Китайский торговый союз

Повестка дня
Москва, 23.11.2020
«Эксперт» №48 (1186)

MINH HOANG/EPA

По итогам виртуального саммита АСЕАН 15 стран Азиатско-Тихоокеанского региона подписали договор о Всестороннем региональном экономическом партнерстве (ВРЭП). Участниками соглашения стали Китай, Япония, Южная Корея, Австралия, Новая Зеландия, Вьетнам, Камбоджа, Таиланд, Индонезия, Сингапур, Бруней, Лаос, Малайзия, Мьянма и Филиппины. В этих странах проживает 2,2 млрд человек (28% населения Земли), а совокупная доля этих стран в мировой экономике составляет 29% мирового ВВП.

Любители свободной торговли, измученные изоляционистскими инициативами президента США Дональда Трампа, возликовали: «Да здравствует свободная мировая торговля!». Bloomberg, словно забыв о существовании Всемирной торговой организации и Соглашения об экономическом партнерстве между Евросоюзом и Японией от 2018 года, назвал произошедшее «самой крупной торговой сделкой в мире». Дополнительную порцию восторгов излили те, кто давно и с нетерпением ожидает, когда Китай наконец-то свергнет США с мирового экономического олимпа.

Однако свободная торговля в рамках ВРЭП имеет ряд ограничений: соглашение отменяет торговые пошлины для 92% товаров и около 65% сектора услуг. Что касается ожиданий взрывного роста торговли в рамках организации, то они, вероятнее всего, несколько завышены. Большинство экономически развитых стран ВРЭП имеют экспортно ориентированные экономики, а менее развитые страны, может быть, и захотят закупать еще больше товаров, но не смогут этого сделать из-за скромных размеров своих внутренних рынков. Теоретически из относительно общего рынка ВРЭП могут попросить «на выход» внешних игроков: например, Новая Зеландия способна потеснить США и Евросоюз на продовольственном рынке Китая. Но в таком случае Вашингтон и Брюссель наверняка найдут чем ответить Пекину, перекрыв часть китайского экспорта в свои страны.

Идею о безусловной привлекательности ВРЭП испортило нежелание Индии подписывать соглашение. Нью-Дели принял участие в 28 из 31 раундах переговоров о создании ВРЭП (они продолжались с 2013 года, но в ноябре 2019 года Индия решила их прервать). Двусторонние китайско-индийские отношения имеют ряд противоречий, в том числе приграничный спор в провинции Ладакх. Стычки на границе между индийскими и китайскими военными в июне 2020 года вылились в убийство 20 военнослужащих Индии, которых китайцы забили камнями. Но еще более острые противоречия между Нью-Дели и Пекином лежат в сфере экономики. В 2019 году товарооборот между двумя странами составил 87 млрд долларов, из которых 16,7 млрд — это индийский экспорт в Китай, а 70,3 млрд приходятся на китайский экспорт в Индию. Понятно, что при обнулении большинства тарифов торговый дефицит Индии с Китаем лишь увеличится. Кроме того, Индия не против повторить китайский путь развития, став новым филиалом «всемирной фабрики». Однако для этого также нужно защищать еще неокрепшего национального товаропроизводителя не только от китайских товаров, но от товаров большинства стран ВРЭП. В июне 2020 года Индия ввела антидемпинговые пошлины в отношении плоского проката с алюминиевым или цинковым покрытием из Китая, Вьетнама и Южной Кореи, в сентябре были введены антидемпинговые пошлины на грузовые и автобусные шины, импортируемые из Китая, а в октябре — на нержавеющий холоднокатаный прокат из Индонезии.

Нетрудно было заметить, что соглашение ВРЭП готовилось в противовес Транстихоокеанскому партнерству (ТТП), которое было заключено в 2016 году под эгидой США. Это соглашение также подписали Япония, Вьетнам, Австралия и такие крупные страны, как Канада и Мексика. Тогда за бортом ТТП остался лишь Китай, но в 2017 году Дональд Трамп решил выйти из этого торгового соглашения. Хотя в ТТП голос США был самым весомым, все-таки это был коллективный договор. Хозяин Белого дома резонно рассудил, что в ходе двусторонних переговоров с Канадой и Мексикой он добьется большего, что он и сделал в ноябре 2020 года, заключив новое торговое соглашение с этими странами. Возможно, в итоге семилетних переговоров о создании ВРЭП Китай смог выторговать себе побольше остальных, но это вовсе не означает, что Пекин теперь будет «писать правила мировой торговли».

Можно также вспомнить с большой помпой заключенное в 2018 году Соглашение об экономическом партнерстве между Европейским союзом и Японией (эти страны тоже обладают третью мирового ВВП). Высокие договаривающиеся стороны тогда намекали, что заключают соглашение в противовес «неправильной» политике, проводимой Трампом, но видимой экономической отдачи от нового соглашения никто так и не дождался.

Новости партнеров

«Эксперт»
№48 (1186) 23 ноября 2020
Газ без "Газпрома"
Содержание:
Почем газ для народа?

Для нескольких миллионов российских семей газификация их жилищ — годами лелеемая мечта. Президент поставил задачу завершить газификацию регионов к концу нынешнего десятилетия, причем не за счет кошельков россиян. Гигантская инфраструктурная программа стоимостью почти два триллиона рублей точно не под силу одному «Газпрому». Кроме того, есть регионы, где экологичная модернизация теплоснабжения предпочтительна с опорой не на сетевой газ, а на СПГ, уголь и электричество

Реклама