Преодолеть очередной спад

Алексей Грамматчиков
обозреватель журнала «Эксперт»
19 октября 2020, 00:00

Пандемия, неблагоприятная конъюнктура рынка энергоносителей, а также политическая напряженность оказывают в текущем году сильное давление на деловое сотрудничество России и Германии. Однако немецкий бизнес продолжает верить в большой потенциал развития РФ, жалуясь, впрочем, на российскую бюрократию и усиливающийся протекционизм российских властей

ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ SCHAEFFLER
Завод Schaeffler в России

Германия сегодня второй по значимости внешнеэкономический партнер России: товарооборот РФ с этой страной превышает 50 млрд долларов в год и уступает только Китаю. Последние три года российско-германское деловое сотрудничество уверенно восстанавливалось после кризиса 2014 года: тогда товарооборот между странами рухнул почти на треть — с 70 млрд до 45 млрд долларов. Но после 2016 года, коснувшись дна в 40 млрд долларов, показатели торговли Германии и России начали уверенно расти: в 2017 и 2018 годах они достигли соответственно 50 млрд и 59 млрд долларов. В 2019 году произошло небольшое сокращение на 10%, до 53 млрд долларов (см. график), — впрочем, участники рынка считают это неплохим показателем. Однако в текущем году показатели российско-германского экономического сотрудничества поползли вниз гораздо сильнее: согласно данным Федеральной таможенной службы России, по итогам первого полугодия торговля между Россией и Германией упала почти на четверть — на 23,9%, до 19 млрд долларов. При этом торговый баланс заметно сместился в сторону российского импорта из Германии: в то время как экспорт России в Германию в первой половине 2020-го рухнул на 37%, до 8,7 млрд долларов, импорт из Германии сократился всего на 7%, до 10,4 млрд долларов.

Столь сильное падение российского экспорта в Германию связано прежде всего с неблагоприятной конъюнктурой спроса на энергоносители (из-за пандемии и общего торможения мирового экономического развития в январе–июле текущего года общая стоимость российского экспорта нефти упала на треть, газа — наполовину). Увы, не становятся лучше и политические отношения между странами, которые проходят проверку на прочность ситуацией вокруг отравления оппозиционера Алексея Навального и строительства газопровода «Северный поток — 2». «К сожалению, в 2020 году количественные показатели товарооборота между Россией и Германией будут заметно меняться, — сетует Вероника Любке, генеральный директор агентства экспортного развития бизнеса Bridge-One-Seven GmbH. — По итогам текущего года товарооборот заметно сократится; серьезные факторы, влияющие на этот процесс, — это не только последствия пандемии, но и политический фактор, в частности ситуация вокруг строительства “Северного потока — 2”. Впрочем, торговые взаимоотношения между странами можно по-прежнему назвать взаимовыгодными: среди почти 240 партнеров Германии по внешнеэкономической деятельности Россия занимает на данный момент 14-е место как экспортер товаров в ФРГ и 13-е место как импортер немецких товаров. Для сравнения: Великобритания занимает пятую позицию как покупатель товаров из Германии и только 11-ю позицию как продавец».

Не только сырьевой экспорт

Численные показатели российско-германского товарооборота выглядят сбалансированно: по итогам 2019 года 47% общего объема пришлось на импорт из Германии и 53% — на экспорт в эту страну. Однако по структуре двусторонней торговли по-прежнему наблюдается большой перекос в сторону поставок сырья из России в обмен на импорт из Германии высокотехнологичных товаров. Как и раньше, по итогам прошлого года львиная доля поставок из Германию в Россию — это автомобили и оборудование (51%), а также продукция химической промышленности (29%). Россия же в Германию преимущественно поставляет углеводородное сырье, которое в прошлом году заняло 84% всех поставок. Второй заметный тип российских поставок — металлы и изделия из них (5%). «Что Россия экспортирует в Германию, а что оттуда импортирует, — это большая разница, — отмечает Вероника Любке. — Для российских компаний категории продаваемых в Германию товаров — это топливо, медь, драгоценные металлы, древесина, а вот основные позиции в продажах Германии на российском рынке — технологии и инвестиционное оборудование».

