Вспомнили про недра

Экономика и финансы
Москва, 05.10.2020
«Эксперт» №41 (1179)
Изменение налога на добычу полезных ископаемых справедливо не только по отношению к обществу, но и по отношению к несырьевому бизнесу

Иллюстрация: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

Вместо того чтобы праздновать свое первое место в российском списке Forbes, председатель совета директоров и основной акционер группы НЛМК Владимир Лисин вместе со своими «коллегами» по этому списку (все первые три строчки занимают владельцы металлургических активов) ведет борьбу за свои миллиарды — вернее, за некоторую их часть. На минувшей неделе Государственной думой успешно были приняты и ушли в Совет Федерации изменения в 25-ю и 26-ю главы Налогового кодекса, меняющие отдельные параметры исчисления налога на дополнительный доход от добычи углеводородного сырья (НДД) и налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Широко обсуждается, что содержание этих поправок сводится к серьезному повышению НДПИ для разного рода руд, то есть для сырья, которое ранее облагалось НДПИ по невысоким ставкам (в отличие от нефтегаза, для которого НДПИ довольно высок). Теперь эти ставки повышаются в три с половиной раза путем введения соответствующего коэффициента.

Но и для нефтегаза налоговые выплаты должны увеличиться — из-за отмены льгот для сверхвязкой нефти и перевода части месторождений на новый налог — НДД. Всего совокупный эффект для бюджета должен составить 237 млрд рублей в год, в том числе от металлургов и производителей удобрений должно поступать 56 млрд рублей в год.

Судя по тому, что даже к третьему чтению у поправок не появилось детального финансово-экономического обоснования, а также по тому, что ассоциация «Русская сталь» и РСПП, поддерживающие позицию металлургов и других компаний, добывающих ископаемые, не ответили на запросы «Эксперта», детали и льготы по НДПИ и НДД в данный момент являются причиной ожесточенного торга между правительством и бизнесом.

Пора еще поделиться

Директор Центра экономической экспертизы ВШЭ Марсель Салихов напоминает, что по сути НДПИ — это стандартный механизм роялти, через который государство изымает сырьевую ренту. Введен он был в начале 2000-х, цены на сырье тогда были низкими.

Поскольку нефть — ключевой актив, более значимый для доходов бюджета, основной «вес» НДПИ пришелся на него. Сейчас поступления от НДПИ на углеводородное сырье составляют около трети доходов федерального бюджета (5,97 трлн рублей в 2019 году).

«К тому же другие сырьевые ресурсы, такие как руды, сложнее облагать НДПИ, так как не существует мировых бенчмарков и, соответственно, сложно определить мировую цену. Поэтому для нефти установили привязку к мировым ценам, а для других ископаемых — фиксированную ставку, — говорит Марсель Салихов. — Фактически металлурги платят НДПИ исходя из своих затрат на добычу руды». Таким образом, НДПИ не касается производства стального проката и тем более производства труб и химии высокого передела (ТМК, ЧТПЗ, ОМК, «Сибур» под НДПИ никак не подпадают). Тем же, кто имеет в своем бизнесе добычу, еще выгоднее повышать долю продукции с высокой добавленной стоимостью.

С тех пор цены на все сырье серьезно выросли, и в последние несколько лет металлурги и производители удобрений буквально купались в деньгах. Например, то

Новости партнеров

«Эксперт»
№41 (1179) 5 октября 2020
Раскол Евразии
Содержание:
Им не хватало воздуха на горных перевалах

Большая кровь в Закавказье требует от России принципиально новых дипломатических подходов. Иначе Карабах рискует превратиться в новый рассадник мирового терроризма

Наука и технологии
Реклама