Как «Кухня на районе» завоевала холодную Москву и горячее сердце Сбера

Русский бизнес
Москва, 12.10.2020
«Эксперт» №42 (1180)
История стартапа «Кухня на районе» — почти идеальный кейс развития платформы по доставке еды. Каждый следующий шаг оказывался безошибочным, что и привело к удачной продаже проекта Сберу. Редко такое бывает

Пандемия напалмом выжгла сферу общественного питания. Кафе и рестораны, лишенные посетителей, закрывались десятками. О росте продаж за два первых квартала 2020 года отчитались только крупные продуктовые ритейлеры. На этом безнадежном фоне фейерверком взорвалась новость о покупке «О2О Холдингом» (СП Сбера и Mail.ru Group) компании по производству и доставке готовой еды «Кухня на районе». То, что небольшой стартап, существующий три года и стремительно захватывающий рынок, входит в экосистему мегакорпорации, положительно оценивают все причастные. Сделка, о заключении которой Сбер официально объявил 9 сентября, доказывает, что даже в тяжелые времена можно создать то, что купит Сбер.

История команды, или Будьте как «Битлз»

История любого удачного бизнеса — это не только развитие хорошей идеи, но и счастливый случай создания эффективной команды, которая эти идеи продвигает. Как у «Битлз»: Джон познакомился с Полом, Пол привел Джорджа, потом к ним присоединился Ринго. По сути, «Кухня на районе» началась за два бизнеса до ее возникновения.

В конце декабря 2009 года пять человек запустили проект «Дарберри», который впоследствии назвали «российским Групоном». Одним из этих пятерых был выпускник НИУ ВШЭ Олег Козырев, в проекте он отвечал за IT-сферу — сайт, софт, все техническое сопровождение. Уже в августе 2010-го американская компания выкупила контрольный пакет «Дарберри», организовав Groupon Russia. В следующем году пятеро основателей дружно продали и свои доли американскому «Групону». Все это было бы не важно, если бы за этот короткий период Олег не подружился с одним из свои подчиненных, выпускником МФТИ Алексеем Колесниковым.

Покинув сферу скидочных купонов, Козырев и Колесников задумали амбициозный проект онлайн-банка — так в 2013 году возник Рокетбанк. Об этом стоило упомянуть хотя бы потому, что в создании Рокетбанка была заложена та молодая наглость и способность адаптировать уже существующую идею под себя с большей эффективностью, которые потом стали одним из залогов успеха «Кухни на районе». А бывшие коллеги по банку стали первыми соинвесторами будущей «Кухни». Рокетбанк появился, когда входил в большую силу Тинькофф-банк — тогда он назывался «Тинькофф кредитные системы». «Самый большой онлайн-банк», как любил повторять сам Олег Тиньков. Создавать аналогичную по форме деятельности структуру «без клиентского зала» было со стороны молодых бизнесменов большой дерзостью, и сам Тиньков неоднократно и публично высказывался о Рокетбанке негативно.

В стартап вошли другие бывшие коллеги по «Дарберри» — один из пятерых основателей этого сервиса Виктор Лысенко и руководитель одного из отделов Михаил Провинзон. Именно в Рокетбанке к команде присоединился еще один будущий основатель «Кухни на районе» — руководитель отдела СММ и маркетинга Кирилл Родин.

История создания бизнеса «Кухня на районе» описана так подробно и многократно, что уже успела возникнуть легенда. Старожилы рассказывают, что «Кухня» началась с простого мобильного приложения «Рокеткафе», придуманного и написанного Олегом Козыревым и Алексеем Колесниковым для внутреннего пользования в офисе. В приложении можно было заказать себе чай, кофе и даже кальян на рабочее место. Идея оказалась настолько популярной, что ею стали пользоваться не только сотрудники Рокетбанка, но и посетители, а также служащие соседних офисов. Вскоре на работу наняли двух бариста и «повара», в обязанности которого входила нарезка легких сандвичей. Легенда утверждает, что именно это натолкнуло авторов «Рокеткафе» на идею вынести кухню за пределы банка и начать готовить обеды, но старожилы, как обычно, все путают.

