Места для лучшей парковки

Татьяна Печенкина
7 декабря 2020, 00:00
№50

Сектор специализированной индустриальной недвижимости прошел фазу количественного роста и может стать локомотивом посткризисного развития регионов

АЛЕКСЕЙ НАСЫРОВ/ТАСС

В конце ноября сразу два региона заявили о намерениях сформировать новые профессиональные площадки индустриальной недвижимости. Правительство Челябинской области инициировало создание индустриального парка на базе ТЛК «Южноуральский», а власти ХМАО отправили в Минэкономразвития заявку на создание первой в округе особой экономической зоны.

По данным Ассоциации индустриальных парков (АИП) в России, количество специализированных площадок растет каждый год на 20%, индустриальные парки (ИП) и особые экономические зоны (ОЭЗ) заняли довольно существенную часть рынка индустриальной недвижимости, и у инвесторов появился выбор не только между профессиональной и непрофессиональной площадкой, но и внутри списка ОЭЗ и ИП.

При таком разбросе предложений при выборе площадки сложно корректно сравнить предлагаемые варианты. Эта гипотеза стала основанием для составления рейтинга инвестиционной привлекательности ИП и ОЭЗ АЦ «Эксперт». Результаты четвертой волны исследования были представлены на круглом столе «Развитие индустриальных площадок и особых зон как локомотив регионального развития» в рамках XV Международной конференции «Российские регионы в фокусе перемен»*.

«Создавая рейтинг, мы стремились оценить уровень привлекательности и клиентоориентированности относительно больших индустриальных площадок и тем самым дать определенной группе инвесторов первоначальный ориентир для выбора места размещения производства», — заявил, открывая дискуссию, директор Аналитического центра «Эксперт» Дмитрий Толмачев.

У профессиональных площадок сегодня разный статус и модели функционирования. Территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) и ОЭЗ имеют не только подготовленные участки, но и особую административно-правовую форму, в которой уже заложены преференции резидентам. Именно поэтому мы попытались максимально сблизить объекты ранжирования и сузить выборку (см. методику, ниже). Мы берем в фокус внимания только крупные проекты (минимальная планка для гринфилд-проектов — 40 га, для браунфилд-проектов — 50 тыс. кв. м). 

В целом по стране на статус индустриальных парков претендуют более 1200 промышленных площадок, национальному стандарту АИП по итогам 2019 года соответствует 270. Кроме того, по данным Минэкономразвития РФ, сегодня действуют 111 ТОСЭР и 33 ОЭЗ.  

*) Организаторы конференции — Аналитический центр «Эксперт», журнал «Эксперт Урал» совместно с Институтом экономики и управления УрФУ и Уральский федеральный университет.

Билет в высшую лигу

В нашу выборку по итогам 2019 года вошло 120 инвестиционно привлекательных площадок. К таковым мы относим ИП и ОЭЗ, на территории которых за прошедший год запущено хотя бы одно предприятие. И мы видим уверенный рост привлекательных для инвесторов площадок. По итогам 2018 года в нашем рейтинге был 101 участник, по итогам 2017-го — 84, по итогам 2016-го — 76. В последнем исследовании мы фиксируем увеличение гринфилд-парков с 62 до 79, число браунфилд-площадок по сравнению с прошлым годом не изменилось — 36, пять ИП совмещают характеристики обоих типов. Кроме того, среди участников рейтинга увеличилась представленность особых экономических зон с восьми в первой волне до 18 в четвертой.

Вершину рейтинга все четыре волны исследования занимают площадки Татарстана — ТП «Химград», КИП «Мастер», ОЭЗ «Алабуга». Впрочем, по нашей выборке видно, что регионы стремятся перенимать лучший опыт. География четвертого рейтинга расширилась до 46 субъектов (годом ранее было 41, в 2017-м — 36). Лидеры по представленности — Московская и Калужская области, Татарстан. При этом Московская область (17 площадок) почти вдвое превзошла два остальных региона-лидера, в каждом их них по девять привлекательных площадок. Кроме того, в числе лидирующих регионов с шестью площадками Ульяновская область. Суммарно эти четыре территории аккумулируют треть крупных инвестиционно привлекательных действующих площадок.

Лидерами рейтинга привлекательности по итогам 2019 года признаны площадки, набравшие более 32 баллов. Пропускной билет в высшую лигу (класс АА) обеспечивает выгодное местоположение, широкий спектр услуг для резидентов и эффективный менеджмент. Это ключевые показатели, по которым мы видим прорыв ИП и ОЭЗ.

О привлекательности площадок говорит также уровень заполняемости. У половины участников рейтинга из класса АА этот показатель составляет 60–90%, по сравнению с прошлым годом у большинства игроков высшей лиги увеличилось количество резидентов и площадь арендуемых площадей. Среди участников с заполненностью свыше 90% почти две трети — частные площадки, среди заполненных менее чем на 30% в основном парки и зоны, созданные с участием государства.

Половина состава высшей лиги приходится на особые экономические зоны, и все эти ОЭЗ созданы при участии государства, только одна среди них имеет частную форму собственности — ОЭЗ ППТ «Ступино Квадрат».

Основную клиентскую базу большинства площадок класса АА сформировали иностранные и крупные российские компании, вокруг которых, как правило, создается пул совместных производств. Так, якорным резидентом ИП «Химический парк “Тагил”» является предприятие со стопроцентным иностранным капиталом «Уралхимпласт», а рядом с ним расположились российско-австрийское СП «Уралхимпласт-Амдор» и австрийско-немецкое СП «Уралхимпласт-Хюттенес Альбертус». Запросы таких резидентов сразу ставят высокую планку для УК. Иностранные компании задали стандарты и для инфраструктуры парков в Ульяновской области. Так, именно по запросу японской компании Bridgestone в ИП «Заволжье была сделана широкая высококачественная автомобильная дорога. Кроме того, наличие крупных компаний создает возможность для выстраивания кооперации. К примеру, якорный резидент КИП «Мастер» — КамАЗ и его поставщики, и этот факт привлекает внимание малого и среднего бизнеса (см. «Расчет на эффективность», ниже).

Расчеты указывают на возможности улучшения позиций в рейтинге, которыми и пользуются игроки. В этой волне исследования за счет увеличения вклада услуг и менеджмента, применения налоговых льгот и работы с резидентами из класса А в высший эшелон поднялись ОЭЗ ТВТ «Санкт-Петербург», ПОЭЗ «Ульяновск» и «ММК — Индустриальный парк», из класса ВВ вверх рванули индустриальный парк «Авангард», ИП «Нижние Котлы», Химический парк «Тагил». Эти площадки за год улучшили такие параметры, как стоимость ресурсов, работа с резидентами и налоговые льготы.

