Выжить в рублевой вселенной

Константин Пахунов
21 декабря 2020, 00:00
№1

Поток инвесторов продолжает течь на биржу, однако в следующем году наряду с возможностью заработать их могут ждать серьезные испытания

Иллюстрация: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

Биржи демонстрируют рекордные объемы торгов. Если в начале года среднедневной объем торгов акциями на Мосбирже составлял 92 млрд рублей, то к ноябрю он подскочил до 219 млрд. Исторические максимумы по обороту пришли и на Санкт-Петербургскую биржу. Среднедневной объем в режиме основных торгов в ноябре увеличился на 53,6% по сравнению с октябрем и достиг 1,26 млрд долларов (около 93 млрд рублей, то есть почти половина оборотов на Мосбирже). В течение 2020 года объем торгов с 4,5 млрд долларов в январе вырос более чем до 25 млрд долларов в ноябре. 

Причина биржевых рекордов — небывалый в российской истории приток частных инвесторов: на середину декабря их было в стране уже 8,1 млн. У большинства из них обычные брокерские счета. Число индивидуальных инвестиционных счетов (ИИС), позволяющих получить налоговую льготу, достигло 2,9 млн, а объем активов на таких счетах вырос до 280 млрд рублей. Однако в последние месяцы рост числа ИИС замедлился (о причинах этого ниже). 

Очередной всплеск интереса к инвестициям пришелся на осень: как следует из обзора Банка России за третий квартал, число клиентов на брокерском обслуживании выросло на 27% квартал к кварталу, до 7,6 млн человек. В целом количество инвесторов на фондовом рынке приблизилось к 10% экономически активного населения страны, а это уже очень серьезная цифра. Основной прирост, как и ранее, наблюдался в массовом розничном сегменте у профучастников — кредитных организаций (то есть у банков), их доля по количеству клиентов увеличилась до 82%. За счет массового привлечения новых инвесторов росла также доля активных клиентов (регулярно совершающих сделки с ценными бумагами). У банков она превысила 19% от числа клиентов на брокерском обслуживании.

Рынок решил «набычиться»

В целом предпосылки такого «праздника жизни» на фондовом рынке уже известны — это цикл снижения ставок, а также коронавирус и связанные с ним действия властей. Снижение ставок сделало малопривлекательными банковские депозиты, что запустило процесс перетока клиентских денег на биржу. К этому стоит добавить и действия банков, которые всячески стараются не упустить прибыль, предлагая, в свою очередь, брокерское обслуживание (иногда даже тем, кому оно не особо и нужно). Наступивший в этом году вслед за пандемией экономический кризис и рост инфляции под конец года сработали как усилитель тренда. Девальвация стала еще одним фактором, который и подталкивал в этом году людей на биржу.

Свою роль здесь сыграли и мировые регуляторы. Пытаясь погасить негативные последствия ограничительных мер деньгами, они создали на фондовых рынках ситуацию, которая лучше всего описывается как «пир во время чумы». Тем не менее быстрый рост котировок в большинстве отраслей, особенно на американском рынке, пришелся инвесторам по душе. 

Российский рынок в середине декабря переписал исторические максимумы. Речь о рублевых ценах акций: с начала 2020 года, даже с учетом провала в марте, индекс Мосбиржи вырос на 7,2%. А вот индекс РТС снизился на 8,8%. Динамика последнего была бы значительно лучше, если бы не девальвация рубля (индекс РТС рассчитывается в долларах). 

Профучастники и операторы фондовых рынков — главные бенефициары их сумасшедшей популярности у частных инвесторов. Так, американский брокер Robinhood собирается провести IPO. О размещении акций думают и на Санкт-Петербургской бирже. И хотя в следующем году выйти на IPO она не успеет, такая работа активно ведется. В частности, запланирован ребрендинг, а сама биржа готовится начать торговлю деривативами. Фактически Санкт-Петербургская биржа уже стала полноценным конкурентом Мосбиржи — возвращается дуализм, который существовал на нашем рынке во времена РТС и ММВБ. 

Что интересно, история с ИИС, похоже, начинает выдыхаться. Хотя их количество достигло почти трех миллионов, средний размер ИИС в рамках брокерского обслуживания за квартал снизился с 80 тыс. до 76 тыс. рублей, а в рамках доверительного управления — с 292 тыс. до 274 тыс. рублей. То есть счета все чаще открывают те, кто готов положить на них совсем небольшую сумму или даже оставить пустыми. Снижение интереса к ИИС в Банке России объясняют тем, что большинство клиентов, инвестирующих самостоятельно, вкладывают средства на небольшой отрезок времени. Поскольку ИИС предполагают инвестирование минимум на три года (раньше вывести с них деньги нельзя), многим они неинтересны, даже несмотря на возможность получения налогового вычета. 