По словам Кирилла Родина, приложение «Рокеткафе» существовало едва ли не со дня создания Рокетбанка, а «Кухня на районе» появилась спустя несколько лет. Он утверждает, что «Рокеткафе» и доставка домашних обедов — это две не связанные между собой истории. Анастасия Журавлева, руководитель PR-отдела Qiwi Group, которой сегодня принадлежит Рокетбанк, рассказала «Эксперту», что сегодня приложение больше не используется.

— Мы весной свернули операции Рокетбанка по b2c-направлению, а b2b-направление перешло в Qiwi. Здесь же питание организовано по-другому. А вот «Кухней на районе» мы продолжаем постоянно пользоваться, несмотря на то что до Нового года будем работать удаленно. Я только что доела прекрасный обед от них. И вчера, находясь командой в офисе, мы заказывали себе ланч «Кухни на районе». У нас даже есть специальный шкафчик, где райдеры (доставщики) оставляют нам заказы.

Так или иначе, в начале 2019 года, когда Рокетбанк купила Qiwi Group, Козырев, Колесников и Родин уволились и сосредоточились на стремительно растущем новом бизнесе.

Шаг первый: готовь то, что хочешь съесть сам

— Я помню, мы с другом снимали квартиру в центре и все высчитывали, что покупать и самим себе готовить, чтобы сэкономить. И все равно ничего не готовили. Я тогда понял, что есть люди, настолько не приспособленные к готовке, что даже желание сэкономить для них не является достаточной мотивацией, чтобы встать к плите, — вспоминает Кирилл Родин. — Это стало, наверное, первым залогом успеха «Кухни на районе» — когда тебе экономят и время, и деньги, привозя тебе «кажуал рацион», привычное домашнее питание. Первое время мы сидели и высчитывали стоимость обедов так, чтобы она не превосходила той суммы, на которую ты сам бы себе вечером купил продуктов для приготовления ужина дома. Нам говорили: «Вы что, думаете, людям лень самим себе разбить и поджарить яйцо? Да вы ненормальные!» А оказывается — да, лень! У нас сегодня яичница входит в топ завтраков.

Единственное, что идейно связывает «Рокеткафе» с первой «Кухней на районе», — это доставка свежего горячего питания прямо на рабочее место. Термин dark kitchen (формат кафе, у которого есть кухня, но нет клиентского зала, еда готовится только навынос) основатели нового сервиса узнали гораздо позднее, хотя начали работать именно в этом формате. К запуску первой кухни готовились с начала лета 2017 года. Козырев написал мобильное приложение для заказа еды. По данным из свободных источников, они с Колесниковым вложили в тестирование идеи по два с половиной миллиона рублей личных сбережений. Соинвестором идеи стал коллега по «Дарберри» Михаил Провинзон. Но генераторы идеи были айтишниками, в приготовлении пищи они ничего не понимали. Так в зарождающемся стартапе появился Антон Лозин, сооснователь службы доставки «ЕдаСюда», которая к этому моменту уже потерпела крах и стала подразделением по доставке еды сети ресторанов Smartomato. Его привел Алексей Колесников — они познакомились за два года до этого на лекции по организации точек фастфуда и логистике продуктов для них, где Антон выступал одним из спикеров, а Алексей забрел просто из любопытства, хотя курсы и были платными. Первые десять позиций меню выбрали, просто перечислив любимые блюда основателей сервиса.

