Безудержная IPO-мания

Кто и зачем покупает и продает акции на IPO в разгар неопределенности

Иллюстрация: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

Несмотря на пандемию коронавируса, а подчас и благодаря ей на американском рынке компании активно выходят на биржу. Только за сентябрь и начало октября публичной стала 31 компания. Всего же с начала года, по данным Renaissance Capital, на американский фондовый рынок вышло 154 компании. И это далеко не конец: 2020-й может стать рекордным для глобального рынка IPO за всю его историю по объему привлеченного капитала. Под занавес года нас могут ожидать такие крупные размещения, как китайские Ant Group и Didi Chuxing, «близнец» Saudi Aramco из Омана государственная Oman Oil Company, Airbnb, Gitlab и другие. И значительный объем средств будет привлечен через крупнейшие в мире американские площадки.

Если сосредоточиться на сугубо американских размещениях, то виден явный перевес в сторону биофармацевтического сектора и всего, что связано со здравоохранением. Причина вполне очевидна. Компании, работавшие и работающие над вакциной, получали бурный восторг инвесторов, иногда и близко не сопоставимый с реальными достижениями. Общий ажиотаж в секторе стал окном возможностей хорошо разместиться, которым и воспользовался ряд компаний (см. таблицу 1). Всего, по данным IPOscoop, с начала года в США вышло на публичный рынок капитала более 70 компаний в секторе здравоохранения, занимающихся не только вакциной от коронавируса, но и самыми разными разработками (об этом далее).

Вторым сектором, оказавшимся в плюсе от происходящего, стали высокие технологии, в первую очередь из-за возможностей выстроить работу в новых условиях на принципах удаленного взаимодействия. Этот тренд удачно наложился на повсеместную цифровизацию и интерес к big data, машинному обучению и всему, что связано с этими отраслями. Уже множество аналитиков провели параллели с 1999 годом, когда тоже наблюдался бум технологичных IPO.

«Как правило, компания задумывается над IPO, когда необходимая сумма для финансирования операционной деятельности начинает превышать ее возможности по привлечению дешевых денег, — говорит Давид Филиппов, доцент кафедры финансов и цен РЭУ имени Г. В. Плеханова. — Несмотря на все преимущества и возможные риски от выхода на IPO, каждое такое событие носит уникальный и частный характер. Часто случается, что компании выгоднее “продаться” другой организации, чем развиваться дальше с помощью IPO. Например, такой путь выбрал WhatsApp, предпочтя продать свой бизнес Facebook, а не выходить на IPO. В то же время сейчас IPO может быть в большей степени выгодно компаниям из технологического сектора. Многие компании из этой отрасли на фоне нехватки рентабельных бизнесов нуждаются в ликвидных источниках для дальнейшего развития».

Рост на грани фола

До количества IPO 1990-х далеко, но теперь компании получают от размещения больше денег  46-02.jpg
До количества IPO 1990-х далеко, но теперь компании получают от размещения больше денег

Что интересно, значительная степень закредитованности американской экономики не сильно мешает этому ажиотажу. Более того, как отмечает партнер и старший аналитик ИГ «Атон» Виктор Дима, эта закредитованность и является драйвером того, что компании идут на фондовый рынок за капиталом. «Многие годы очень мягкой денежно-кредитной политики привели к тому, что все ищут истории роста, показывающие хорошую динамику, и различные IPO этим критериям удовлетворяют», — объясняет эксперт. За счет механизма QE (так называемого количественного смягчения) Федеральный резерв США в значительной степени насытил ликвидностью рынок. Отсюда и эйфория, и очередной надувающийся пузырь, о котором все чаще предупреждают американские аналитики. Причем ранее (см. «Вирус взбодрил зомби-фармацевтов», «Эксперт» № 31–34 за 2020 год) мы уже писали, что из-за ажиотажа в биофармацевтическом секторе на этом рынке появился пузырь. Теперь он надулся еще сильнее. Но пока IPO приносят прибыль, в них будут вкладывать. А прибыли они, даже если учесть провальные размещения, приносят больше, чем раньше. По оценке аналитической компании Dealogic, в среднем акции после IPO растут на 23,7% против роста на 12,8% в прошлом году и 13,4% в 2018-м. А средний рост за неделю после размещения составляет 25,4% против 15,2 и 11,9% соответственно в 2019 и 2018 годах.