Возможно, свою роль играет и ограничение суммы, с которой можно получить вычет, а также тот факт, что при владении ценными бумагами свыше трех лет на обычном брокерском счете с полученной прибыли также не придется платить НДФЛ. Наконец, вполне возможно, что на биржу приходят деньги тех, кто в принципе не хочет «светить» свои доходы в налоговой.

Сформировавшиеся в 2020-м тренды продолжатся и в следующем году. Однако праздник на фондовом рынке может внезапно закончиться. Да, при благоприятном раскладе в 2021 году фондовый рынок продолжит расти. В России драйвером этого роста снова станут «физики», а благоприятным фоном — спад пандемии. «Мы считаем, что бум частных инвестиций, начавшийся в 2020 году, продолжится и принесет еще много миллиардов рублей на российский фондовый рынок. С учетом этих ожиданий, а также наших целевых цен российских акций индекс РТС, по нашим прогнозам, достигнет 1500–1600 пунктов к концу 2021 года, что предполагает потенциал роста 15–20 процентов», — говорится в свежей стратегии ИГ «Атон». 

Московская и Санкт-Петербургская биржи снова конкурируют. На кону миллионы частных инвесторов 46-02.jpg ФОТОГРАФИИ: ЕВГЕНИЙ РАЗУМНЫЙ /ВЕДОМОСТИ/ТАСС; ВЛАДИМИР ГЕРДО/ТАСС
Московская и Санкт-Петербургская биржи снова конкурируют. На кону миллионы частных инвесторов
ФОТОГРАФИИ: ЕВГЕНИЙ РАЗУМНЫЙ /ВЕДОМОСТИ/ТАСС; ВЛАДИМИР ГЕРДО/ТАСС

Экономика под препаратами

За рубежом тренды несколько иные: если у нас приток денег на биржу — следствие ритейл-спроса, то на американском и европейском рынках — следствие тушения экономического пожара госденьгами. В условиях остановки экономики меры поддержки исчисляются триллионами, и ожидаемо эта денежная масса оказалась на бирже. Так, индекс S&P 500 вырос с начала года на 12%. Рынки продолжают расти, не обращая внимания на то, что в США на середину декабря только Гавайи остались «желтым» штатом (меньше десяти новых заболевших ежедневно на сто тысяч человек), все остальные штаты — «красные» (более 100 человек на 100 тыс.). Естественно, подобные цифры заставляют наиболее зараженные штаты принимать меры вплоть до полного локдауна, однако даже этого фондовый рынок не замечает. 

Неудивительно, что главными бенефициарами ситуации становятся биофармацевтические компании и все те, кто работает в сфере технологий дистанционного взаимодействия. Компания Zoom с начала года подорожала на 471,3%, на фоне чего Netflix с его ростом на 58% смотрится довольно блекло. Однако биржевые успехи создателей софта для видеоконференций еще не рекорд. Капитализация биофармацевтической компании Moderna, разработчика вакцины от коронавируса, с начала года взлетела на 704,5%. Так что сейчас любые, даже самые незначительные успехи биофармы будут вызывать бурю восторга и рост котировок. Впрочем, и за пределами фармы инвестору, готовому к риску, в следующем году будет куда вложить деньги. Как у нас, так и за рубежом. 

В целом население инвестирует, ориентируясь на past-performance, то есть прошлую доходность — покупают то, что выросло. Часто это работает — как в случае с российскими акциями. Но ряд явлений, наблюдаемых сейчас на рынке, только собирается оформиться в инвестиционные идеи. 

«В рублевой вселенной объективно более высокие доходности [относительно других инструментов] ожидаются в российских акциях. Цикл снижения ставки ЦБ РФ подошел к концу, доходность по портфелю облигаций второго эшелона находится на уровне семь-восемь процентов. Российские акции же выглядят объективно дешево как с точки мультипликатора цена / прогнозная прибыль (50–70-процентный дисконт к развивающимся и развитым странам), так и с точки зрения дивидендной доходности. Доходнее России только рынок Пакистана» — так описывает ситуацию управляющий активами «БКС Мир инвестиций» Андрей Русецкий. По его словам, после цикла снижения ставки ЦБ акции дают дивидендную доходность выше купонов по облигациям, что неестественно для акций как инструмента. 

