Путь к эпохе Возрождения

В 2020 году из-за пандемии показатели делового сотрудничества Франции и России сократились почти на четверть, однако развитие бизнеса между странами имеет много перспективных направлений — от пищевой индустрии, розничной торговли, логистики до транспортного машиностроения, фармацевтики, автомобилестроения, аэронавтики

ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ DASSAULT SYSTÈMES
Общий объем французских инвестиций в Россию оценивается в 18 млрд долларов. На фото: системы цифрового моделирования, которые внедряются в РФ компанией Dassault Systèmes

«Хороши или плохи события жизни, во многом зависит от того, как мы их воспринимаем», — сказал в своё время Мишель де Монтень, французский философ и писатель эпохи Возрождения. Участникам французско-российского делового сотрудничества сейчас особенно стоит вспоминать подобные изречения в связи с заметным падением показателей совместного бизнеса. Вирус больно ударил не только по здоровью миллионов людей, но и по международной деловой активности, в том числе по экономическому сотрудничеству между Францией и Россией. По данным Федеральной таможенной службы (ФТС) в текущем году оно сократилось почти на четверть: за девять месяцев товарооборот между странами составил 3,5 млрд долларов, это на 22% меньше, чем за аналогичный период прошлого года, и на 33% ниже показателей 2018-го (см. график 1). При этом в текущем году существенно снизились продажи топлива (с 3,7 до 2,9 млрд долларов), черных металлов (со 115 до 80 млн долларов), механического оборудования (с 89 до 71 млн долларов).

Впрочем, и до коронавируса эти показатели оставляли желать лучшего: по итогам 2019 года товарооборот между Россией и Францией составил 14,9 млрд долларов, на 15% меньше, чем в 2018-м (17,2 млрд долларов), а всего за последние восемь лет он сократился в два раза (28,1 млрд долларов в 2011 году, см. график 2). При этом показатели российского экспорта во Францию с 2010 года упали почти вдвое (с 12,4 млрд до 6,3 млрд в прошлом году), в то время как французский импорт сократился скромнее — всего на 15% (с 10 млрд долларов в 2010-м до 8,5 млрд в 2019-м), и сейчас сальдо внешней торговли перевешивает в сторону поставок товаров из Франции.

«Снижение объемов двустороннего товарооборота связано со множеством различных факторов, в том числе с ухудшением общемировой экономической конъюнктуры, — комментирует Григорий Пахомов, руководитель академии финансовых советников QBF. — При этом основная доля поставок пришлась на минеральные продукты, металлы, транспортные средства, продукцию химической промышленности, древесину и целлюлозно-бумажные изделия. Сокращение стоимостных объемов российского экспорта во Францию вызвано снижением объемов продаж минеральной продукции, нефти и нефтепродуктов. От европейского партнера, в свою очередь, снизился импорт машин, оборудования, транспортных средств и летательных аппаратов».

«Структура двусторонней торговли России и Франции сейчас асимметрична, — продолжает Виктория Михайлова, советник по внешней торговле Франции, сооснователь компании Sensemakers. — Более 80 процентов французского импорта приходится на углеводороды и нефтепродукты, в то время как почти две трети французского экспорта в Россию составляют оборудование и транспортные материалы, в частности для авиастроения. Сильный рост французского импорта из России (плюс 30 процентов, 10 миллиардов евро в 2018 году) практически полностью связан с ростом цен на углеводороды (плюс 31 процент для средней цены барреля Brent. В 2018 году Франция была 17-м покупателем России, на нее приходилось 1,7 процента ее экспорта. А французский экспорт в Россию в 2018 году упал на 4,4% (5,3 миллиарда евро), что свидетельствует о сокращении российского рынка в результате совокупного эффекта политики импортозамещения, введения контрэмбарго в отношении пищевых продуктов, высокой волатильности продаж Франции и снижения поставок самолетов. Россия в 2018 году. являлась только восьмым рынком для Франции за пределами ЕС, в то время как в 2014-м она находилась на четвертом месте».

Самый значимый инвестор

Исторически Франция оказывала большое влияние на развитие России, вот и сейчас французский бизнес один из самых значимых инвесторов в российскую экономику и соперничает за первое место по этому показателю с Германией: общий объем накопленных французских прямых иностранных инвестиций в РФ оценивается на уровне 18 млрд долларов. По разным оценкам, на сегодняшний день в России работает порядка 600 французских компаний, на французских предприятиях в РФ в общей сложности трудятся около 150 тыс. российских граждан.

