БСК запустила десятилетнюю программу развития

Ксения Клепча
21 декабря 2020, 00:00
№1

Генеральный директор Башкирской содовой компании Эдуард Давыдов — о модернизации производства, вложениях в экологию и заботе о работниках

РОМАН ШУМНЫЙ
Генеральный директор Башкирской содовой компании Эдуард Давыдов

В конце 2020 года Башкирская содовая компания (БСК) объявила о запуске сразу нескольких весьма амбициозных программ — и в области производства, и в социальной сфере. Предполагается, что в ближайшие пять-десять лет компанию будет не узнать. На чем основана такая уверенность и какие изменения мы увидим? Об этом «Эксперт» поговорил с генеральным директором АО «Башкирская содовая компания» Эдуардом Давыдовым. 

— Как себя ощущает компания в крайне турбулентный для нее год?

— Безусловно, год был очень сложным и нервозным. Очевидно, никто в полной мере не был готов к коронавирусу — ни одна страна, ни один бизнес. Мы это в полной мере почувствовали еще в марте, когда чуть ли не с боем закупали защитные маски для наших сотрудников, бесконтактные термометры, антисептические рециркуляторы для обеззараживания воздуха, витаминные комплексы и многое другое. Ввели дополнительные выплаты для тех, кто переболел ковидом, — до шести тысяч рублей. 

На сегодняшний день выплаты получили порядка 700 человек, на общую сумму 4.2 миллиона рублей. БСК также оказывает финансовую поддержку Республике Башкортостан по борьбе с COVID-19. На поддержку медицинских учреждений, малоимущих граждан компания направила более 42 миллионов рублей.

Что касается бизнеса, то итоги обнадеживают. Уже ясно, что будет побит рекорд последних двадцати лет. В этом году в условиях пандемии предприятие не только не сократило выпуск, но и сумело достичь максимальных объемов производства за последние двадцать лет следующих продуктов: кальцинированная сода (марка Б) — 1814 тысяч тонн, смола ПВХ — 268,1 тысячи тонн, бикарбонат натрия — 179,6 тысячи тонн.

— Правительство в официальном прогнозе ожидает спада промышленности по итогам 2020 года более чем на четыре процента, независимые эксперты рисуют еще более мрачные картины. Откуда рост спроса на вашу продукцию? Или вы производите впрок, затаривая склады?

— Мы точно не работаем на склад. Подтверждение тому — рост чистой прибыли. По результатам года прогнозируем прирост на 12 процентов к бизнес-плану. Вместо запланированных 12 миллиардов рублей ожидаем 13,4.

Отчасти наш результат связан с тем, что не «упали» наши потребители. Например, строители, которые даже в локдаун работали. С другой стороны, мы активно продвигаем свою продукцию на внешнем рынке. Сегодня продукция БСК востребована не только в ближнем зарубежье, но и в странах Европы, Ближнего Востока, Северной и Южной Америки. То есть, конкурируя на равных по качеству, мы предлагаем более интересные цены.

Но главное, мы существенно увеличили объемы производства. И это стало возможным благодаря решениям, которые принимались в прошлые годы. Ведь в промышленности путь от решения до реализации не мгновенный.

Ежегодные вложения в модернизацию производства дают свой синергетический эффект. Например, выпуск только кальцинированной соды вырос на 20 процентов.

— Вы на должности генерального директора чуть больше года. Что удалось сделать в этом году?

— Знаете, у каждого производства есть свое «сердце». У нас это компрессоры, которые подают диоксид углерода, благодаря чему карбонизируется аммиачный рассол. В этом году мы приступили к «операции на сердце» — меняем старые центробежные на современные винтовые компрессоры. Первый уже смонтировали, в следующем году планируем заменить еще три. На это выделено более двух миллиардов рублей, а общие инвестиции в модернизацию только в этом году составили более четырех миллиардов.

Конечно, проблем у производства, запущенного семьдесят лет тому назад, немало. Оно строилось под другие экономические реалии и экологические стандарты. Сегодня мы постепенно все модернизируем.

«У каждого производства есть свое “сердце”. У нас это компрессоры, которые подают диоксид углерода, благодаря чему карбонизируется аммиачный рассол. Мы приступили к “операции на сердце” — меняем старые центробежные компрессоры на современные винтовые»

Выгодная экология 

— Сегодня одна из самых острых проблем — экологическая. И вас за это много ругают. В том числе за так называемые белые моря — отходы производства кальцинированной соды. Как эту проблему собираетесь решать?

— Надо напомнить, что так называемая дистиллерная жидкость сливалась в шламонакопители десятилетиями. Накоплено примерно 60 миллионов тонн. Сегодня есть технологии и установки, которые разделяют дистиллерную жидкость на твердую часть — кек — и осветленную. Из твердого осадка делают добавки для силикатных кирпичей и особо прочного цемента. Из жидкого производят хлористый кальций, нужный, например, в нефтяной отрасли при производстве буровых работ и в коммунальном хозяйстве (это антигололедный реагент).