Не стоит сбрасывать со счетов и те компании, бумаги которых не росли: теоретически они еще могут «выстрелить» в более длительной перспективе. «Это вполне нормальное явление — коррекция в первый год, так как акция достигает справедливых оценок. Важен также первый после размещения отчет компании, который может задать акции тренд на ближайшие полгода-год. При этом стоит отметить, что не все IPO в долгосрочной перспективе идут вниз — многие включаются в различные индексы, начинают движение вместе с сектором. Например, если взять ETF на IPO от Renaissance, то он сейчас находится в аптренде (продолжает расти. — “Эксперт”)», — поясняет особенности динамики котировок аналитик «Фридом Финанс Ерлан Абдикаримов.

Но в целом аномальный спрос на рискованные бумаги в самый разгар неопределенности, накануне президентских выборов в США, объясняется тем, что на рынках капитала больше нет прежнего традиционного деления на рисковые и безрисковые активы. Так, совсем недавно, в сентябре этого года, вместе с рынками акций падали и казначейские облигации, золото и даже индекс волатильности, то есть традиционные «защитные» активы больше ни от чего не защищают, так как не идут в противофазе с рисковыми активами. Аналитики JPMorgan уже посоветовали инвесторам сосредоточиться на долгосрочной прибыли. Говоря проще, раз надежных активов больше нет, то остается хотя бы доходность.

«Несмотря на возрастающие риски в финансовом секторе и на фондовом рынке в частности, на данный период мы имеем восходящий тренд, который во многом искусственен в меру вливания в экономику США большой ликвидности, — добавляет Давид Филиппов. — Если же озвученная руководством США сумма в размере 2,4 триллиона долларов все-таки будет выделена (уже только после выборов президента), то, очевидно, мы увидим обновление исторических максимумов индексов, в частности S&P 500. В связи с этим большинство инвесторов не ожидают резкой просадки рынка с изменением тренда на нисходящий. Инвесторы предполагают, что риски, связанные с президентскими выборами в США, несущественны, так как вне зависимости от победившей партии ей придется поддерживать экономику вплоть до ее восстановления».

Видимо, именно поэтому инвесторы готовы покупать буквально все, что ни предложат, даже убыточные компании, фактически стартапы.

 

Рынок затянуло облаками

Самым интересным размещением текущего года стоит назвать выход на рынок Palantir Technologies. Одна из самых таинственных технологических американских компаний отличилась и здесь, фактически проведя вместо полноценного IPO прямой листинг. Этот способ привлечения средств постепенно набирает популярность, так как позволяет «опустить» затраты на андеррайтеров и так называемый Lock-up период (период, в течение которого после старта IPO владелец не может продать акции). Андеррайтерам, само собой, такие тенденции не нравятся из-за потери «кормушки» (см. «Биржи лихорадит»).

У Palantir получилось вполне неплохо. С референсной цены 7,25 доллара за акцию бумаги быстро добрались до отметки 10 долларов и на момент написания этой статьи преодолели ее.

Компания, как теперь в порядке вещей, убыточная. За последние 12 месяцев Palantir недосчиталась 472,4 млн долларов. Но инвесторов это не смущает. Компания разрабатывает программное обеспечение для анализа big data, среди ее клиентов долгое время числились только спецслужбы. Основной инвестор компании — венчурное подразделение ЦРУ In-Q-Tel. Позднее к ним присоединились и финансовые гиганты вроде JPMorgan Chase, Bank of America и др. Ключевых продукта два: Gotham — аналитическая платформа для спецслужб, предназначенная, как говорят сами разработчики, «для поиска иголки не в одном, а в тысячах стогов сена», и Foundry — гражданская версия для обычных компаний, которым тоже нужна аналитика. Ее, в частности, используют Ferrari и Airbus, а иммиграционная служба США ICE (Immigration and Customs Enforcement) с помощью программ от Palantir разыскивает мигрантов без документов.