К французским компаниям, активно развивающим свою деятельность в РФ, относятся такие значимые игроки, как Renault (автомобилестроение), Danone (пищевая промышленность), Sanofi и Servier (фармацевтика), Sсhneider Electric, Alston (машиностроение), EDF (энергетика), Total (нефтегазовая отрасль), Societe Generale (финансы), Auchan, Leroy Merlin (розничная торговля), Dassault Systèmеs, Orange Business Services (цифровые технологии), Michelin (производство шин), Saint-Gobein (строительство). «Французские компании работают в России в различных сферах, но особенно хорошо зарекомендовали себя в пищевой промышленности, финансах, энергетике, автомобилестроении, строительстве, транспорте, аэронавтике и фармацевтике, — отмечает Виктория Михайлова. — Согласно рейтингу Forbes 2020 года, лидером среди крупнейших иностранных компаний в России лидером сейчас является компания Renault: выручка “Рено Россия” в 2019 году составила 435,5 миллиардов рублей. На четвертом месте в этом списке французский ритейлер “Леруа Мерлен Восток” с показателем выручки 311,5 миллиардов рублей. Пятерку крупнейших компаний замыкает компания “Ашан” с выручкой 306 миллиардов рублей. В этом году в список 50 крупнейших иностранных компаний в России также вошли “Данон Трейд”, “Л'Ореаль” и “Санофи Россия”».

Что же касается развития российского бизнеса во Франции, то сейчас общий объем накопленных российских инвестиций во французскую экономику оценивается на гораздо более скромном, но все же заметном уровне — три миллиарда долларов. Всего, по некоторым оценкам, на территории Французской Республики работает 40 российских компаний, число их сотрудников оценивается примерно в 3500 человек. При этом среди российских проектов во Франции есть довольно большое число высокотехнологичных примеров сотрудничества в области транспорта, энергетики, информационных технологий. В частности, одним из ведущих российских инвесторов во Франции сейчас является РЖД, которые в 2012 году за 800 млн евро приобрели 75% акций крупной логистической компании Gefco у группы Peugeot–Citroën. И хотя из-за пандемии и спада производственной активности доходы Gefco существенно упали, компания продолжает играть значимую роль в логистической отрасли Франции и других европейских стран, успешно обслуживая крупных заказчиков в разных отраслях промышленности. Свои совместные предприятия и сотрудничество на территории Франции развивают «Ростех», «Роскосмос», «Росатом». В частости, «Росатом» и Комиссариат по атомной энергии и альтернативным источникам энергии Франции (КАЭ) в прошлом году подписали сотрудничество о развитии в таких направлениях, как системы накопления энергии, технологии реакторов на быстрых нейтронах, поставки оборудования для АЭС, обращение с отработанным ядерным топливом, а также в области возобновляемых источников энергии.

Выехать из тоннеля

Безусловно, развитию бизнеса между Францией и России мешает обостренная политическая ситуация и продолжающиеся санкции. «Сирийский и украинский кризисы негативно сказались на экономических взаимоотношениях между странами и стали одной из причин сокращения объемов российско-французского товарооборота, — констатирует Григорий Пахомов. — Напомним, что в знак протеста против “агрессивных действий” России в Сирии и Украине французская сторона заморозила работу совместных институтов политического и торгового-экономического сотрудничества, приняла решение разорвать выполнение контракта о поставке вертолетоносцев “Мистраль”».

«Конечно, санкции оказали негативное влияние как на политическую, так и на экономическую составляющую российско-французских отношений, — соглашается Алла Клюева, главный эксперт департамента международного делового сотрудничества и общественных связей Центра международного сотрудничества (ЦМТ). — В частности, введение ограничений существенным образом повлияло на экономику сельского хозяйства Франции, остановив поставки свинины, сыров и молочной продукции в РФ. Эксперты также отмечают негативное влияние на банковский сектор Франции. Сегодня ряд французских политиков открыто заявляет о необходимости снятия санкций в области розничной торговли, энергетики, банковского сектора, фармацевтики, предметов роскоши и других как лишающих французскую экономику потенциального роста и взаимовыгодного сотрудничества. Хотя стоит признать, что существуют и противоположные течения в отношении РФ среди французской элиты».

Сможет ли французский и российский бизнес преодолеть очередной спад в своих отношениях? Участники рынка убеждены, что для этого есть большой потенциал: пандемия и экономический спад рано или поздно закончатся и с новой силой заработают многие перспективные сферы экономического взаимодействия. Например, в области транспортного машиностроения интересным примером сотрудничества является крупный совместный проект между французской компанией Saft и АО «Метровагонмаш» (входит в Трансмашхолдинг). Компании в октябре текущего года заключили соглашение об использовании аккумуляторов Saft (производятся во французском городе Бордо) для обеспечения аварийной тяги новых поездов, предназначенных для Московского метрополитена. В частности, в рамках проекта впервые предусматривается применение в московском метро бортовых аккумуляторных батарей, позволяющих составу самостоятельно выехать из туннеля в случае отключения электропитания и остановки между станциями.