По сложившейся традиции специализированные площадки в России соревнуются между собой объемом привлеченных инвестиций, налоговых отчислений, количеством созданных рабочих мест и выручкой резидентов.

Мы же замеряем результативность на основе анкетирования по двум критериям — масштаб деятельности и эффективность. В этой волне в оценке результативности индустриальных площадок приняло участие 45 парков и ОЭЗ, в прошлом году — 22.

Итогом наших расчетов становится «квадрант результативности». В целом расчеты указывают, что вклад индустриальных площадок в уровень занятости регионов пока невысок и не превышает 1,5%. Инвестиции резидентов ИП и ОЭЗ в создание производств в целом по выборке площадок не превышает 5,5% от общего объема инвестиций в основной капитал регионов. Впрочем, несколько площадок демонстрируют впечатляющие результаты. Например, на долю ОЭЗ ППТ «Алабуга» приходится 40% вложений в основной капитал региона, на долю ОЭЗ ППТ «Калуга» — более 41%, ИП «Ворсино» держит треть вложений.

Средний уровень доли выручки резидентов в общем объеме промышленной отгрузки регионов базирования площадок в целом по выборке не превышает 6,5%. Однако некоторые площадки опять-таки демонстрируют прорыв. Например, доля резидентов ИП «Богородский» (Московская область) в общей структуре выручки региона составляет более 51%, резиденты ИП «Красный Яр» (Красноярский край) держат более 76% региональной отгрузки.

Позиции в рейтинге привлекательности ИП и ОЭЗ не всегда коррелируют с результативностью. Этому есть несколько причин. Во-первых, идет оценка различных аспектов деятельности (внешних факторов и менеджмента против экономических показателей владельцев площадок и резидентов), во-вторых, проекты развития ИП и ОЭЗ — долгосрочные, и они могут находиться на разных стадиях жизненного цикла. Именно поэтому большинство из них находятся в правом нижнем секторе относительно привлекательных, но дающих сравнительно невысокий экономический результат. Нахождение площадок в данном квадрате не означает, что они неэффективны, зачастую их вклад в региональное развитие значительнее.

"Квадрант результативности" деятельности индустриальных парков и ОЭЗ График 1 АЦ "Эксперт"
"Квадрант результативности" деятельности индустриальных парков и ОЭЗ
АЦ "Эксперт"

Парковый иммунитет

Пандемия и меры по сдерживанию ее распространения, безусловно, отразились на деятельности как управляющих компаний парков, так и их резидентов. Просадка в апреле–мае, как и во всей стране, произошла, но она оказалась некритичной.

По словам генерального директора УК «Про-бизнес-парк» Дениса Ремезова, часть резидентов парка переводили сотрудников на удаленную работу, некоторые приостанавливали деятельность на месяц-два, но бизнес никто не свернул: «Все резиденты продолжают работать, по нашим наблюдениям, они рассчитывают на отложенный спрос и довольно оптимистично оценивают перспективы».

— Несмотря на сложную обстановку, за весь период пандемии мы потеряли только одного резидента, — подтверждает тренд директор ООО «ММК — Индустриальный парк» Владимир Дремов. — Мы связываем это с тем, что сработали действующие в нашем парке инструменты поддержки резидентов со стороны основного акционера ММК. В рамках этой программы каждый резидент имеет право на получение софинансирования на конкурсной основе в размере до 30 процентов стоимости проекта, но не более 15 миллионов рублей. Мы видим, что этот механизм эффективен, и ставим задачу на следующий год привлечь еще как минимум двух якорных инвесторов.

— Мы в 2019 году построили три новых объекта площадью более 15 тысяч квадратных метров, и у нас были очень серьезные опасения, будут ли эти объекты в условиях пандемии востребованы, — рассказывает генеральный директор Технополиса «Химград» Айрат Гиззатуллин. — Но в итоге наши инвесторы полностью выполнили свои обязательства и по соглашениям создадут более 600 новых рабочих мест, из которых 238 уже созданы.

Во многом это результат активной политики региональных инвестиционных команд и управляющих компаний: в период жестких ограничений им удалось включить все возможные рычаги поддержки резидентов.

— В марте, после введения карантинных ограничений, мы создали штаб для консультирования инвесторов по исполнению требований карантина, и в ежедневном режиме он помогал нашим резидентам получить необходимые СИЗы и организовать работу без остановки производства, — говорит генеральный директор Корпорации развития Ульяновской области Сергей Васин.

По словам Айрата Гиззатуллина, «Химград» поддержал резидентов через предоставление скидок и отсрочек по арендной плате: «Причем мы делали это независимо от того, вошли или нет компании в перечень наиболее пострадавших отраслей, потому что пострадали, несомненно, все. Кризис, конечно, отразился на динамике инвестиционной активности, но в то же время компании увидели для себя новые возможности. Оказалось, что текущая ситуация позволяет ряд проектов реализовывать существенно дешевле, резиденты готовятся удовлетворить отложенный спрос».

По словам директора департамента по привлечению и взаимодействию с инвесторами ОЭЗ «Дубна» Дениса Иванова, ряд компаний перенесли сроки ввода в эксплуатацию собственных объектов на следующий год из-за сложностей с поставкой оборудования и материалов, а также из-за изменений на рынке сбыта их продукции: «Тем не менее, несмотря на пандемию, в текущем году на площадках нашей ОЭЗ 25 компаний начали подготовку земельного участка или строительно-монтажные работы по возведению научно-производственных комплексов, и это рекордное число».

Некоторые резиденты парков оперативно отреагировали на потребности рынка в условиях пандемии и сделали быстрый разворот в номенклатуре, отмечает Айрат Гиззатуллин:

— Наши компании сумели организовать выпуск большого количества дезинфицирующих средств, многие активно включились в организацию производства средств индивидуальной защиты, масок и защитных костюмов. Кроме того, наши резиденты обеспечивают медицинские учреждения услугами по обеззараживанию медицинских костюмов, поставляют медицинский кислород.

 88-10.jpg ЕГОР АЛЕЕВ/ТАСС
ЕГОР АЛЕЕВ/ТАСС

Вирус как фактор

Вполне возможно, совокупно индустриальные парки и ОЭЗ в этом году покажут такой же уровень вложений в создание новых производств, как и прежде, или даже превзойдут результаты прошлого года. Эта гипотеза опирается на набор факторов, которые способствуют появлению новых направлений для инвестиций.