Кухню построили в помещении бывшего тренировочного зала под кальянной на Самотеке, в шаговой доступности от Рокетбанка. Она задумывалась как кафе для сотрудников банка — именно они первые месяцы были единственными заказчиками. Печи и прочий инвентарь Лозин покупал на «Авито». Изначальная идея — горячие домашние обеды из ближайшего к дому или офису кафе — быстро стала основной концепцией для расширения сети. Чтобы привлечь первых клиентов, дали рекламу в фейсбуке, а также в лифтах и на остановочных пунктах. В отличие от других служб доставки еды, у которых срок подвоза заказа начинался с сорока минут, «Кухня на районе» всегда укладывалась в полчаса от формирования чека по телефону или через приложение до доставки в пункт назначения. Успеху способствовала и принципиальная позиция «Кухни на районе»: бесплатная доставка и отсутствие минимального чека.

Особого таргетирования целевой аудитории не было. Подразумевалось, что любой человек может заказать обед на работу, а потом, оценив качество услуги, продолжит использовать сервис и для домашнего питания, не заморачиваясь с готовкой. У создателей нового сервиса это называется «отключить холодильник от розетки».

— Нет выделенного сегмента, на который мы работаем. Например, нас заказывают в тикток-хаусах, где тусят четырнадцатилетние тиктокеры. Недавно прислали видео, как к ним в гости приехал Николай Басков, он сам у нашего райдера заказ забирал, — рассуждает Кирилл Родин. — Друзья рассказывают, что их мамы-домохозяйки все чаще заказывают «Кухню на районе» — просто потому, что лень готовить. Но наше ядро — это молодые активные люди 25–37 лет, которые используют сервис по задуманной нами модели. Это и офисные работники, и фрилансеры. Они много работают, им некогда готовить, и они «подсаживаются» на нашу кухню. От них идет большая часть заказов on-demand, когда в любом месте, где ты находишься, захотел поесть, тут же заказал и пообедал. Один мой друг прислал мне фотографию своего холодильника и написал: «Пустой четыре месяца».

К концу лета 2017 года случился первый маленький прорыв. Даты никто не помнит, зато прекрасно запомнили погоду: в тот день пошли первые затяжные дожди. Жители окрестных домов на Самотеке «протестили» и распробовали новый сервис. Если все лето количество заказов измерялось десятками и большую часть из них составляли заказы сотрудников банка, то в тот день они повалились валом. В обед Антону Лозину, только ехавшему на работу, позвонили растерянные повара и сказали, что продукты уже закончились, а заказы продолжают поступать нарастающим потоком. Антон развернул машину и погнал в ближайший магазин «Метро». Загрузил машину продуктами под крышу, только тронулся с места, как снова позвонили из кухни и сказали, что закончились контейнеры для упаковки еды. Лозин вернулся в магазин, закупил несколько тысяч контейнеров и под проливным дождем приторочил упаковку на крышу автомобиля. При этом он так торопился, что тросом рассек себе ладонь у большого пальца — этот шрам до сих пор ему напоминает о первом успехе «Кухни на районе».

Вторая и третья кухни, на Бутырке и в Южном Бутово, появились только летом 2018-го, через год они обслуживали сто тысяч заказов в месяц. После этого, по выражению Кирилла Родина, «кухни начали открываться пачками», а «Кухня на районе» вышла на 20 тысяч заказов в день.

 

Сегодня объем заказов «Кухни на районе» — примерно 20 тысяч в день 32-02.jpg
Сегодня объем заказов «Кухни на районе» — примерно 20 тысяч в день

Шаг второй: расширь меню и построй фуд-реактор

Все действия основателей «Кухни на районе» сейчас кажутся простыми и разумными, хотя на самом деле они действовали интуитивно и импровизационно. С первого дня работы более продвинутые товарищи, знающие термин dark kitchen, по пунктам доказывали основателям «Кухни на районе», почему у них ничего не получится. Хотя бы потому, что к 2017 году эта модель за границей считалась и устаревшей, и неэффективной. В англоязычном интернете выходили статьи с громкими названиями вроде «Пузырь, который лопнул», в которых говорилось, что «теневые кухни» — это пройденный этап у венчурных стартаперов и стартапы с миллиардной капитализацией в Кремниевой долине неуклонно разоряются и закрываются.