Динамично развивается и логистика, причем часто французские компании в России широко обслуживают в первую очередь своих соотечественников. «Если анализировать транспортные потоки нашей компании из Франции в Россию, можно выделить следующие направления: аэронавтика, fashion (в частности, сегмент люкс), фармацевтическая промышленность, парфюмерия и косметика, а также индустриальные проекты в самых разных областях — от производства шин до сборки автомобилей, — рассказывает Алексей Мисаилов, директор подразделения Global Supply Chain французской компании FM Logistic. — Один из свежих примеров — строительство завода по производству сиропов известной марки Monin в Ступинском районе. Для французской компании в 2020 году было завезено несколько производственных линий, а сейчас уже начались пуско-наладочные работы».

К другим последним заметным проектам французского бизнеса в России относится проект строительства в Ульяновске завода по производству электрооборудования компанией Legrand, инвестиции в который оцениваются в 14,1 млн евро. Химический концерн SNF, в свою очередь, строит в Саратове предприятие по производству полиакриламида, используемого в буровых растворах для добычи нефти, стоимость проекта — 65 млн евро. Агропродовольственная группа Savencia два года назад приобрела акции крупнейшего производителя сыра — Белебеевской молочной компании в Республике Башкортостан — и успешно модернизирует завод в Уфе под производство мягких сыров по французской технологии: запланированная производственная мощность предприятия — шесть тысяч тонн сыра в год.

Развивается активное сотрудничество между странами и в таких серьезных отраслях, как ядерная энергетика. В 2023 году французская компания Orano Projects и ПО «Электрохимический завод» «Росатома» планируют запустить вторую установку (первая запущена в 2019-м) по обесфториванию обедненного гексафторида урана, используемого в различных областях промышленности. «В отличие от других стран Европы Франция не отказывается от атомной энергетики и намерена активно развивать эту отрасль, и в этом просматриваются хорошие перспективы для “Росатома”. На данный момент атомная энергетика во Франции составляет более 70 процентов энергобаланса страны, следовательно, есть возможность выстраивать долгосрочные и взаимовыгодные отношения в этой сфере», — комментирует Николай Неплюев, предприниматель, член Ассоциации профессиональных директоров АНД.

Есть перспективы у двустороннего взаимодействия предпринимателей Франции и России в сфере микроэлектроники и других технологичных сферах. «Поставки французских электронных компонентов успешно развиваются последние двадцать лет, санкции почти не повлияли на поставки микроэлектроники французского производства, скорее даже поспособствовали увеличению поставок за счет замещения части продукции американских производителей, в частности модулей радиационно-стойкой памяти, СВЧ-транзисторов, малошумящих генераторов, космических конденсаторов и фильтров, — отмечает Антон Мельников, руководитель департамента развития российской компании SD Solutions (поставка электронных компонентов). — Хотя отдельные эпизоды отказа в поставке ряда компонентов двойного назначения все же есть. Но показательно, что французское торгпредство было недавно реорганизовано в Российско-французский центр научно-технологического сотрудничества Nauka Innov. Под эгидой этого центра происходит активный обмен коммерческой информацией между французскими и российскими компаниями, организуются конференции и семинары для производителей и потребителей в обеих странах, в том числе в онлайн режиме. Активно развивается сотрудничество в высокотехнологической отрасли и в космических технологиях благодаря созданию совместной российско-французской рабочей группы, в которую входят крупнейшие предприятия с обеих сторон, такие как “ИСС Решетнева”, ПАО “Прогресс”, РКК “Энергия”, Thales, Airbus и другие».

Говоря об аэрокосмической сфере, стоит отметить, что еще в 2003 году стартовал российско-европейский проект «Союз», когда на правительственном уровне было принято решение о запусках ракет-носителей «Союз» с космодрома во Французской Гвиане. Несмотря на все политические и санкционные перипетии, этот проект продолжает развиваться: подготовку ракет-носителей «Союз-СТ», поставку наземного технологического оборудования и его эксплуатацию на космодроме Куру обеспечивают предприятия «Роскосмоса» РКЦ «Прогресс», НПО Лавочкина, ЦЭНКИ. На прошлой неделе должен был состояться первый старт «Союза» с французского космодрома со спутником ОАЭ Falcon Eye 2, однако он был отложен по техническим причинам. Но участники проекта утверждают, что старт состоится позже, и в будущем запуски станут регулярными.