Во-первых, как нам представляется, этот тренд задаст необходимость нивелировать эффект разрыва цепочек. В период первого локдауна особенно остро встала проблема поддержания прочности связей для отраслей, где цепочки поставок являются глобальными, — это тяжелое машиностроение, электроника, промышленное оборудование. В таких случаях под угрозой находятся цепочки поставок между производственными площадками комплектующих и сборочными заводами в разных географических зонах.

Учитывая этот опыт на уровне компаний, после окончания пандемии можно ожидать движения в сторону локализации. Сергей Васин уже видит эти настроения в предпринимательской среде: «Сейчас компании стараются сократить цепочки поставок и приблизить поставщиков к себе. И мы готовимся к локализации поставщиков крупных компаний из сектора машиностроения на территории региона».

Примеры реализации этого тренда уже есть. В июле этого года компания «Немак Рус» анонсировала проект строительства предприятия по производству головок и блоков цилиндров двигателя для автомобилей Hyundai в ИП «Заволжье» с инвестициями 1,7 млрд рублей. В октябре в ОЭЗ ППТ «Тольятти» пришел новый резидент «Форесия автомобильные решения». По словам генерального директора ОЭЗ ППТ «Тольятти» Сергея Андреева, Faurecia, французская компания с мировым именем, реализует проект производства автокомпонентов с объемом инвестиций 410 млн рублей.

Другая предпосылка для появления новых инвестиционных траекторий связана с повышенным спросом на продукцию отдельных отраслей в период пандемии; к ним, в частности, можно отнести проекты в области фармакологии. Безусловный бенефициар пандемии — сектор производства и переработки пищевой продукции. В августе этого года на территории индустриального парка «Ворсино» Калужской области началось строительство рыбоперерабатывающего комбината «Старомихайловский РПК». Предприятие займется производством рыбных консервов и деликатесной продукции. В августе же компания «Фуди Сосенский» начала строительство производственного комплекса по изготовлению продуктов питания на ТОСЭР «Сосенский» Калужской области. 
И наконец, третий вектор — потребность в создании новых производств со стороны высокотехнологического сектора, который именно во время пандемии получил новый импульс для роста. В этом году в особой экономической зоне «Иннополис» в Татарстане о реализации своих проектов заявили сразу десять новых резидентов. Проекты этих компаний с общим объемом заявленных инвестиций 30,8 млрд рублей связаны со строительством центра обработки и хранения данных, разработкой онлайн-платформ, программного обеспечения, комплексных информационных систем и др.

 88-12.jpg ЕГОР АЛЕЕВ/ТАСС
ЕГОР АЛЕЕВ/ТАСС

Выбери меня

Все это создает дополнительный спрос на индустриальную недвижимость. И это новый шанс для специализированных площадок, потому что именно они могут предложить условия для быстрого запуска проектов. Очевидно, что это приведет к ужесточению конкуренции за инвестора. Во время первой волны исследования опрошенные нами управляющие парками выделили три основных критерия конкурентоспособности площадок: наличие необходимой инженерной инфраструктуры, рынок сбыта и логистические возможности.

И судя по всему, базовые критерии не меняются, приходящий на площадки малый бизнес предъявляет те же требования, что и крупные инвесторы.

— Наше предприятие выпускает упаковочную клейкую ленту, — рассказывает директор компании «Брендлента» из Свердловской области Наталия Сивоволова. — Мы намерены увеличить объемы производства и для этого посмотрели несколько площадок. Нам хотелось бы найти готовые помещения, чтобы мы, условно говоря, приехали с оборудованием, воткнули розетку и запустили производство. Очень хорошее впечатление оставил индустриальный парк «Богословский», но это 450 километров от Екатеринбурга. Такое плечо очень резко увеличивает логистические затраты.

Первоочередным критерием по-прежнему остается локация, говорят управляющие. Но при этом они отмечают появление новых требований со стороны резидентов (см. «Главное — сервис», ниже). Если раньше резиденты в первую очередь обращали внимание на стоимость земельного участка, то в последнее время они больше оценивают стоимость реализации всего проекта, включая возможные риски.

По словам генерального директора Портовой особой экономической зоны Олега Барабанова, среди новых запросов — способность УК оказать производственным компаниям полный комплекс услуг по решению задач, связанных с разворачиванием производства. В ответ на этот запрос Портовая особая экономическая зона начала внедрять решения, позволяющие обеспечить высокие темпы строительства объектов, и сейчас эта площадка формулирует полученный опыт как конкурентное преимущество, говорит Олег Барабанов:

— Мы строим производственные объекты быстро и дешево за счет внутриобластной кооперации, используем местные строительные материалы, в результате средняя стоимость квадратного метра нового строительства составляет 24 160 рублей вместе со всей инфраструктурой, а срок возведения объекта всего восемь месяцев.

— Конкуренция диктует новые подходы, — соглашается Денис Ремезов. — Поэтому два года назад мы приняли решение силами управляющей компании осуществлять полный комплекс услуг для резидентов, начиная с бизнес-плана и заканчивая вводом в эксплуатацию. Для этого мы создали две компании, осуществляющие функции генерального подрядчика и проектировщика. Именно это сейчас позволяет нам оставаться конкурентоспособными. В течение последних двух лет мы построили четыре объекта.

По словам генерального директора Химического парка «Тагил» Игоря Гердта, каждая управляющая компания определяет свои сервисы:

— Для малых и средних предприятий необходим доступ к офисным и производственным площадям, снабжение необходимыми энергоресурсами. Крупные производственные компании создают свои собственные объекты, и для них востребованы, помимо снабжения энергоресурсами, вспомогательные сервисы, такие как охрана труда и промышленная безопасность, экологическое сопровождение, медицинские услуги, а также услуги по хранению и логистике, по ремонту оборудования, обеспечению питанием, уборке, оформлению разрешительной документации.

По мнению Айрата Гиззатуллина, важным элементом в наборе критериев становится обеспечение будущих производств необходимыми трудовыми ресурсами:

— Требования к персоналу с каждым днем растут, и важно, чтобы у инвестора была возможность соотнести затраты на фонд оплаты труда с производительностью, которую потом этот персонал обеспечит. Кроме того, компании должны иметь возможность обучать людей. В целом для выполнения запроса на профессиональные кадры нужна дополнительная социальная инфраструктура, обеспечивающая высокое качество жизни.