Козырев и Колесников синхронно кивали, но не соглашались: их модель каждый день доказывала свою работоспособность. Все-таки за границей под dark kitchen подразумевали немного другую модель — это были брендовые шеф-повара, которые вне ресторанов пытались сами продавать свою гастрономию через интернет. Они шли в IT-стартапы, ничего не понимая в работе онлайн, и отдавали логистику и экспедицию крупным агрегаторам. Основателей «Кухни на районе» спасло то, что они зашли через правильный вход: ничего не понимая в готовке, они были грамотными программистами. В то время как другие пытались приспособить под себя существующие операционные системы управления для ресторанов и 1С-бухгалтерию, основатели «Кухни на районе» писали программное обеспечения сами и под себя, оперативно дописывая свои «операционку» и «админку» под возникающие проблемы.

— Под dark kitchen мы подразумеваем хорошо оборудованные цеха, расположенные в недорогих помещениях, с удобными транспортными развязками под рукой. Такие кухни пользуются нарастающим спросом. В этом формате есть множество преимуществ перед классическими офлайн заведениями. Хотя минусы тоже есть. Ведь реальная работа dark kitchen идет пока только в столичных городах. На периферии доставка еды по-прежнему услуга далеко не повседневная, — объясняет консультант рестораторов из Новосибирска Марк Пляскин. — Я не считаю подобный формат “лопнувшим пузырем”. Да, есть закрытые стартапы на Западе, но это частные случаи. Сам тренд только усиливается, и, судя по всему, он изменит культуру потребления еды радикально по всему миру.

Когда клиенты, распробовав меню, пресытились его однообразием и стали уходить, «Кухня на районе» отреагировала, придумав ротацию меню. Сейчас в базе данных 3500 позиций, а повседневное меню из ста блюд еженедельно меняется на 60%. Специально разработанные алгоритмы предсказывают не только какие продукты на следующую неделю закупать, но и какие позиции меню будут наиболее популярны. В расчет берется и сезонность, и день недели, и даже погода — в плохую погоду продажи вырастают на 10%, и этот прогноз нужно учитывать при закупках на следующую неделю. Алгоритмы позволили снизить потерю продуктов на 30%, а клиенты стали стремительно возвращаться.

— Организовать подобную ротацию очень сложно. Для этого «Кухня на районе» использует определенные программные решения, они работают со статистикой и математическим анализом, — считает Марк Пляскин. — Сила компании не в цехах по районам, а в цифровизации процессов и в продуманном профессиональном подходе.

Еще одной удачной идеей стало строительство фуд-реакторов. Кирилл Родин признает, что идея не новая — это творчески переработанная модель старых советских фабрик-кухонь, производящих полуфабрикаты быстрого приготовления. Первый мини-реактор построили летом 2018 года — он обслуживал три существующие тогда кухни. Идея оказалась плодотворной. На кухне нельзя за пятнадцать минут (среднее время готовки в «Кухне на районе») сделать картофельное пюре. Поэтому на фуд-реакторе осуществлялась черновая предподготовка продуктов — чистка и фасовка овощей, нарезка мяса, засолка рыбы. Часть простых блюд приезжают уже готовыми, чтобы не нагружать кухню. Например, сырники. То, что можно разогреть и завернуть.

— Когда мы нанимали поваров, мы говорили: «Нам нужно, чтобы у меню была постоянная ротация». Они отвечали: «Это невозможно, просто откажитесь от этой идеи. Невозможно продумать логистику такого количества продуктов, невозможно рассчитать количество, чтобы их хватало и при этом они не лежали мертвым грузом в холодильниках». И все-таки нам это удалось. Для других служб доставки это было таким непонятным чудом, что к нам приходили промышленные шпионы — устраивались кладовщиками, чтобы выведать, как мы это делаем, — рассказывает Кирилл Родин. — У нас только одно требование к поварам: они должны быть суперпрофессионалами готовки на конвейере. Желательно с опытом работы в столовой, где это поставлено на поток, — объясняет Кирилл. — Это должны быть «мультиинструменталисты». Мы не признаем узких специалистов.