Впрочем, высокотехнологичный экспорт России в Германию все же есть: по данным Российско-германской внешнеторговой палаты (ВТП), в первом полугодии текущего года из России в Германию было поставлено на экспорт машин, оборудования и транспортных средств на 187 млн евро, что составляет 2,5% всех экспортных поставок. «Кроме того, было поставлено продуктов органической и неорганической химии на 117 миллионов евро и продуктов фармацевтики на 1,7 миллиона евро, часть из которых также можно отнести к высокотехнологичной области», — указывает Маттиас Шепп, председатель правления Российско-Германской внешнеторговой палаты.

По словам Маттиаса Шеппа, заметный пример успешного развития поставок в Германию высокотехнологичной продукции — это экспорт пензенского производителя станков «Станкомашстрой». Это предприятие специализируется на выпуске металлообрабатывающего оборудования, которое сейчас становится востребованным в разных странах, в том числе в Германии. «Станкомашстрой» сумел изменить классическую парадигму российско-немецкой торговли, когда Россия поставляет газ, нефть и другое сырье, а Германия — станки и оборудование, — отмечает Маттиас Шепп. — Станки собственного производства, оснащенные немецким программным обеспечением, российский завод поставляет не только в страны бывшего Советского Союза, но и в Европу, прежде всего в Германию. Потенциал роста высокотехнологичного экспорта есть в информационных технологиях, производстве новых материалов и композитов, электротехнического и энергетического оборудования, медицине и продаже интеллектуальной собственности. Многие российские компании из этих областей ищут партнеров в Германии».

Бюрократия и протекционизм

Последние три года торговля между Россией и Германией восстанавливалась  123-03.jpg
Последние три года торговля между Россией и Германией восстанавливалась

Говоря об условиях развития бизнеса в России, германский бизнес, как и раньше, высказывает разные мнения. Согласно опросу, проведенному совместно Восточным комитетом германской экономики (OAOEV) и Российско-германской внешнеторговой палатой 112 компаний из ФРГ, в которых работает 144 тыс. человек, 30% немецких предпринимателей считают, что деловой климат в России за минувший год улучшился, 39% не почувствовали изменений, а 31% констатировал ухудшение ситуации. Примерно такие же показатели настроений были год назад: в прошлом году доля компаний, где заметили улучшение делового климата, составила 32%.

Немецкие бизнесмены называют три ключевых фактора, которые препятствуют развитию их предприятий в России. Это бюрократия, слабые темпы роста российской экономики и протекционизм. В частности, в ходе опроса 62% немецких предприятий пожаловались на проблемы из-за протекционистских мер российских властей, например в сфере проведения публичных тендеров. «Опыт моего общения с собственниками и директорами немецких компаний полностью подтверждает эти наблюдения, — соглашается с результатами опроса Вероника Любке. — Таможенные процессы, требования по содержанию экспортно-импортной документации, зачастую превосходящие силу воображения немецких компаний, часто являются слишком серьезным препятствием для новичков, желающих войти в российский рынок, особенно если мы говорим о малых и средних предприятиях. С другой стороны, инфраструктура сопровождающих бизнес сервисных компаний, бизнес-ассоциаций и других структур, помогающих немецким компаниям решать подобные сложности, очень хорошо развита».

Серьезным испытанием для немецкого бизнеса стали визовые ограничения, которые были введены российским властями в связи с противодействием коронавирусу. Представители германских деловых кругов настоятельно просят ослабить эти рестрикции, так как они наносят ощутимый удар по бизнесу. «Существующие въездные ограничения — это серьезный вызов для немецкого бизнеса в России. Многие немецкие топ-менеджеры, имеющие трудовые договоры с компаниями в России, не могут въехать в страну из-за того, что рабочие визы в настоящее время не выдаются, — говорит Маттиас Шепп. — Мы призываем российское правительство в полном объеме возобновить выдачу рабочих виз с тем, чтобы иностранные менеджеры, в настоящее время не имеющие визы, могли вернуться к исполнению своих важных функций здесь, в России. Для установки и ремонта оборудования срочно требуются немецкие специалисты, члены некоторых семей месяцами живут вдали друг от друга, а многим менеджерам все труднее руководить бизнесом исключительно онлайн. Эти ограничения не только создают существенные трудности для многих из более чем 900 компаний — членов Российско-германской внешнеторговой палаты, но и, как показал недавний опрос ВТП, приводят к многомиллиардным убыткам».