По статистике запросов АИП каждый второй инвестор все еще выбирает непрофессиональные площадки для строительства новых объектов, предпочитая купить землю или участок у собственника. И в этом кроется потенциал роста сектора специализированной индустриальной недвижимости. Учитывая готовность к развитию, у площадок есть все возможности совместно с инвестиционными командами регионов побороться за инвестора на этапе посткризисного восстановления.

— Рост индустриальных парков привел к тому, что количественное предложение подготовленных площадок выросло и на первый план выходит качество работы с инвестором, — считает Сергей Васин. — Все большее значение имеют скорость ответа на запросы, качественная проработка запрашиваемой информации. Мы должны закрывать весь спектр запросов компаний, выбирающих площадку.

По мнению Айрата Гиззатуллина, в расчете на долгосрочную перспективу площадкам предстоит развиваться в сторону создания общей экосреды: «Важным элементом будущего является создание условий, в которых бизнесу будет комфортно расти и будет как можно меньше ограничивающих факторов».

Как показало исследование, в лидерах инвестиционной привлекательности держатся индустриальные парки и свободные экономические зоны тех регионов (Московская, Калужская и Ульяновская области, Татарстан), где региональные команды изначально выстраивали целенаправленную стратегию работы с инвесторами. На первом этапе их функционал сводился преимущественно к сопровождению проектов, что и превратилось в серьезное конкурентное преимущество. Возможно, в новом инвестиционном цикле этого будет недостаточно, и некоторые регионы уже начинают тестировать другие подходы. Так, команда Ульяновской области (см. «Ветер новых компетенций», ниже) пытается сформировать инвестиционную траекторию и с помощью профессиональных площадок локализовать в регионе проекты в совершенно новой для территории сфере — возобновляемой энергетике.

Главное — сервис

Функционал индустриальных парков выходит за рамки обеспечения инфраструктуры. Управляющие компании стремятся отвечать на новые запросы резидентов, в частности освоение рынков сбыта. Об этом рассказывает генеральный директор Технополиса «Химград» Айрат Гиззатуллин.

— Технополис «Химград» с самого начала исследования уверенно держится на вершине рейтинга. В чем заключаются ключевые факторы инвестиционной привлекательности индустриального парка?

— Наши высокие позиции — это прежде всего результат реализации политики Республики Татарстан и лично президента Республики Рустама Минниханова по созданию условий для привлечения инвестиций. Конечно, большое влияние оказывает локация: Казань — город с высокой деловой активностью. И наконец, третий фактор — выбор правильной модели площадки. Прежде чем определить концепцию «Химграда», мы тщательно изучили мировой опыт. С самого создания Технополиса «Химград» мы исходили из того, что индустриальный парк — это не квадратные метры и не мегаватты, это в первую очередь сервис, который нужен резидентам.

Если десять-пятнадцать лет назад для привлечения инвесторов было достаточно обеспечить понятные условия предоставления земли, зданий, необходимую инженерную инфраструктуру, транспортную доступность и налоговые льготы, то сегодня этот перечень является базовым стандартом. Конкурентным преимуществом становятся набор и уровень сервисов, которые могут предложить индустриальные парки. Спектр этих услуг довольно широк: это и бухгалтерия, и юридические консультации, и подбор кадров. Есть и специальные сервисы. Например, наш индустриальный парк ориентирован на малотоннажную химию и переработку полимеров, значительное количество резидентов работают в этих отраслях, и мы взяли на себя функцию централизованной поставки сырья — полимеров, которые производятся в Татарстане. Кроме того, у нас располагаются несколько лабораторий, которые позволяют нашим резидентам провести входной контроль качества сырья, отработать рецептуры, провести сертификацию продукции. О правильности выбранной нами концепции говорят результаты. По итогам 2019 года объем выпуска продукции резидентами Технополиса «Химград» вырос на 20 процентов и превысил 39 миллиардов рублей. Сейчас на территории работают уже 318 резидентов.

— Как меняется запрос со стороны резидентов индустриальных парков в современных условиях?

— Конечно, мы не стоим на месте и постоянно анализируем возможности развития. Резиденты имеют резервы увеличения выпуска продукции за счет сменности работы, это не требует значительных капитальных затрат. Ограничивающим фактором является объем рынка. Поэтому мы вместе с нашими резидентами ищем новые рынки сбыта. Например, у нас есть успешный опыт выхода на рынок Республики Узбекистан. Эту работу мы ведем при поддержке президента Татарстана Рустама Минниханова в рамках межправительственного соглашения между Россией и Узбекистаном. Ряд наших резидентов уже вышли на рынок Узбекистана, некоторые открыли там филиалы и запустили производство. Это работает на увеличение выпуска продукции и, соответственно, на успешность наших резидентов.

 

Железка в «Титановую долину»

 88-04.jpg ПРЕДОСТАВЛЕНО ОЭЗ «ТИТАНОВАЯ ДОЛИНА»
ПРЕДОСТАВЛЕНО ОЭЗ «ТИТАНОВАЯ ДОЛИНА»

РЖД и правительство Свердловской области подписали концессионное соглашение о строительстве железнодорожного полотна и сопутствующей инфраструктуры в особой экономической зоне промышленно-производственного типа «Титановая долина».

Стоимость проекта составит 1,6 млрд рублей, протяженность железнодорожных путей — 7,6 км. Железная дорога позволит резидентам ОЭЗ перевозить до 500 тыс. тонн груза в год. Работы должны быть завершены до конца 2022 года.

Согласно договоренностям, РЖД выступит в качестве концессионера, построит железнодорожные пути на территории ОЭЗ с примыканием к путям общего пользования станции Верхняя Салда Свердловской железной дороги.

«Благодаря совместным усилиям, резиденты особой экономической зоны в Верхней Салде будут обеспечены услугами железнодорожного транспорта. Железная дорога — важнейший элемент транспортной инфраструктуры любой промышленной площадки. Ее наличие позволяет доставлять сырье и материалы, необходимые для производства, и отправлять готовую продукцию в любую точку страны и мира быстрее, удобнее и дешевле, тем самым повышая конкурентные преимущества инфраструктурной площадки», — заявил губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев.

ОЭЗ «Титановая долина», один из ключевых инвестиционных проектов Свердловской области, была создана в 2010 году и состоит из двух площадок: «Верхняя Салда» и «Уктус». На сегодняшний день в ОЭЗ 19 резидентов. Грузовая железнодорожная линия усилит конкурентные преимущества площадки. Уже на этапе подготовки концессионного соглашения ОЭЗ смогла привлечь в качестве резидентов два крупных инвестиционных проекта. Оба производства должны запуститься в 2023 году.