Заметна активность двух стран и области стартапов «В 2019 году фонд “Сколково” выступил партнером первого форума Trianon Startups с участием 20 российских стартапов, проходившего в Версальском дворце. Формат Trianon Startups позволяет стартапам представлять свои проекты французским компаниям и корпорациям, — рассказывает Алла Клюева. — А недавно в Сколково состоялся Российско-французский форум чистых технологий, в котором приняли участие 12 стартапов, а также “Сибур” и “Норильский никель”. Среди ключевых направлений — умный город, “зеленая” промышленность, возобновляемые источники энергии, технологии переработки отходов. Месяц назад кластер биомедицинских технологий фонда “Сколково” и французская фармацевтическая компания Servier объявили о старте проекта по поиску и поддержке стартапов в области онкологии и аутоиммунных заболеваний».

Наконец, весьма интенсивное взаимодействие между Францией и Россией идет и в научной сфере. «В 2018 году страны подписали межведомственную дорожную карту “Высшее образование и научные исследования” на пятилетний и десятилетний срок, — продолжает Алла Клюева. — Перспективы развития двустороннего научного сотрудничества включают в себя проведение исследований в области инноваций, университетских программ, программ в области развития инфраструктуры, включая права регламентации прав интеллектуальной собственности».

Французская компания Renault — лидер в России среди иностранных компаний: выручка «Рено Россия» в 2019 году составила 435,5 млрд рублей. На фото: завод Renault в Москве 120-04.jpg ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ RENAULT
Французская компания Renault — лидер в России среди иностранных компаний: выручка «Рено Россия» в 2019 году составила 435,5 млрд рублей. На фото: завод Renault в Москве
ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ RENAULT

Бытовая цифровизация для французов

На фоне политических скандалов к российскому бизнесу во Франции сейчас относятся настороженно, к тому же французские банки, опасаясь американских санкций, часто отказывают сотрудничать с предпринимателями из России. Однако, несмотря на препятствия, у российского бизнеса во Франции есть перспективы, начиная со сферы малого и среднего предпринимательства, например ресторанных услуг, и заканчивая более серьезным взаимодействием, например в области поставок микроэлектроники.

«Россияне, которые иммигрируют во Францию и открывают здесь бизнес, в первую очередь стараются сформировать потребность у местной российской аудитории. Поэтому процветают русские школы: в парижском регионе их много, и это хороший, востребованный бизнес. Открываются русские магазины, например известный книжный Globe в Париже, — рассказывает Дарья Тарнопольская, соучредитель консалтинговой компании Easy France Pass. — Даже успешные во Франции российские компании эксплуатируют экзотический образ нашей страны. Пример — косметический бренд Natura Siberica, представленный в большой сети гипермаркетов Франции Monorpix. Именно на образе “мистической Сибири” в сочетании с экзотическими ингредиентами он вышел на рынок и быстро раскрутился».

А поставки микроэлектроники из России во Францию могут быть поддержаны начавшимися торговыми войнами и стремлением французов ослабить зависимость от американских компонентов. «В области микроэлектроники было бы интересно наладить экспорт во Францию ряда компонентов, разрабатываемых в России по ОКРам и НИРам, — считает Антон Мельников. — На сегодняшний день экспорт этих изделий осложнен, так как он имеет государственное финансирование по линии Минобороны или “Роскосмоса”. Хотя эти разработки могут иметь большую добавленную стоимость, их продажа на экспорт поможет загрузить отечественные предприятия выпуском серийной продукции, снизить себестоимость производства и в целом положительно скажется на развитии предприятий. Стоит отметить, что Франция активно борется за диверсификацию своей экономики и пытается избавиться от зависимости от американских поставщиков. В этом смысле российские предприятия могли бы послужить своего рода альтернативой именно в мелкосерийных высокотехнологичных изделиях, в которых конкуренция с китайскими производителями, ориентированными на массовое производство, не страшна».