Сегодня в команде «Кухни на районе» всего работает порядка полутора тысяч человек. Сервис действует только в Москве и нескольких пригородных районах — Мытищи, Люберцы. Основатели сервиса не отрицают возможности расширения за пределы столицы, но для начала планируют «закрыть» всю территорию Москвы — сейчас работают 34 кухни. Строительство двух новых точек было запланировано на первую половину 2020 года, но его затормозила эпидемия ковида. Сейчас стройка возобновилась, и до конца октября откроется еще пять новых кухонь. На вопрос, не будет ли доступен сервис за пределами уже освоенной территории, например с помощью доставки их меню другими агрегаторами, Кирилл с недоумением пожимает плечами:

— А зачем? Еда же будет остывать. Оптимальный радиус доставки — полтора километра от кухни. У нас есть два пути развития: наращивать клиентскую базу вокруг одной кухни — и строить новые. Мы двигаемся по обоим путям одновременно.

 

Dark kitchen в Шотландии 32-03.jpg
Dark kitchen в Шотландии

Шаг третий: иди за клиентом

Дальнейшие пути развития «Кухня на районе» видит не только в интенсивном и экстенсивном развитии числа точек и клиентов. В практику все больше входят наборы готовых обедов на день (куда входят завтрак, обед и ужин) стоимостью 492 рубля, как бы намекая, что изначально офисное питание неуклонно становится домашним. Сейчас это два разных набора, и продают их по три тысячи штук в день. Экспансию в домашнее питание менеджмент «Кухни на районе» считает вполне естественным развитием событий. «В отличие от ресторанов мы привязаны к юзеру, а не к локации. Скажем, «Братьев Караваевых» никто не воспринимает как домашнюю еду, потому что они стоят около офисных центров, это рабочий обед. У нас заказчик, попав в сеть потребления, понимает, что он может получать не только офисное питание, но и качественную домашнюю пищу. Не только обед, но и завтрак с ужином. Так мы из офисов проникаем в квартиры», — комментируют в «Кухне на районе».

Благодаря этой политике «Кухня на районе» с самого начала своей работы показывает устойчивый рост количества заказов. Пик случился летом прошлого года, когда от месяца к месяцу их количество удваивалось. С начала этого года и с дебютом эпидемии коронавируса к концу марта количество заказов впервые упало на 10% — люди понесли деньги крупным ритейлерам, закупая стратегические запасы продуктов. О росте продаж в этот период отчитались только «Метро», «Перекресток» и продуктовая доставка «Утконос». Но к середине апреля паника прошла, и оборот «Кухни на районе» за апрель и май снова вырос на 80%.

Перспективы для роста безграничные, тем более что сегодня «Кухня на районе» не видит для себя реальных конкурентов. На рынке доставки продуктов и готовой еды просто нет аналогов домашней пище «Кухни на районе». Существующие в большом количестве воки, пиццы, суши и меню от ресторанов — это не то, что человек хочет и может себе позволить несколько раз в день.

— Получается, что с существующими агрегаторами мы не конкурируем, так как находимся с ними в контрфазе. Их ассортимент — это кухня выходного дня. Или вечера пятницы. Но если даже в ассортименте тысяча бургеров, человек съест только один и в следующий раз захочет что-то другое. Мы закрываем потребность в завтраках, обедах и ужинах в течение рабочей недели, — уверен Кирилл Родин.

— Это действительно так. С точки зрения позиционирования конкуренции за клиента мы играем на разных ценовых полях — у них средний чек составляет 600 рублей, а у нас — 1500 рублей. Они — про everyday-еду, а мы — про еду, чтобы себя побаловать, — согласен с этим мнением Александр Мутовин, сооснователь службы доставки “Много лосося”. — Мы, скорее, конкурируем в другом поле. И мы и они — растущая модель «темных кухонь» и конкурируем за внимание инвесторов, а не клиентов. За то, кто будет быстрее расти, пусть даже каждый в своей нише.