Привлеченные деньги, скорее всего, пойдут туда же, куда и раньше, — на развитие. В первый день после листинга акции Palantir подскочили на 50%. И это при том, что благодаря разным типам акций основной контроль над компанией остается в руках ее основателя Питера Тиля, исполнительного директора Алекса Карпа и исполнительного президента Стивена Коэна, то есть миноритарии не будут иметь никакого влияния на стратегию компании.

22 млрд долларов стоит вышедшая на биржу Palantir Technologies. На фото: Алекс Карп, соучредитель и исполнительный директор компании 46-03.jpg HIBAULT CAMUS/AP/TASS
22 млрд долларов стоит вышедшая на биржу Palantir Technologies. На фото: Алекс Карп, соучредитель и исполнительный директор компании
HIBAULT CAMUS/AP/TASS

Крупнейший листинг с мая прошлого года провела облачная платформа Snowflake, стартовавшая 16 сентября на Нью-Йоркской бирже по 120 долларов за акцию и быстро добравшаяся до отметки 246 долларов за бумагу. Акции компании расхватали как горячие пирожки. Так что изначальную оценку 75 долларов за акцию пришлось заметно поднять. Как и Palantir, компания убыточна. За прошлый год она заработала 264,7 млн долларов и получила чистый убыток в размере 348,5 млн долларов. В ходе IPO удалось привлечь 3,4 млрд долларов.

Бизнес основанной в 2012 году в Калифорнии Snowflake также связан с big data, облачные сервисы компании хранят и обрабатывают большие данные для клиентов, число которых перевалило за 3100 компаний.

Днем позже Snowflake «на публику» вышла компания Sumo Logic. Компания позиционирует себя как пионера в области «непрерывного интеллекта». Под этим хитрым термином скрываются облачные технологии, аналитика, безопасность и опять-таки машинное обучение.

Калифорнийская Sumo Logic из ряда коллег по облачному рынку прибыльностью не выбивается (99,8 млн долларов убытка за последние 12 месяцев). Несмотря на отсутствие бурного роста, американские аналитики видят у компании большое будущее, в первую очередь благодаря руководству. Sumo Logic возглавляет с 2014 года Рамин Саяр, который ранее работал в крупнейшем разработчике программного обеспечения для виртуализации VMware.

Медицинская авантюра

Октябрь начался с дебюта нескольких интересных компаний в сфере здравоохранения. Например, Immunome — биофармацевтическая компания, в своих разработках лекарств использующая антитела (B-cells) для борьбы с различными вариантами рака. Бизнес компании основан на исследовании B-клеток (функциональный тип лимфоцитов, играющих важную роль в обеспечении иммунитета) пациентов с различными формами рака, для поиска пар «антитело — цель», с последующим созданием долгоживущих гибридов. В перспективе это позволит создать препараты, способные эффективно связывать и разрушать раковые клетки.

Привлеченные средства (около 39 млн долларов) будут направлены как раз на финансирование клинических исследований по программам IMM-ONC-01 и IMM-BCP-01 и развития исследовательской платформы обнаружения антител Immunome Discovery Engine. Несмотря на то что рак — основная точка приложения сил специалистов Immunome, они полагают, что технология может быть адаптирована и под иные заболевания, например тот же COVID-19. Выручку компания по причине отсутствия готовых и допущенных на рынок лекарств пока не генерирует, а убытки за прошлый год составили 36,6 млн долларов.

Вторая интересная компания — C4 Therapeutics. В ходе IPO ей удалось привлечь 182,4 млн долларов. Основанная в 2015 году компания, так же как и Immunome, занимается онкологическими заболеваниями и сосредоточилась на двух проектных препаратах — MonoDacs и BiDacs. По замыслу создателей, они должны разрушать вызывающий заболевание белок. Оба находятся на доклинической стадии. Еще два потенциальных препарата пока «в проекте» и являются вариацией первых двух. До IPO компания уже успела привлечь в июне 170 млн долларов инвестиций, однако этого явно недостаточно для дальнейшей работы. Выручки у C4 Therapeutics нет, а чистый убыток за последние 12 месяцев составляет 34,1 млн долларов.