Первое производство — это компания ООО «Аллегро» (совместное предприятие «Евраз НТМК» и «Рейл Сервис», холдинговой компании, владеющей вагоноремонтными активами), которое создаст на площадке в Верхней Салде крупное производство железнодорожных колес. Мощность нового предприятия составит 200 тыс. колес в год с возможностью увеличения до 300 тыс. Емкость российского рынка этого вида продукции — 1,45 млн колес. На производстве планируется создать 425 рабочих мест. Объем инвестиций — 16 млрд рублей. Начало производства намечено на четвертый квартал 2022 года. Новое производство будет построено с применением передовых технологий и оборудования. «Евраз» также внесет в проект свою уникальную экспертизу.

Второй резидент — компания ООО «ЭкоТех» с проектом строительства завода по выпуску графитированных электродов, которые используются металлургическими предприятиями в производстве сталей и ферросплавов. ООО «ЭкоТех» планирует выпускать 30 тыс. тонн готовой продукции в год, что составляет 24% текущего объема рынка графитированных электродов РФ. При этом 33% производимой в ОЭЗ «Титановая долина» продукции инвестор рассчитывает направлять на экспорт. Планируется создать 123 рабочих места. Инвестиции — 5,5 млрд рублей.

Ксения Клепча

 

Каспийский кластер: новая точка притяжения инвестиций

 88-05.jpg ПРЕДОСТАВЛЕНО АО «ОЭЗ «ЛОТОС»
ПРЕДОСТАВЛЕНО АО «ОЭЗ «ЛОТОС»

В Астраханской области появится портовая особая экономическая зона для развития грузоперевозок на международном транспортном коридоре Север — Юг. Ее объединят с действующей ОЭЗ промышленно-производственного типа «Лотос» в Каспийский кластер

Соответствующее постановление в ноябре этого года подписал председатель правительства Российской Федерации Михаил Мишустин. Каспийский кластер станет новой точкой притяжения инвестиций на международном транспортном коридоре Север — Юг, связывающем страны Европы и Азии через Каспийское море.

Астраханская область исторически играла роль связующего звена между странами Европы и Азии. Именно здесь проходит самый короткий и удобный транскаспийский маршрут международного транспортного коридора Север — Юг, который вдвое короче маршрута через Суэцкий канал.

Значимость МТК Север — Юг постоянно растет: во-первых, благодаря наращиванию товарооборота России и Европы с Индией, а во-вторых, западноевропейские компании заинтересованы в том, чтобы направлять по нему грузы в страны Центральной Азии. В итоге возникает потребность в современных портовых мощностях, небольших перерабатывающих производствах и соответствующей инфраструктуре. Для этого и создана портовая ОЭЗ.

Согласно федеральному законодательству, ее резидент может осуществлять портовую деятельность, а также строительство, реконструкцию и эксплуатацию объектов инфраструктуры порта. Резиденты портовой ОЭЗ не облагаются НДС и пользуются льготными ставками налогов на прибыль, имущество, земельному и транспортному. Плюс режим свободной таможенной зоны.

Преимущества перевозки грузов по МТК «Север — Юг» 88-06.png
Преимущества перевозки грузов по МТК «Север — Юг»

По мнению председателя Национальной ассоциации логистов Германии в России Мирко Новака, выгодные условия, созданные в Астраханской области для локализации производства, поставки комплектующих и запасных частей, безусловно привлекут множество западноевропейских компаний.

Уже есть якорный инвестор, который вложил более 150 млн рублей в экономическое обоснование и предпроектные работы. Портово-логистическая компания «Каспий» планирует построить здесь современный контейнерный терминал.

Как рассказывает генеральный директор ООО «ПЛК “Каспий”» Олег Савченко, в течение двух лет мы планируем построить первую очередь контейнерного терминала, который будет принимать грузы из Средней Азии, Индии и направлять в сторону Европы и европейской части России, а также распределять по российской территории. — Более того, могу сказать, что интерес со стороны российских компаний с точки зрения экспорта сельскохозяйственной продукции, промышленных товаров сегодня огромный. Поэтому как минимум мы рассчитываем на грузооборот в миллион тонн в первые два года, с дальнейшим выходом на запланированные пять-восемь миллионов тонн».

Объединение двух зон в Каспийский кластер тоже неслучайно. Компании, работающие в промышленной ОЭЗ «Лотос», будут использовать порт для отправки своей продукции. По словам генерального директора АО «ОЭЗ “Лотос”» Сергея Милушкина, сегодня среди резидентов ОЭЗ компании из России, Италии, Ирана и других стран.

«Портовая ОЭЗ — это логистика, промышленная ОЭЗ — грузовая база. Поэтому объединение обеих зон в Каспийский кластер позволит эффективнее развивать и продвигать оба проекта», — подытожил Сергей Милушкин.

 

Фокус на лучших решениях

 88-07.jpg ПРЕДОСТАВЛЕНО АО «ОЭЗ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГ»
ПРЕДОСТАВЛЕНО АО «ОЭЗ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГ»

Генеральный директор АО «ОЭЗ “Санкт-Петербург”» Тамара Рондалева: «Если мы не будем гибкими и не будем совершенствоваться, рискуем проиграть в конкуренции».

 Как, по вашим наблюдениям, за последние годы меняются критерии выбора площадок для размещения производств со стороны инвесторов?  

 — Инвестора прежде всего интересует вопрос, как построить завод с наименьшими потерями и в кратчайшие сроки. Если инвестпроект готов и подтверждено финансирование, инвестору нужны только условия для качественной реализации проекта. Набор условий, действующих в петербургской ОЭЗ, всем этим критериям полностью отвечает. Это льготная аренда земельного участка и его выкуп после ввода в эксплуатацию предприятия, бесплатное подключение ко всем сетям на этапах возведения объекта капитального строительства, льготное налогообложение во время ведения операционной деятельности, таможенные преференции. Но мы видим, что инвестор становится более требовательным к сервису. Есть четкий запрос на проектирование объектов и технический надзор силами внутри ОЭЗ. Компании готовы брать в сопроектировщики специалистов УК, которые намного лучше знают площадку, особенности размещения сетей в периметре и другие особенности, которые в совокупности позволяют более оперативно и качественно проектировать, при этом нередко экономя на этой статье расходов инвестпроекта. Несколько таких контрактов в текущем году уже заключено, и мы ожидаем усиления этого тренда.

