобальных цепочек добавленной стоимости, опережая по силе влияния геополитические и экономические факторы, — это еще в 2012 году показал опрос специалистов по цепочкам поставок, организованный Всемирным экономическим форумом. Однако никогда прежде в результате событий, сотрясающих целые регионы, — землетрясений и цунами в Японии, наводнений в Таиланде, извержения вулкана Эйяфьядлайёкюдль в Исландии, всплеска морского пиратства у берегов Африки, — до момента пандемии COVID-19 так широко не обсуждались вызовы и перспективы трансформации глобальных цепочек добавленной стоимости (ГЦДС).

Российская экономика к началу 2020 года оказалась встроена в ГЦДС специфическим образом, определяемым структурой экономики и экспортной корзины. По нашим оценкам, 58% российского валового экспорта осуществляется внутри ГЦДС, представленность российских отраслей в глобальных цепочках наиболее значительна в энергетическом секторе и традиционных капиталоинтенсивных отраслях. Внутри промышленного комплекса 82% добавленной стоимости в российском экспорте, включенном в цепочки, обеспечивается всего тремя отраслями — химической промышленностью, черной и цветной металлургией. Это, как правило, однородная продукция. А значит, с одной стороны, крайне значим ценовой фактор и производителей в цепочке легко заместить, найдя поставщика подешевле. А с другой — важен масштаб бизнеса и производитель сам может переориентироваться на другие регионы мира.

Большинство производств российской средне- и высокотехнологичной продукции значимо зависят от импорта, так что собственная добавленная стоимость в валовом экспорте не превышает 30%. Это такие отрасли, как электрические машины и оборудование, производство автомобилей и железнодорожной техники, медицинская и компьютерная техника, фармацевтика. Конечно, такие производства легко заместить в цепочках, перенеся на платформы других стран (прежде всего это относится к автомобилестроению, производству электронного и электрического оборудования). В то же время нельзя сбрасывать со счетов фактор близости производств к рынкам сбыта, что может удерживать цепочки на отдельных платформах. Это особенно было характерно для России 2000-х, когда растущая высокими темпами экономика притягивала к себе цепочки (в пищевой промышленности, автопроме, некоторых подотраслях химической промышленности), однако по мере торможения роста экономики России и соседних стран преимущество емких рынков сбыта в 2010-х постепенно улетучивалось.

Трансформация цепочек

Мы выделяем три модели трансформации ГЦДС: глобализация, миграция и локализация. Ключевыми факторами трансформации мы считаем возможность быстрого создания новых звеньев цепочек и сами особенности отраслей, позволяющие быстро эти цепочки переносить. Модели, таким образом, отличаются разной комбинацией этих факторов — мобильностью звеньев и технологическими особенностями (см. схему 2).

Потенциал создания новых звеньев цепочек и релок

Новости партнеров

«Эксперт»
№40 (1178) 28 сентября 2020
Желтые против зеленых
Содержание:
Чьим вассалом ты хочешь быть

Покупка банка «Тинькофф» «Яндексом» и ребрендинг Сбербанка — это фиксация момента появления в России двух равновеликих финансово-технологических экосистем, которые претендуют на обслуживание всего населения России

Наука и технологии
Реклама