Еще одна интересная компания ранней клинической стадии — PaxMedica, разработчик препаратов против заболеваний нервной системы. Ее IPO находится «в процессе». Ожидается, что компания привлечет около 15 млн долларов за 2,5 млн акций. Еще два миллиона бумаг будут опционом. Привлеченный капитал позволит и далее вести клинические испытания потенциальных лекарств. В пайплайне компании препараты от сонной болезни, расстройств аутического спектра, синдрома хрупкой Х хромосомы.

PaxMedica весьма молода — она была создана в 2018 году. Выручки нет и здесь, а убыток составил 2,1 млн долларов за последние 12 месяцев. Тем не менее перспективы у фармкомпании есть: Центр по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) подсчитал, что расстройства аутического спектра затрагивают до двух процентов населения Земли, в том числе 35 млн человек только в США. Одобренной терапии от РАС на сегодняшний день не существует, при этом заболевание выявляется все чаще. За период 2000–2016 годов частота появления аутизма в США выросла на 178%. Мировой рынок препаратов, купирующих симптомы, в 2018 году составлял 3,3 млрд долларов, прогноз роста — 4,6 млрд долларов к 2026 году. По оценке самой PaxMedica, если удастся получить эффективное лекарство без серьезных побочных эффектов, то перспективы рынка будут еще лучше. На рынке США считается, что высокая социальная значимость исследований лечения РАС делает компанию интересной с точки зрения этического инвестирования — новый тренд на рынке, накидывающий эмитентам дополнительные «очки» за этичный бизнес.

 

Недавние IPO на американском рынке 46-04.jpg
Недавние IPO на американском рынке

«Глупые» деньги догоняют «умные» деньги

Присоединиться к этому празднику жизни могут и наши граждане. Однако путь не всегда будет прямым. Он различается от брокера к брокеру, в том числе из-за категоризации инвесторов. У «Фридом финанс» принимать участие в IPO американских компаний могут только квалифицированные инвесторы. Неквалифицированные инвесторы могут приобретать паи ЗПИФ «Фонд первичных размещений», которые торгуются на Московской и Санкт-Петербургской биржах.

В случае Тинькофф-банка можно непосредственно купить акции выходящих на рынок эмитентов — в данном случае это происходит через дочерние и партнерские компании. Для Тинькофф-банка нет периода lock-up, бумаги можно продать сразу. Через иностранного партнера можно приобретать акции и в «Финаме». У ИГ «Атон» «квалам» доступен запущенный в июне Фонд международных IPO (хотя подход к тому, в каких IPO будет участвовать фонд, у брокеров разный — одни участвуют во всех размещениях, другие производят отбор).

Минус паевых фондов — заметно меньшая, чем у самих акций, ликвидность, а плюс — тот факт, что «коробочный» продукт позволяет не заниматься отслеживанием котировок и закупками самому.

В ходу также производные финансовые инструменты вроде форвардных контрактов на цену акций выходящей на IPO компании, фактически своеобразное пари с брокером.

Отметим, что и при прямой покупке в ходе IPO, и при покупке производных инструментов кроме специфических рисков остается тот, о котором мы упоминали ранее (см. «Акции без пробега», «Эксперт» № 30 за 2020 год).

Известный специалист по оценка компаний и инвестициям, профессор финансов в Школе бизнеса Стерн при Нью-Йоркском университете Асват Дамодоран отмечает, что причиной бума-2020 на рынках капитала (вопреки тому, что мы наблюдали в кризис 2008–2009 годов, когда IPO полностью прекратились) является не только заливка деньгами со стороны ФРС и других центробанков. Дело еще и в изменившемся составе инвесторов. «Рынки стали гораздо более глобализированными, и инвесторы с гораздо большей готовностью вкладывают средства, при этом деньги переходят с рынков акций на рынки долговых обязательств и из разных географических регионов гораздо легче, чем раньше, — отмечает Асват Дамодоран. — Во-вторых, мир инвестиций выровнялся, поскольку розничные инвесторы (так называемые глупые деньги) догоняют институциональных инвесторов (“умные” деньги). С точки зрения доступа к информации, данным и инструментам они с большей готовностью отклоняются от общепринятого мнения».