 В рейтинге АЦ «Эксперт» ОЭЗ «Санкт-Петербург» набрала высокий балл по критерию «работа с резидентами». Как вы сами оцениваете эффективность УК в этом направлении? 

— Сегодня у нас 58 резидентов с заявленным объемом инвестиций более 88 миллиардов рублей. Со всеми компаниями мы ведем работу в индивидуальном порядке, вопросы решаются в ручном режиме. Резиденты знают ответственных лиц, с кем можно оперативно связаться и решить возникающие проблемы. При возникновении проблем, которые выходят за рамки компетенции управляющей компании, мы помогаем адресовать их в администрацию города, где зачастую находим поддержку. На мой взгляд, для резидентов у нас созданы максимально комфортные условия, в том числе по направлению взаимодействия с управляющей компанией. Мы также постоянно работаем над качеством оказываемых резидентам на площадке услуг, проводим мониторинг удовлетворенности услугами и корректируем недочеты.

 В какой мере вызовы, связанные с распространением COVID-19, отразились на деятельности резидентов ОЭЗ и УК?  

— Пандемия заставила всех активизироваться, искать пути оптимизации. Мы, как управляющая компания, пересмотрели свои внутренние корпоративные процессы, например усилили направление информатизации и цифровизации, что позволило не только сократить бумажный документооборот и соответственно снизить затраты, но и сократить риск контактов между сотрудниками и контрагентами. И это пример положительного влияния внешних факторов. При этом многие наши резиденты в связи с возросшим спросом на определенные продукты приняли решение диверсифицировать производство, максимально оперативно его перестроили, получили регистрационные удостоверения и сертификаты и приступили к выпуску продукции, предназначенной для борьбы с распространением коронавирусной инфекции. Тем самым они компенсировали возможные потери по другим направлениям и продуктам. У нас фактически сложился «антиковидный» кластер: наши резиденты в ОЭЗ производят СИЗы, оборудование для дезинфекции помещений и общественного транспорта, тест-системы на наличие вируса и наличие антител, в том числе суммарных. Еще две компании готовятся к запуску производства российской вакцины против коронавирусной инфекции «Спутник V». Таким образом, резиденты ОЭЗ в полной мере включились в борьбу с новым вирусом и стараются максимально помочь государству в обеспечении общества социально значимой продукцией.

 Как вы оцениваете перспективы развития особых экономических зон?

— За пятнадцать лет в России создано 33 ОЭЗ и востребованность их велика, статус резидента имеют более 770 компаний. На мой взгляд, в текущей политической и экономической ситуации усиливается роль российского инвестора, и мы видим рост спроса со стороны именно российских компаний, которые пересмотрели возможные для себя ниши на рынке, оценили свои перспективы и принимают решения об инвестициях в создание продуктов и производственных мощностей для их выпуска. В этой ситуации площадки ОЭЗ, имеющие различную географическую локацию по всей территории России, готовую инфраструктуру, опыт управления проектом и администрирования резидентов, приобретают преимущества с точки зрения выбора площадки для реализации самых разных инвестпроектов. Скорость принятия решений, воплощения проектов и выхода на рынки — ключевые параметры для успеха компаний, особенно сейчас. Петербургская ОЭЗ в течение нескольких лет входит в пятерку по эффективности среди особых экономических зон России в соответствии с критериями Минэкономразвития России. Значительное улучшение наших позиций в текущем году в рейтинге российских ОЭЗ АЦ «Эксперт» — подтверждение правильности нашей стратегии. Но эффективность ОЭЗ «Санкт-Петербург» признается не только на российском, но и на международном уровне, не первый год мы попадаем в рейтинг лучших ОЭЗ мира Global Free Zones of the Year 2020 международного аналитического издания fDi. В этом году мы отмечены в специализации «фармацевтика». Но останавливаться нельзя. Мы внимательно смотрим на первый опыт создания и работы частных ОЭЗ, смотрим, как меняются ОЭЗ в других регионах, каковы тренды развития индустриальных парков и всех остальных территорий преференциального развития экономики. Изучаем опыт коллег, берем лучшие практики и адаптируем к нашим площадкам и особенностям нашего проекта, чтобы достойно конкурировать и предлагать продукты и услуги на уровне лучших мировых площадок. Если мы не будем гибкими и не будем совершенствоваться, то рискуем проиграть.

 

Интервью взяла Ирина Перечнева

 

Репутация и экспертиза как фактор

 

Привлекательность индустриального парка обеспечивается его расположением, помощью в реализации проектов и гарантиями управляющей компании, полагает директор по продажам коммерческой недвижимости АО «ЮИТ Санкт-Петербург» Владислав Таланин.

— На каких инвесторов ориентирован индустриальный парк Greenstate? 

— Клиентами индустриального парка Greenstate являются как крупные международные компании, так и малый и средний российский бизнес. Наш парк идеально расположен на границе города и области, имеет собственную железнодорожную ветку, готовую инженерную инфраструктуру и достаточное количество инженерных ресурсов для реализации любого проекта. Репутация компании ЮИТ, ее 108-летняя история развития обеспечивает надежные гарантии любым инвесторам, желающим реализовать свой проект на территории нашего парка. Для клиентов важно, чтобы их проекты были реализованы в запланированные сроки и бюджет. И мы для этого делимся с клиентами опытом по вопросам, связанным не только с покупкой земельного участка и присоединения к инженерным ресурсам, но и нашей экспертизой по проектированию и строительству будущего объекта. Кроме того, мы внимательно следим за меняющимися потребностями клиента. Помимо стандартных услуг, оказываемых управляющей компанией в ИП, для производственных компаний остаются востребованными услуги, позволяющие улучшить эффективность цепочек поставок. Речь идет о более тесном взаимодействии между поставщиками-потребителями продукции и услуг на территории самого ИП, и это генерирует дополнительную ценность в виде сокращения логистических расходов, складских запасов сырья или готовой продукции. Это позволяет клиентам высвободить часть финансовых средств, которые они могут направить на другие цели. Все это в совокупности и обеспечивает привлекательность нашей площадки, о чем говорит уровень заполняемости, который существенно выше среднего по стране: 72%. Сейчас на территории парка ведут строительство четыре предприятия, еще два предприятия начали свою операционную деятельность в текущем году.

— Как вы оцениваете спрос на объекты индустриального земельного рынка? 

— Мы ожидаем продолжения позитивной динамики спроса в начале 2021 года. Кроме того, на рынке сформировался большой дефицит небольших производственно-складских помещения для малых предприятий, формат Light Industrial. Наша компания занимается разработкой продукта, который этот спрос удовлетворит. Для этого мы ищем внешнего инвестора в качестве партнера.

