Майкл Макфол: «Сейчас самое важное — борьба за душу Республиканской партии»

Петр Скоробогатый
заместитель главного редактора, редактор отдела политика журнала «Эксперт»
18 января 2021, 00:00
№4

Бывший посол США в России Майкл Макфол — о том, как остановить раскол в американских элитах, почему демократы не видят «двойных стандартов», и станет ли Россия главным врагом Байдена

ИТАР-ТАСС/ ВАЛЕРИЙ ШАРИФУЛИН
Бывший посол США в России Майкл Макфол считает, что американская демократия нуждается в сильной консервативной партии

Слово победителям. В эксклюзивном интервью журналу «Эксперт» мы попросили прокомментировать политический кризис в США Майкла Макфола. Он известный сторонник Демократической партии, ученый-политолог, дипломат, профессор Стэнфордского университета. При президенте Бараке Обаме с 2009 по 2011 год занимал пост специального помощника по вопросам национальной безопасности, на котором прославился как архитектор так называемой политики перезагрузки отношений с Россией. А позже, с 2012-го по 2014-й, работал в Россию в ранге посла и претворял эту политику в жизнь. 

— Демократы безусловно победили. Байден — новый президент США. Как вам кажется, не стоит ли в связи с этим остановить нарастающий раскол в обществе и радикализацию, прекратив давление на Трампа? Остановить процедуру импичмента, прервать все судопроизводства?

— К сожалению, Трамп так и не сказал «демократы безусловно победили». В частности, он никогда не говорил, что избранный президент Байден победил на свободных и честных выборах. Напротив, Трамп уже более двух месяцев лжет о результатах выборов. За это время он смог убедить в этом и большую часть своих избирателей. Пропаганда работает. Затем он убедил кучку сенаторов и представителей действовать в соответствии с его ложью и 6 января пойти против воли американского народа. В этот же день Трамп спровоцировал бунт. Преступники и бунтовщики ворвались в Капитолий, убив полицейского. И они должны быть наказаны за это. 

Защитники Трампа утверждают, что, если мы попытаемся наказать тех, кто подстрекает к насилию, мы спровоцируем еще большее насилие. Но это то же самое, как если бы мы считали, что аресты воров провоцируют воровство. А аресты убийц будут провоцировать новые убийства. Это нелогично. Вы думаете, если процедура импичмента будет приостановлена, Трамп и сторонники бунтов неожиданно изменят свое мнение о Байдене и объединятся с ним? Этого не произойдет.

Я хочу, чтобы вы поняли: линия водораздела проходит не между либералами и консерваторами или между республиканцами и демократами. Противостояние идет между демократами и автократами, между теми, кто верит в демократию и верховенство закона, и теми, кто в это не верит. В стремлении свергнуть демократическое правительство и уничтожить вековые американские традиции нет ничего «консервативного». Сторонники автократических сил в США представляют меньшинство. Большинство за демократическими силами.

— Но возможно ли сейчас объединить американскую нацию перед лицом этого кризиса? Или точка невозврата уже пройдена?

— Шестое января этого года — один из самых мрачных дней в истории Америки. Чтобы вспомнить более трагические эпизоды для американской демократии и американского общества, нужно вернуться во времена Гражданской войны. И самое неутешительное, на мой взгляд, то, что в отличие от других трагических дат в Америке, таких как 7 декабря 1941-го или 11 сентября 2001 года, объединивших наше общество, 6 января 2021 года не сделало этого. Произошедшее поддержало достаточно много республиканцев. Это вызывает серьезное беспокойство. Очень много республиканцев в Конгрессе поддержали попытку антидемократическим способом опровергнуть победу Байдена на выборах. Это очень тревожно.

В то же время я надеюсь, что 6 января стало переломным моментом для Республиканской партии. Долгие годы традиционные консервативные лидеры-республиканцы объединялись с Трампом не потому, что он им нравился или они разделяли его идеологию: многие из них рассказывают, как он им неприятен, — но потому, что он помог добиться снижения налогов и продвинуть консерватора на пост судьи. Но сейчас многие испытывают отвращение к его поведению. Некоторые даже заявили об этом публично, включая Лиз Чейни, члена палаты представителей США. Другие тоже согласны с Чейни, но боятся говорить об этом публично. Даже вице-президент отказался разговаривать с ним. 