Свою роль в росте котировок российских ценных бумаг в будущем году может сыграть подзабытый было carry trade: российские финансисты уже предупреждают, что он возвращается. С ноября иностранцы активно покупают российские ОФЗ, корпоративные облигации и акции. 

Аналитики «Атона» видят инвестидеи в российских голубых фишках. «В наш фокус-лист мы включили “Газпром”, “Роснефть”, “Норникель”, “Северсталь”, Сбербанк, “Яндекс”, Mail.ru, “Русал” и “Русгидро”. В секторальном плане ключевыми бенефициарами восстановления внутренней и мировой экономики являются нефтегазовые, горно-металлургические и финансовые компании», — подчеркивается в стратегии «Атона». Интересными могут оказаться и компании-девелоперы, так как им на руку будут низкие ставки.

В «БКС Мир инвестиций» добавляют, что следует также ждать мощного роста цен на недвижимость и, как следствие, интереса к ЗПИФ недвижимости. 

По опыту Европы, где ставки минимальные уже десять лет, также стоит ожидать взрывного роста интереса к структурным облигациям. Здесь, однако, следует заметить, что в России это может привести к проблемам, поскольку структурные облигации — инструмент сложный, «не для всех». В середине декабря ЦБ даже разослал банкам и брокерам информационное письмо с рекомендацией не продавать сложные инвестиционные продукты неквалифицированным инвесторам до начала тестирования их на финансовую грамотность, то есть до 2022 года. Теперь вопрос в том, последуют ли банки и брокеры, а также связанные с ними страховые компании совету регулятора.

Инвесторы не обойдут вниманием и валютные облигации, так как найти доходность в валютных депозитах фактически невозможно. В ряду долларовых инструментов одинаково привлекательно выглядят также облигации неинвестиционного уровня развивающихся стран и акции компаний США. «Ликвидности в мире много, и стоят эти деньги ноль процентов. Они будут стоить ноль как минимум до 2023 года (заявление ФРС), что будет поддерживать рынки в ближайшее время», — подчеркивает Андрей Русецкий.

Отдельно стоит упомянуть мощный тренд, который сейчас формируется в использовании инвесторами брокерских счетов. Это участие в IPO различных компаний. «Мы уже наблюдаем притоки-оттоки нескольких миллиардов рублей денег клиентов именно с целью участия в IPO», — говорит Андрей Русецкий. Причем участие в IPO — это история как для квалифицированных, так и неквалифицированных инвесторов. Недавнее крайне успешное IPO компании Ozon и примерно такое же размещение AirBnb только придало дополнительный импульс интересу к таким историям. 

Фокус отечественных инвесторов на иностранных акциях уже вызывает озабоченность регулятора. Как отметил в рамках онлайн-сессии «Рынок ценных бумаг: текущее состояние и развитие» первый зампред ЦБ Сергей Швецов, большая часть новых средств частных лиц инвестируется в иностранные акции. Напомним, что в августе, в первый же день торгов иностранными акциями на Мосбирже, оборот торгов по ним составил 410 млн рублей, а в начале ноября дневной оборот по зарубежным бумагам на площадке уже превысил один миллиард рублей. Самыми популярным в портфеле частников за ноябрь стали бумаги Tesla, Alibaba и Apple.

Безусловно, доходности американских компаний выглядят привлекательно. Стоит учесть и то, что, как только пандемия пойдет на спад, бумаги ряда просевших компаний вроде Boeing или Delta Airlines (и всех тех, кто сильно пострадал от ограничений) начнут возвращаться к прежним котировкам. 

Само собой, двузначные и даже трехзначные доходности этого года не могли обойтись без столь же значительных рисков. Причем поток инвесторов на биржу сам по себе уже является риском для этих инвесторов.

Рифы фондового моря

Проблема бума частных инвестиций 2020 года, как объясняет аналитик долгового рынка компании «Иволга Капитал» Илья Григорьев, заключается в том, что большинство его участников не имеют четкой инвестиционной стратегии и понимания того, сколько человек готов потерять на рыночных колебаниях: многих на рынок привел «спортивный интерес», а дальше частных инвесторов вовлекли в процесс торговли растущие после мартовского падения котировки. Однако понимания вариантов поведения при просадке рынка у новых инвесторов не выработалось.