Стремясь перезапустить экономику, правительства большинства стран, делают финансирование максимально доступным. Многие компании малого и среднего бизнеса работают на своих рынках пять, десять, пятнадцать лет и более. Они уже переросли прежнюю инфраструктуру, в подавляющем большинстве такие производственные предприятия «сидят» в старых советских цехах, которые в лучшем случае имеют косметический ремонт. Именно такие компании предъявляют сейчас спрос на современную индустриальную недвижимость. И за счет дешевого финансирования у них появилась возможность построить для себя те помещения, которые будут соответствовать выросшему бизнесу. Но следует учитывать, что «окно» дешевого финансирования начнет закрываться уже во второй половине следующего года.

 

Интервью взяла Ирина Перечнева

 

Расчет на эффективность

Генеральный директор КИП «Мастер» Фарид Закиров: «Мы убедились в работоспособности модели создания кооперационных связей между резидентами. Дальнейшее развитие индустриальных парков мы связываем с развитием сервисов»

— Каковы, по вашему мнению, факторы конкурентоспособности ИП?

— Перед любым бизнесом стоят задачи обеспечивать максимальную эффективность. Поэтому, на мой взгляд, ключевое преимущество ИП — выгодное соотношение предложения по параметру цена — качество. Именно это и обеспечивает привлекательность КИП «Мастер» для инвесторов. Подтверждение тому — показатель наполняемости нашего парка: у нас практически не осталось подготовленных свободных площадей, мы готовим уже седьмую очередь КИП «Мастер». В других городах, где реализуются наши проекты (в Ставрополе и Димитровграде), уровень наполнения готовых площадей также составляет от 80 до 100 процентов.

Второй немаловажный фактор — возможность взаимовыгодного сотрудничества для компаний. Так с самого начала функционирования КИП «Мастер» наш якорный резидент ПАО «КАМАЗ» работал с другими резидентами нашего парка на приоритетных условиях. Сейчас наши резиденты являются поставщиками нескольких крупных компаний из различных отраслей промышленности, мы видим, что довольно продуктивны и кооперационные связи между небольшими компаниями, размещенными на одной площадке.

 КИП «Мастер» относится к группе браунфилд-парков. В чем плюсы и минусы этой модели?

— Действительно, есть специфические факторы, которые отличают «браунфилды» от «гринфилдов». Каждый из них обладает преимуществом: наша модель позволяет предложить потенциальному резиденту стандартное помещение, которое подойдет для абсолютного большинства производственных процессов. Любое предприятие может оперативно разместить оборудование и начать выпуск продукции без длительного ожидания подготовки помещения и дополнительных капитальных затрат. Если бизнес-план компании меняется, у нас всегда есть возможность увеличить площадь или, наоборот, сократить, если ощущается спад на рынке.

Такой подход в первую очередь востребован со стороны малого и среднего бизнеса, который вынужден работать в условиях ограниченных ресурсов. Крупный бизнес, в том числе иностранный, использует нашу площадку для того, чтобы протестировать возможности российского рынка без необходимости возводить собственные здания с реализацией полного цикла.

Дальнейшее развитие КИП «Мастер» мы связываем с более интенсивным взаимодействием с резидентами. Резидент должен сконцентрироваться на основных процессах, а вспомогательные операции будут обеспечиваться специализированными компаниями. В этом мы видим свою функцию. Часть этих решений уже внедрена. Например, обеспечение питанием персонала, погрузочно-разгрузочные работы, логистические услуги, охрана, медицинское обслуживание. Задача следующего этапа — развивать новые услуги в этом направлении.

Безусловно, каждый новый сервис должен быть востребованным, удобным, полезным и эффективным. Очевидно, что большой потенциал для соответствия этим критериям лежит в цифровизации таких процессов.

 

Интервью взяла Ирина Перечнева

 

Ключ к успеху

Реализуя свою миссию и ценностное предложение для инвестора, ОЭЗ должна пройти пять последовательных этапов развития, считает и. о. гендиректора АО ОЭЗ ППТ «Моглино» Наталья Юшко.

— Особые экономические зоны могут быть мощными движущими силами экономического роста, причем обеспечивающими реализацию промышленной политики с «лазерным прицелом» в стимулировании приоритетных отраслей. Об этом говорит мировой опыт. В России, несмотря на усилия правительства, большое число ОЭЗ не справляются со своими задачами. Многие работают до достижения порога своей убыточности и не способствуют развитию конкурентоспособности, росту экспорта и внедрению инноваций. Успешный алгоритм развития ОЭЗ заключается в способности пройти пять ключевых этапов: формирование стратегии, реализация стимулов, привлечение якорных инвесторов, формирование отраслевой специализации и создание бизнес-среды.

В ОЭЗ «Моглино» на площади 300 гектаров создана инфраструктура по мировым стандартам: газ, электричество, водоснабжение, дорожная сеть. УК обеспечивает консалтинговые услуги one-stop shop, максимально упрощая процедуры и документооборот от этапа инициации проекта и до сопровождения в процессе деятельности. Задача этого этапа — выйти за рамки меморандумов о взаимопонимании и перейти к реализации таможенных и налоговых преференций при тесном сотрудничестве с администрацией субъекта, таможенными органами, институциональной средой федерального и регионального уровня.

Наш следующий этап развития — обеспечение современной экосистемы коммуникаций в направлении цифровизации сервисов и работы с информацией через интернет-платформы. Это позволит соединить множество раздробленных информационных источников, особенно связанных с тяжело идущими на контакт структурами, от которых зависит формирование и реализация политики в ОЭЗ, контроль и следование стратегическим целям.

Развитие промышленных компаний во многом зависит от их способности к трансформации в направлении спроса, стратегии масштабирования и создания цепочки добавленной стоимости через микролокализацию, внедрение инноваций в свои процессы и продукты на базе НИОКР. Кроме того, компании сегодня испытывают огромный дефицит квалифицированной рабочей силы, способной обслуживать высокотехнологичное оборудование, следовать концепции бережливого производства и обеспечивать экомониторинг. Система платформы призвана сформировать центр компетенций через постоянное обучение и связь между научными организациями, институтами развития, властью и бизнесом.

Особая экономическая зона — это, по сути, маленькое государство, в котором переплетаются интересы множества стейкхолдеров, и здесь необходим двусторонний механизм взаимодействия, обмен опытом правоприменения, формирование устойчивых бизнес-моделей, адаптация финансовых инструментов, инфраструктурных решений и повышение квалификации на постоянной основе.