 

Дневное меню за 492 рубля 32-04.jpg
Дневное меню за 492 рубля

Шаг четвертый: продай это

Взрывной рост «Кухни на районе» требовал следующих шагов по масштабированию и интеграции с крупным бизнесом — вопрос был только в том, кто купит компанию. Поэтому покупка сервиса по доставке еды в начале сентября этого года компанией «О2О Холдинг» (совместное предприятие Сбера и Mail.ru Group) стала вполне логичной и ожидаемой.

— Этот элемент в экосистеме Сбера и Mail.ru был необходим. У них уже есть «Сбер.Маркет» и Delivery Club, доставка из магазинов и ресторанов. Не хватало сервиса, который мог создавать продукт. «Кухня на районе» подтвердила свою жизнеспособность, выстроила инфраструктуру и получила лояльную аудиторию. Самое главное — они показали свою гибкость и способность решать проблемы в период пандемии. И очень хорошо встраиваются в конструкцию Сбера. Создать собственную структуру сложно — искусственно они не выращиваются. Проще встроить действующую модель, — сказал в беседе с «Экспертом» генеральный директор «INFOline-аналитики» Михаил Бурмистров.

По его мнению, прослеживается схема, по которой действует СП «О2О Холдинг». Они выкупают бизнес, но сохраняют основателей бизнеса, уважая их предпринимательскую компетенцию и оставляя им некоторую автономность. В этом просматривается разница со стратегией «Яндекса», которые выкупают бизнес и полностью встраивают его в свою экосистему. Вспоминается пример «Партии еды», которую «Яндекс» выкупил, сделал на его основе «Яндекс.Шеф» и объединил с «Яндекс.Лавкой». «Партия еды» исчезла, а «Яндекс.Шеф» превратился в производство для «Яндекс.Лавки».

В связи с этим некоторую настороженность по поводу этой сделки высказал владелец сети магазинов крафтовых продуктов «Зорька и Милка» Константин Пинигин: «Консолидация рынка сократит конкуренцию, что через шаг может сказаться на стоимости услуги. Кроме того, чем крупнее управляющая структура, тем менее она мобильна, тем дольше принимаются решения. А рынок доставки еды должен быть очень мобильным».

Нужно заметить, что и до сентября 2020 года инвесторы не оставляли вниманием «Кухню на районе». Это заметно, если проследить, как со временем менялись размеры долей соучредителей в уставном капитале компании.

Когда весной 2018 года создали ООО «Локалкитчен» (операционная компания сервиса «Кухня на районе»), по 42,5% акций принадлежали Алексею Колесникову и Олегу Козыреву, и еще 15% выкупил Максим Янпольский (АФК «Система»). Уже через год список пополнился большими игроками. К тому времени по 24% компании принадлежало Козыреву, Колесникову и «ПИК-инвестпроект», «дочке» крупнейшей московской девелоперской компании-застройщика. Доля Янпольского составляла 12%, и еще 8% приобрел Сергей Солонин, в то время бывший генеральным директором Qiwi. С учредителями «Кухни на районе» он познакомился еще во время их работы в Рокетбанке, который Qiwi впоследствии купила. В конце 2019 года Солонин ушел с поста гендиректора Qiwi, и, как прокомментировали в пресс-службе этой компании, сегодня Qiwi не имеет никакого отношения к «Кухне на районе».

В мае 2020 года «О2О Холдинг» впервые вошел в число соинвесторов «Кухни на районе», выкупив под залог по 15% долей Козырева и Колесникова и, заплатив по 290 млн рублей по договору займа обоим учредителям «Кухни».