Далее, текущий кризис необычный с точки зрения последовательности: обычно рынок сначала обваливается, а потом следует экономический ущерб, но в этом кризисе экономическая остановка, вызванная вирусом, наступила, когда рынки достигли небывалых высот, а рисковый капитал был широко доступен. «Рисковый капитал, к лучшему или худшему, считает, что экономика быстро вернется в норму, как только вирус уйдет», — констатирует Асват Дамодоран. Наконец, он отмечает, что центр тяжести экономики и рынков сместился в пользу компаний, в основе которых лежат нематериальные активы, — плюс этих компаний в том, что они менее капиталоемкие и более гибкие, чем их предшественники из прошлого века. «Эта гибкость, позволяющая им быстро использовать возможности и быстро сокращаться перед лицом угроз, ограничивает недостатки и увеличивает потенциал роста. В крупнейших компаниях сегодня больше возможностей, что делает риск для инвесторов больше союзником, чем врагом», — резюмирует эксперт.

«Видя то, что рынки сейчас торгуются на своих исторических максимумах, многие компании, ранее планировавшие размещение, решают воспользоваться этой ситуацией и выйти на рынок (провести IPO/SPO) по максимальным оценкам, — говорит Рита Рубежная, начальник управления продаж инвестиционных продуктов МКБ. — Помимо этой основной причины у компаний может быть и множество других оснований привлекать именно акционерный капитал, например оптимизация структуры капитала, погашение финансовой задолженности, соблюдение финансовых ковенантов, продажа долей собственников (вторичных акций, cash-out). Что касается инвесторов, то они сейчас голодные до доходностей — мы видим в США огромный приток “физиков” на рынок, которые, как правило, имеют более высокий риск-аппетит и зачастую до последнего игнорируют потенциальные риски».

Сейчас невозможно даже предположить, кто на длительном горизонте окажется прав — те, кто не хочет финансировать убыточные стартапы, или те, кто рискнет это сделать. В заключение добавим лишь один факт: американские инсайдеры, то есть топ-менеджмент публичных компаний, весь 2020 год предпочитают продавать акции. Видимо, они тоже спешат воспользоваться моментом.

Биржи лихорадит

На волне активного выхода на рынки капитала в США начался передел на рынке биржевой инфраструктуры. С одной стороны, то и дело появляются новые площадки для торгов: так, уже действует основанная банками, брокерами и инвестиционным гигантом BlackRock The Members Exchange (MEMX), детище технологических компаний из Кремниевой долины Long-Term Stock Exchange (LTSE) и

MIAX Pearl Equities от опционной площадки Miami International Holdings Inc. На подходе биржа для малых компаний Dream Exchange — ее запуск ожидается в 2021 году. Все это серьезные и, что важно, дешевые конкуренты традиционным NYSE и Nasdaq.

Интересно, что, опасаясь конкурентов, последние нашли элегантное решение: снизить издержки компаний не за счет своих комиссий, а за счет комиссий инвестбанков. Год назад NYSE подала в SEC документы об изменении правил листинга — фактически эти изменения позволили бы непубличным компаниям просто начинать торги своими акциями на бирже без процедуры IPO. SEC сначала одобрила эти предложения, но потом под давлением Совета институциональных инвесторов (читай: инвестбанкиров) отменила решение.

При этом в отдельных случаях компании все же выбирают листинг — в первую очередь когда у них уже есть пул потенциальных инвесторов. Так сделали Palantir, Asana, Spotify и Slac.

До количества IPO 1990-х далеко, но теперь компании получают от размещения больше денег
Недавние IPO на американском рынке

Новости партнеров

«Эксперт»
№42 (1180) 12 октября 2020
Дуга нестабильности
Содержание:
Пожары имперского фронтира

На постсоветском пространстве один за другим вспыхивают политические и межнациональные конфликты. Вокруг России ширится дуга нестабильности. Москва отвечает евразийской интеграцией и личным ресурсом Путина

Реклама