Однако в ближайшие месяцы ситуация должна измениться в лучшую сторону: участники российско-германского сотрудничества указывают, что 6 октября этого года в России подписано распоряжение правительства, согласно которому с 1 января 2021-го вводятся электронные визы. И в перечень стран, на которые они будут распространяться, входят Германия и Австрия, что должно оживить деловые контакты между странами. 

Ценность продукта

Впрочем, нынешние трудности двусторонней торговли как в Германии, так и в России, представители бизнеса склонны рассматривать как временные. С одной стороны, рано или поздно должны восстановиться спрос и цены на российские энергоносители. С другой стороны, немецкие компании рассчитывают на развитие сотрудничества не только в сырьевой сфере. Об этом, в частности, в конце сентября заявил федеральный министр экономики ФРГ Петер Альтмайер, который вместе с министром промышленности и торговли РФ Денисом Мантуровым в режиме видеоконференции принял участие в церемонии открытия крупного логистический центра немецкой компании Globus в Подмосковье.

Стоимость нового объекта в России составляет 70 млн евро, или 6,5 млрд рублей, а всего старейший ритейлер Германии, с 2005 года вложивший в российскую экономику 1,5 млрд евро, имеет на территории РФ 17 гипермаркетов и в будущем планирует расширять эту сеть. Петер Альтмайер часто публично подчеркивает важность экономического сотрудничества Германии с Россией, вот и на церемонии открытия Globus он напомнил, что с момента вступления в должность министра экономики в марте 2018 года посетил Россию четыре раза. Позволил себе министр и прокомментировать ситуацию вокруг отравления российского оппозиционера Алексея Навального. «Тучи иногда сгущаются, вызывая у нас беспокойство, — отметил Альтмайер, — Но тем не менее важно, чтобы мы продолжали сотрудничать, максимально используя те возможности, которые не затронуты действующими санкциями».

Тем не менее представители бизнеса признают, что в ближайшем будущем политический фактор будет оказывать существенное давление на развитие экономических отношений между Германией и Россией. «Существует большой нереализованный экономический потенциал торговых отношений России и Германии, который, к сожалению, в ближайшее время вряд ли будет освоен. Некоторые факторы говорят об ухудшении дипломатических отношений между нашими странами. И в дальнейшем развитие экономических отношений во многом будет зависеть от политической позиции Германии и внутренней политики Евросоюза в отношении России», — указывает Елена Веревочкина, управляющий Санкт-Петербургским филиалом РГС-банка.

Но перспектива выгодного сотрудничества все же должна пересилить политические неурядицы. «Политическая составляющая, безусловно, оказывает влияние на настроения в бизнесе, но все же они не являются определяющим фактором во взглядах немецких предпринимателей в отношении России, — делится мнением Вероника Любке. — В этом сезоне наша компания активно работала с рядом немецких фирм, занятых в производстве и обслуживании холодильного оборудования. Как минимум от десятка компаний мы получили поддержку в наших начинаниях и явную готовность сотрудничать с нашим партнером — российским производителем строительных материалов на основе полиуретана. Каждый руководитель не упустил возможности пообщаться с нами на темы политики, но все они говорили, что они, мол, предприниматели, а политика их не касается, все решает спрос и предложение, качество и цена. Так что по нашему опыту самое продуктивное сотрудничество с немецкими компаниями можно построить тогда, когда ценность продукта или услуги безоговорочно выше, чем дискуссия об их происхождении».