— К нам постоянно приходили с предложением нас купить, даже в начале стартапа. Приходили из «Яндекса» и «Мейла». Тогда, кстати, никто не верил, что у нас получится. Но тогда продавать было еще нечего, была всего одна кухня и мы рассматривали не продажу, а инвестиции. А предложения о покупке укрепляли в нас уверенность, что идея правильная и мы все делаем верно, — рассказывает Кирилл Родин. — Поэтому мы были только рады, когда с предложением о инвестировании к нам обратился ПИК. Казалось бы, они вообще из другой сферы, строят дома, но нам понравилась их стратегия развития, у нас совпадали амбиции.

Девятого сентября Сбер официально объявил, что «О2О Холдинг» увеличивает свою долю в компании «Кухня на районе» до 84,7%. Сумма сделки не раскрывается.

— Как показала недавняя презентация Сбера, он нацелен занять как можно больше повседневных ниш и стать экосистемой, закрывающей различные потребности клиента, от банковских услуг до заказа еды, такси, каршеринга и так далее. В О2О входит Delivery Club, который, вероятнее всего, будет выступать оператором доставки, — рассуждает Валентин Куликов, основатель онлайн-супермаркета Bringston. — Если говорить об оценке «Кухни на районе», то ее как раз можно рассчитать. Если верить открытой информации, О2О приобрел 84,7 процента «Кухни» примерно за 900 миллионов рублей, что как раз и говорит об оценке в 1050–1200 миллионов рублей.

Сумму сделки в 900 млн рублей впервые предположил генеральный директор «INFOline-аналитики» Михаил Бурмистров, и он подтвердил для «Эксперта» эту оценку.

Остальные соинвесторы «Кухни на районе» о судьбе своих долей в компании предпочитают не рассказывать. Например, в пресс-службе ГК ПИК на просьбу прокомментировать, почему компания поверила в перспективы «Кухни на районе» и стала соинвестором и правда ли, что сейчас компания продала свою долю акций, пресс-секретарь компании Татьяна Гулина-Сейранян категорически заявила, что они не комментируют ни первый вопрос, ни второй.

По последней информации, появившейся 28 сентября на «Руспрофайле», ни ПИК, ни Янпольский, ни Солонин «более не являются учредителями», что позволяет уверенно предполагать, что доли всех соинвесторов, кроме непосредственных основателей компании, были выкуплены «О2О Холдингом». Сейчас из десятка владельцев долей компании осталось только пятеро — ООО «О2О Холдинг», Козырев Олег Олегович, Колесников Алексей Сергеевич, Лозин Антон Александрович и Родин Кирилл Павлович. Новый владелец навел порядок.

Сергей Лучин, представитель Mail.ru Group, сообщил что Mail.ru Group и Сбербанк вместе развивают фудтех и транспорт, чтобы связать возможности интернета с реальной жизнью: пара кликов в телефоне превращается в полноценный горячий ужин.

— Чтобы сделать жизнь пользователей более комфортной, мы связываем все возможности наших проектов между собой и ищем синергии. Разумеется, мы планируем принимать участие в развитии «Кухни на районе» вместе с командой проекта, — подтвердил представитель Сбера Георгий Лобушкин.

Основатели бизнеса оценивают факт сделки с энтузиазмом.

— Сейчас эпоха битвы экосистем, а не локальной конкуренции, скажем, с «Яндекс.Едой» или Delivery Club. Мы рады войти в экосистему Сбера, это дает неограниченные возможности для развития. Представляете, 60 компаний в экосистеме, ты можешь вступить в коллаборацию с любой, получить любую помощь, двигаться с этой помощью в любом направлении, — комментирует последние события Кирилл Родин. — У них очень дружественный настрой и отличная модель работы. Приходишь и говоришь: мне нужно это. Тебе отвечают: сейчас сконнектим с нужными людьми. Это весело и круто.

Новости партнеров

«Эксперт»
№42 (1180) 12 октября 2020
Дуга нестабильности
Содержание:
Пожары имперского фронтира

На постсоветском пространстве один за другим вспыхивают политические и межнациональные конфликты. Вокруг России ширится дуга нестабильности. Москва отвечает евразийской интеграцией и личным ресурсом Путина

Реклама