Французские фармацевтические компании активно локализуют свое производство в России. На фото: завод компании Servier в Новой Москве 120-06.jpg ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ SERVIER
Французские фармацевтические компании активно локализуют свое производство в России. На фото: завод компании Servier в Новой Москве
ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ SERVIER

Деятельность с участием российских специалистов на территории Франции развивается и в научной сфере. Российские ученые участвуют в ряде крупных проектах во Франции — в частности, они осуществляют совместные исследования в Европейском центре синхротронного излучения (ESRF) в Гренобле и на Международном экспериментальном термоядерном реакторе ITER под Марселем. В июле началась сборка термоядерного реактора ITER, задача которого — получить первую плазму (термоядерную энергию для использования в мирных целях) к концу 2025 года. В проекте участвует 35 стран, Россия планирует оснастить здесь порядка 10% необходимого высокотехнологичного оборудования (коммутационная аппаратура, шинопроводы, энергопоглощающие резисторы для электропитания и защиты сверхпроводящей магнитной системы реактора). Одновременно французские ученые проявляют интерес к проектам Объединенного института ядерных исследований в Дубне и планируют реализовать ассоциированное членство в организации. Курчатовский институт принимает участие в создании лазера на свободных электронах на юге Франции.

Помимо этого, как ни странно, Франции у России есть чему поучиться, в области применения цифровых технологий для повседневных нужд. «Есть сферы, где Россия более опытна, например в технологиях для повседневной жизни, которые во Франции запаздывают уровне, — убеждена Дарья Тарнопольская. — Различные электронные сервисы, например оплата парковки, финансовые сервисы все еще неудобны с точки зрения современных россиян, даже билеты в метро до сих пор используются бумажные. Напомним для сравнения, что российская карта “Тройка” недавно была признана одной из лучших транспортных карт мира. Эммануэль Макрон, став президентом Франции, объявил о всеобщей диджитализации, однако качество последующих инициатив по-прежнему оставляет желать лучшего. В частности, префектуры одними из первых ввели онлайн-запись, но технология оказалась несовершенной. В результате, чтобы пробиться через технические проблемы и попасть на прием, людям приходится писать письма префекту. О таких онлайн-сервисах, как “Госуслуги”, во Франции остается только мечтать. Все это открывает большие возможности и для российских разработчиков. Логичным представляется сотрудничество России и Франции в рамках развития “бытовых” технологий для широкой публики, российский опыт был бы здесь очень интересен».

 

«Строительный рынок созревает для новых технологий»

Российский строительный бизнес пока консервативно воспринимает новейшие международные технологии. Но скоро эта ситуация будет меняться, считает Жером Антуан Бономм, директор российского представительства французской компании Aereco — одного из мировых лидеров в области производства адаптивных систем вентиляции для квартир, домов и офисов.

— Aereco продвигает свои передовые решения в области вентиляции в разных странах мира: помимо Европы это, например, и Китай. Как вы оцениваете деятельность вашей компании в России?
— Да, наша компания активно развивается во многих странах, в России наша деятельность пока, скорее, ориентирована на перспективу. Это связано с этапом созревания российского рынка, изменением его отношения к новым технологиям. Последний период с чередой кризисов (санкции, пандемия) спровоцировал уход с рынка строительства некрепких операторов, которые ориентировались на сиюминутную прибыль. С такими компаниями о технологичном подходе говорить трудно: они не могут освоить новшества в рабочем процессе, у них для этого недостаточно квалифицированных кадров и компетенций.
— В чем конкурентные преимущества вашей компании на российском рынке в этих условиях?

— Прежде всего, нас знают как известную международную компанию с собственной энергоэффективной технологией адаптивной вентиляции (когда приток свежего воздуха подстраивается под потребности людей в помещении): это преимущество по сравнению с новыми поставщиками, пытающимися представить себя высокотехнологичными компаниями. Мы не кот в мешке и не вводим заказчиков в «темный лес», в отличие от других поставщиков. На российском рынке становятся все более востребованными надежные поставщики технологичных решений, и наше экспертное мнение по теме вентиляции для жилья, коммерческих зданий и объектов культурного наследия играет здесь определяющую роль. В России начинают понимать преимущества таких компаний, как наша: на российском строительном рынке растет осознание важности снижения риска в строительстве, а понятие связи между риском и технологичной начинкой находится в начальной фазе, поэтому нам только предстоит рост по мере увеличения спроса на проверенные и технологичные решения.
— На какие рыночные ниши вы планируете делать ставку в ближайшее время? Каковы планы развития Aereco в России?
— Мы ориентируемся на развитие предложения в сфере передовых вентиляционных решений для жилья и на сверхкачественные и технологичные системы как для элитного жилья, так и для административных зданий. С одной стороны, наши системы просты в использовании, с другой — в них применяются сложные алгоритмы управления воздухообменом. Кроме того, мы широко используем передовые инструменты BIM-проектирования и активно участвуем в тематических форумах и конференциях. То есть в России очень много работы для таких компаний, как наша, которые целиком владеют своей технологией. Надеемся, что Россия, как и другие страны, сумеет понять и оценить наше предложение.