«Показатель этого — усилившийся выход частных инвесторов из бумаг в конце этого года, показывающий отсутствие долгосрочных планов инвестиций и приоритета инвестирования в личных расходах в целом. Поэтому непредсказуемое поведение самих частных инвесторов — самый главный риск следующего года», — подчеркивает аналитик. Отсутствие долгосрочных планов у таких инвесторов подтверждает упомянутый выше отчет ЦБ, где указывается, что ИИС стали менее интересны из-за трехлетнего срока «блокировки» средств.

Но это риски больше внутренние. Внешние же риски выглядят куда масштабнее. Взглянув на статистику распространения коронавируса, можно увидеть, что ежедневно выявляется более полумиллиона новых заболевших. А всего на момент написания этой статьи в мире заболело 72,8 млн человек. Если вспомнить, что SARC-Cov-2 — это РНК-вирус и отличается повышенной изменчивостью, становится очевидно, что вакцина потребуется в очень значительных количествах. К тому же переболевшие могут повторно заражаться несколько изменившимся вирусом. Сможет ли фармпроизводство угнаться за потреблением даже в том случае, если все вакцины-претенденты в итоге допустят на рынок (что маловероятно)? Вопрос без ответа. Однако в начале декабря компания Pfizer уже заявила о сокращении запланированного на этот год объема производства своей вакцины из-за нехватки сырья и сложностей с логистическими цепочками. Логистика — одно из слабых мест вакцины от Pfizer. Недостаточно ее произвести, нужно где-то ее хранить и доставлять — при температуре около минус 80 градусов Цельсия. Как с этим будут справляться, пока неясно. 

Однако самым узким местом для фондовых площадок остается фактор времени. Даже при соблюдении сроков выпуска готовой вакцины на рынок, объемов ее производства и решении проблем с логистикой пандемия пойдет на спад не раньше второго полугодия 2021 года, а экономический эффект от применения вакцины наступит не раньше 2022 года. С таким прогнозом согласны аналитики JPMorgan Chase. Они считают, что 2021 год американский ВВП начнет со снижения. Не замечать проблем в реальной экономике столь долго рынок не сможет. А значит, неизбежна как минимум коррекция, а как максимум — значительный спад. Так же считают и аналитики Citi: они оценивают в 100% вероятность снижения на рынке акций в ближайший год. Так называемый Индекс страха и жадности (CNN's Fear & Greed Index) находится вблизи своих максимумов (экстремальная жадность). Обычно именно в такие моменты рынок и начинает падать, хотя в последние годы представления трейдеров о нормальности сильно поколебались.

Остается и традиционный в последние годы риск для отечественных ценных бумаг — риск новых санкций. Демократическая партия США традиционно настроена в отношении России более жестко, чем республиканцы, а значит, после прихода Джо Байдена к власти санкционное давление на нас усилится. И если запретить американским компаниям держать российский госдолг скорее всего не получится, то сделать то же в отношении первичных аукционов ОФЗ демократы могут. (В августе прошлого года были введены частичные санкции, запрещающие инвесторам из США участвовать в первичных размещениях валютных госбумаг, не «задев» покупки рублевых ОФЗ.) А это серьезно ударит по российскому долговому рынку. Пока американцев больше волнуют внутренние проблемы, однако по мере их решения санкционные риски будут расти.

Огромное количество экономических стимулов может раскрутить маховик инфляции. Если регуляторы не справятся с ситуацией, инфляция уйдет значительно выше ожидаемых значений. 

Наконец, опасен повсеместный рост госдолга: у ряда развитых стран долги еще до пандемии превышали 200% ВВП. Стабильная допандемийная экономика подобную нагрузку вполне выдерживала, теперь же и национальные экономики не столь стабильны, и долги подросли. 

Все это создает предпосылки если не обвала в новом году, то как минимум серьезных просадок рынка. А если так, то сильнее всего это ударит по непривычным к резким скачкам рынков частным инвесторам.

«Не только частных инвесторов, но и профессиональных участников рынка в следующем году с высокой долей вероятности ожидает сильная коррекция. Основная доля частных инвесторов пришла на рынок уже после весенней коррекции, и если рынок в течение 2021 года покажет сильное снижение на фоне происходящего последние полгода роста, то для частных инвесторов это будет серьезным испытанием на прочность», — предупреждает Илья Григорьев.