 

Подготовила Ирина Перечнева

 

Новые цепочки кооперации

В мае этого года в России появилась новая ОЭЗ промышленно-производственного типа «Кулибин» в Дзержинске Нижегородской области, возможности которой позволят вывести на рынок продукты, не имеющие аналогов в России. О стратегии и перспективах рассказывает Тимур Халитов,генеральный директор Корпорации развития Нижегородской области, выполняющей  функции управляющей компании ОЭЗ.

— Почему именно эта территория была выбрана для расположения ОЭЗ и каков ожидаемый эффект от запуска новой площадки?

— Местом создания особой экономической зоны был выбрана территория АО «ДПО “Пластик”». Дзержинск всегда был и остается одним из крупнейших центров химической промышленности России. Здесь есть квалифицированные кадры, компетенции для создания на имеющейся промышленной базе новых кооперационных цепочек. Изначально нами сделан акцент на специализацию ОЭЗ «Кулибин» — размещение производств химических продуктов. Но мы рассчитываем на развитие проектов и в других секторах промышленности, считаем, что инвесторов заинтересует размещение производства автокомпонентов, изделий из композитных материалов, видим также перспективы для реализации проектов из сферы логистики. Расчеты показали, что совокупный объем налоговых и таможенных отчислений компаний-резидентов в бюджеты разных уровней должен достичь более пяти миллиардов рублей к 2029 году, планируется создать 2400 новых рабочих мест.

— В чем преимущества этой площадки? Чем вы намерены заинтересовать инвесторов?

— В этой промышленной зоне уже есть вся необходимая инженерная инфраструктура и достаточный для будущих инвесторов резерв мощностей. Поэтому все резиденты смогут начать реализацию проектов в сжатые сроки. На данный момент площадь составляет 72,3 гектара. Мы считаем, что ОЭЗ «Кулибин» — идеальное место для размещения производств: рядом расположена таможня, есть достаточно внушительный резерв мощностей. Кроме того, мы планируем увеличить площадь ОЭЗ дополнительно на 430 гектаров — мы видим потенциал комплексного развития территории за счет перспективы создания индустриального парка в непосредственной близости к нынешней территории, он станет второй очередью существующей ОЭЗ и на его территории будут действовать те же льготные условия, что и на основной площадке. Сейчас резиденты ОЭЗ «Кулибин» имеют возможность повысить эффективность реализации своих проектов за счет снижения налоговой нагрузки: ставки налога на прибыль снижена с 20 до 2 процентов в первые пять лет реализации проекта, до 5 процентов в следующие пять лет и до 14,5 процента в последующем. Кроме того, резиденты получат преференции в виде полного освобождения от налогов на имущество, землю и транспортного налога.

И мы видим, что наши прогнозы оправдались. В Корпорацию развития Нижегородской области сразу же после объявления о создании ОЭЗ «Кулибин» начали поступать заявки от инвесторов, желающих открыть предприятие, а в конце октября три инвестиционных проекта получили поддержку на заседании первого экспертного совета. Резидентами ОЭЗ «Кулибин» стали компании «РТ — Композитные газовые баллоны», «Хома Адгезив» и «Пластматика». Размещение производств этих предприятий позволит создать порядка 500 новых рабочих мест, а также вывести на рынок импортозамещающие и экспортно ориентированные продукты, не имеющие аналогов в России.

 

Интервью взяла Ирина Перечнева

 

Ветер новых компетенций

Генеральный директор Корпорации развития Ульяновской области Сергей Васин: «Страновая конкуренция за инвестора ужесточается. Ответ на этот вызов мы видим в создании новых специализаций в региональной экономике».

— Исследование АЦ «Эксперт» указывает на рост инвестиционно- привлекательных площадок. Чем можно объяснить эту тенденцию? 

 — Считаю, это связано с ростом профессионализма инвестиционных команд в регионах и постоянным развитием площадок. Действующие в нашей области индустриальный парк «Заволжье» и особая экономическая зона «Ульяновск» — одни из старейших в стране. Индустриальный парк «Заволжье» изначально проектировался по требованиям иностранных инвесторов. Все стандарты задавались крупными международными игроками: японской компанией Bridgestone, японо-германским концерном DMG Mori, американской корпорацией Mars. Управляющая компания сформировала весь необходимый перечень услуг, от IT-сопровождения до обслуживания производственного оборудования. Сегодня мы предлагаем инвесторам комплексные «пакетные» предложения: готовые площадки, получение максимального пакета льгот, от региональных до всех существующих федеральных, включая СПИК; обеспечиваем экспортную поддержку, встраивание в цепочки поставок. Кроме того, инвесторы могут рассчитывать на помощь в обеспечении создаваемых предприятий квалифицированными кадрами. Развитие площадок продолжается, мы постоянно наращиваем компетенции и совершенствуем условия ведения бизнеса. Например, в прошлом году на территории Портовой особой экономической зоны была достроена вся таможенная инфраструктура, теперь ОЭЗ готова оказывать резидентам услуги и экспортно-импортного сопровождения. Формируем новые площадки в муниципалитетах Ульяновской области.

— Как, по вашему мнению, меняются функции региональных институтов развития?  

— Инвесторам по-прежнему нужны консультации в области законодательства, мер и типов поддержки. Но требования к профессионализму команд, скорости и качеству предоставляемой информации существенно выросли. Сейчас речь идет уже о страновой конкуренции. Возникает запрос на создание новых направлений в экономике регионов. Мы должны предлагать условия для иностранных инвесторов не хуже, например, чем Восточная Европа. Отвечая на этот вызов, мы наращиваем компетенции в новой энергетике: ветряной, солнечной, водородной, создаем специализированный индустриальный парк для инновационных композитных производств в составе межрегионального кластера «Композиты без границ». В регионе уже работает «Аэрокомпозит-Ульяновск». Это единственное предприятие в России по производству силовых композитных конструкций для авиастроения. Локализовали и производство в сфере энергомашиностроения, два года назад заработал уникальный завод по производству основного компонента ветроустановок — лопастей, производимых с применением композитов. В этом году на площадку особой экономической зоны привлекли отечественного производителя композитных материалов — компанию «Гален». Это позволит нашему региону сформировать новые инновационные сегменты и отрасли, востребованные в мире. Индустриальные парки и ОЭЗ являются одним из инструментов реализации этой стратегии.

 

Интервью взяла Ирина Перечнева