В фокусе возможного президентского срока Джо Байдена будет идеологическая перезагрузка евроатлантической цивилизации, мягкое давление на Китай путем создания «экономики знания» и отказ от глобализма

PATRICK SEMANSKY/ AP/TASS

Цифры основных замеров общественного мнения в США неумолимы: Джозеф Байден обходит действующего президента Дональда Трампа на 8–9%, и, самое главное, согласно тем же опросам, бывший вице-президент побеждает во всех так называемых колеблющихся штатах, то есть в трех штатах «ржавого пояса» — Мичигане, Пенсильвании и Висконсине и в трех штатах «солнечного пояса» — Флориде, Аризоне и Северной Каролине. В отдельных штатах, в той же Флориде, например, преимущество Байдена минимально и не превышает 1–2%, в Пенсильвании разрыв максимален: согласно свободному опросу Realclearpolitics, в настоящее время он составляет 7,1%.

Скептики, однако, говорят, что у Хиллари Клинтон за две недели до выборов дело обстояло еще лучше и тем не менее победить Трампа ей не удалось. Остается верить, что за четыре года социологи сумели найти способ разговорить не склонных к откровенности респондентов — тех, кто в итоге определил преимущество Трампа в 2016 году. Однако есть и еще один, не связанный с опросами фактор, который позволяет предсказать победу кандидату от Демократической партии.

Дело в том, что не имеющие какой-то жесткой системы ценностей, твердого политического мировоззрения люди, а именно от их выбора сейчас все и зависит, чаще всего поддерживают того, кого они видят потенциальным победителем. Да, в 2016 году цифры опросов были за Клинтон, однако сама конъюнктура событий того судьбоносного года буквально выталкивала экстравагантного миллиардера на гребень волны, именуемой «мировым популизмом».

Создавалось ощущение, что весь Запад — и США, и Европа — вдруг сделал рывок в сторону национализма, отклонившись от прежнего, казалось бы хорошо выверенного, курса. 2016 год был отмечен и июньским референдумом по брекзиту, и подъемом правых и левых евроскептиков в континентальной Европе, и успехом «нелиберальных демократий» в Польше и Венгрии. Триумф трампизма стал своего рода завершением этого мощного вала. Избиратель наконец услышал близкие его сердцу слова об угрозе нелегальной миграции, о преступности, наконец, о том, что в погоне за глобальным лидерством страна забывает о закрывающихся заводах, пустующих городах и беднеющем рабочем классе.

Но что мы видим в 2020-м? Обещанная Трампом стена с Мексикой не достроена (не по его, правда, вине), война в Афганистане продолжается, в стране бушует эпидемия коронавируса и закрываются магазины, рестораны и кафе. Бунт евроскептиков в Европе политически подавлен, а освободившаяся от брюссельских пут Великобритания до сих пор не заключила с Европой торгового соглашения.

Более того, организатор электоральной победы трампистов Стивен Бэннон, грозивший создать популистский интернационал, находится под уголовным делом, а большая часть консервативных единомышленников президента, помогавших ему в ходе избирательной кампании, тем или иным способом оказались выдавлены из администрации. Трамп если и выглядит победителем, то только над поразившим его коронавирусом, от которого он подозрительно быстро излечился.

Страна явно устала от затянувшег

Новости партнеров

«Эксперт»
№44 (1182) 26 октября 2020
Паралич свободы
Содержание:
Турецкий друг: здесь скрыт кинжал за каждою улыбкой

Так друг, союзник или партнер? Чем обернутся отношения России и Турции в результате войны в Нагорном Карабахе

Наука и технологии
Потребление
Реклама