Именно БСК первой в России начала использовать эту технологию. Сегодня мы наращиваем мощности. Кстати, это позволяет попутно решать и другие экологические проблемы. Получаемый низкохлоридный кек используется для рекультивации земель. Пилотным проектом для нас станет рекультивация старой городской свалки в Стерлитамаке. Уже получено положительное заключение экологической экспертизы. Это такое win-win — мы решаем двойную проблему: за счет технологий и инвестиций в них утилизируем свои отходы и решаем накопленные проблемы города к всеобщей пользе.

И с «белыми морями» вопрос тоже решим. Разработана программа полного устранения шламонакопителей и рекультивации территории в течение ближайших десяти лет. На их месте мы планируем создать зеленые зоны отдыха для жителей нашего города.

— А со сбросом отходов в реки что делать?

— Несколько лет назад построен специальный двухкилометровый трубопровод и биологические очистные сооружения, БОС. У нас сточные воды проходят необходимую дополнительную очистку. Сегодня в реке снова появилась рыба — это хороший показатель улучшения экологической ситуации. 

Но в целом экологическая модернизация производства идет постоянно. Только в этом году мы инвестировали в нее более 350 миллионов рублей. Уменьшаем количество отходов, внедряем наилучшие доступные технологии. Вот запускаем установку по сжиганию сырых остатков БОС. Или другой пример. Исходным сырьем для получения карбоната натрия выступают известняк, соль, вода и уголь. До сих пор мелкие фракции угля у нас оставались, поскольку его ни использовать нельзя, ни продать. Точнее, продать можно, но очень дешево и невыгодно. 

В этом году мы внедряем технологию брикетирования. И теперь он будет использоваться. Это и выгодно, и экологично.

— Буквально месяц назад вы объявили о запуске десятилетней программы развития и о создании трех технопарков. Анонсировали более 310 миллиардов рублей инвестиций. Зачем это нужно БСК?

— Мы планируется создать три индустриальных парка: по переработке полимерного сырья, по переработке кальцинированной соды и первого в Приволжском федеральном округе парка «Экотехнологии». 

На реализацию экологических проектов будет выделено более 25 миллиардов рублей. Это, безусловно, даст новый толчок развитию «зеленых» технологий. Есть проработки, как тот же самый кек использовать в качестве подложки при укладке дорог, в производстве стройматериалов и так далее.

Вообще, за десять лет будет создано два десятка совершенно новых современных производств, в том числе крупнейшее в стране производство выварочной соли, производства эмульсионного ПВХ и хлористого алюминия, продуктов хлорорганического синтеза. Надеемся на синергетический эффект от сотрудничества с малым и средним бизнесом. Например, в изготовлении тары для фасовки продукции, переработке наших попутных продуктов производства, разработке новой продукции бытовой химии. Для партнеров это возможность серьезно сэкономить на вложениях в инфраструктуру и логистику. Для нас же это диверсификация бизнеса и возможность создать новые рабочие места, обеспечить жителям Стерлитамака достойную зарплату.

Производство БСК 98-02.jpg РОМАН ШУМНЫЙ
Производство БСК
РОМАН ШУМНЫЙ

Ценность компании — люди 

— Очевидно, что проект трех технопарков потребует значительного количества профессиональных работников. А пока, судя по статистике, население Стерлитамака последние несколько лет сокращается. Как планируете удерживать людей и привлекать специалистов?

— На самом деле БСК всегда была не только градообразующим предприятием, но и одним из самых желанных мест работы из-за уровня зарплаты, социальных льгот. Например, по итогам этого года мы вошли в тройку лучших предприятий Башкирии для работающих мам. Наш коллективный договор неоднократно признавался лучшим в республике и в отрасли.

С 1 января запускаем программу повышения благосостояния работников. Все последние годы мы индексировали заработную плату на уровень инфляции, а в этом году — на 12,5 процента. Основная цель — довести ее к 2025 году до среднеотраслевого уровня по химической отрасли Республики Башкортостан. 

Кроме того, мы ввели доплаты на питание, дотируем половину стоимости абонемента в спортзал. Есть и целый ряд интересных предложений для молодежи. Это возмещение расходов на получение первого высшего образования, до восьмидесяти процентов, а по отдельным узким специальностям — до ста, субсидирование процентной ставки по ипотеке и беспроцентный заем на первоначальный взнос по ипотеке. 

В этом году мы приняли специальный корпоративный стандарт для бытовых помещений. За три-четыре года все бытовки, раздевалки, комнаты приема пищи приведем к этому стандарту.

— Это огромная социальная программа. Вы делали какое-то исследование?

— Мы провели масштабное анкетирование сотрудников, чтобы выяснить, что они хотят изменить. Плюс минимум три раза в неделю я провожу встречи в разных форматах в цехах. Кроме того, завел аккаунты в соцсетях, и сегодня любой сотрудник компании имеет возможность напрямую обратиться ко мне. Все читаю сам, стараюсь оперативно реагировать.

— Каков бюджет этой программы?

— Скажу так: эти расходы адекватны нашей стратегии. Я глубоко убежден, что здоровые и довольные люди — это главная ценность БСК. И здесь мы не имеем права экономить. Принимая эти решения, я думал не о финансах, а в первую очередь о людях. Чувствую свою личную ответственность за будущее завода, за то, чтобы БСК продолжала развиваться. А для этого необходимо коренным образом улучшить жизнь заводчан.