Таким образом, внутри самой Республиканской партии существуют противоречия и может начаться борьба, в результате которой экстремисты, националисты и популисты, включая самого Трампа, станут маргиналами. Я очень надеюсь на это. Несмотря на то что сам я являюсь демократом, я считаю, что наша демократия нуждается в сильной консервативной партии. Я знаю, что некоторые лидеры Республиканской партии хотят отвоевать ее у трампистов. Но я не знаю, удастся ли им это сделать. Борьба за душу Республиканской партии — самое важное событие в американской политике, за которым мы будем наблюдать в ближайшие годы. 

Помимо этого для уменьшения поляризации мы должны принять и другие меры, включая демократические реформы финансирования избирательных кампаний, изменение электоральных округов, избирательную реформу, реформу, касающуюся расовой справедливости, и реформы по установлению государственного регулирования социальных сетей.

— То есть в американских элитах есть сильные противоречия?

— Внутри элит поляризация гораздо сильнее, чем в целом в обществе. Большинство американцев не «красные» или «синие», они «фиолетовые». Я из «красного» штата Монтана. У меня есть члены семьи и друзья, которые голосовали за Трампа. Но они не поддерживают революцию. Я думаю, что многие американцы хотят, чтобы наши политики сфокусировались на борьбе с пандемией и на том, чтобы наша экономика начала развиваться в правильном направлении. Если Байдену удастся добиться успехов в этих областях, а я думаю, что ему удастся, то у нашего общества есть шанс снова обрести единство. Заметьте, что сейчас Байден сосредоточен на пандемии и экономике и почти ничего не говорит об импичменте. Это правильно.

Кстати, 6 января также навредило международному имиджу, стало кульминацией четырехлетнего падения нашей репутации лидера свободного мира. Я надеюсь, что президенту Байдену удастся избавиться от этого тренда. В серии из трех статей о задачах, стоящих перед Америкой, я предложил несколько идей, которые помогут это сделать. Необходимо провести реформы в дипломатии и внешней политике, реформы для поддержки развития демократии, и, наконец, необходимо активно продвигать месседж о достоинствах демократии.

— Не видите ли вы двойных стандартов в том, что, например, сторонников BLM, обвиняемых в вандализме и грабежах, освобождают из тюрем, в то время как сторонников Трампа сажают в тюрьму, а их аккаунты в соцсетях удаляются? 

— Будучи демократической страной, США поддерживают свободу слова и свободу собраний. Но американцы, которые злоупотребляют этими правами, чтобы бросить вызов демократическим ценностям и уничтожить демократические институты, не имеют оправдания. Почти все демонстрации BLM были мирными. Те, кто нарушил закон, должны быть привлечены к ответственности. И со многими это уже произошло. Я не поддерживаю насильственный протест. И я не верю в двойные стандарты. 

— Что вы думаете о перспективах отношений Байдена с Россией? Нет ли опасности, что Россию снова используют как образ «внешнего врага» для консолидации общества? 

— Президент Байден имеет огромный опыт работы в сфере внешней политики. Он не только хорошо знает Россию и президента Владимира Путина, но и хорошо ориентируется в политике региона. Когда я работал в Совете национальной безопасности при администрации Барака Обамы, я часто бывал вместе с бывшим тогда вице-президентом Байденом в Украине, Грузии, Молдове и России. У него уже есть замечательная команда, которая будет заниматься внешней политикой. Я их хорошо знаю. Они отличные профессионалы. 

Я думаю, что администрация Байдена будет стремиться сдерживать агрессивную внешнюю политику Путина, включая санкции; президент будет также стремиться к укреплению позиций НАТО в регионе и к развитию партнерских отношений с Украиной, Грузией, Молдовой и другими странами региона. Байден и его команда, в отличие от Трампа, будут поддерживать общечеловеческие ценности во всем мире. 

Однако у России и США есть общие приоритеты, поэтому по некоторым вопросам они будут сотрудничать. Я надеюсь, что Байден незамедлительно начнет работу с Путиным по продлению на пять лет нового договора об СНВ, срок действия которого истекает в начале этого года. Я также надеюсь, что администрация Байдена будет способствовать более тесному взаимодействию в общественной среде. С тех пор как я занимал должность посла США, связи в академической, творческой и бизнес-сфере, а также в сфере гражданского общества сильно сократились. Это печально. 

Я думаю, что Байден будет стараться вести более предсказуемую политику в отношениях с российским правительством. Годы правления Трампа были очень нестабильными. Трамп хотел дружить с Путиным. Но остальная часть его правительства этого желания не разделяла. В команде Байдена таких разногласий не будет. Все они будут на одной волне. 

Наши правительства нуждаются в диалоге. У нас все еще существуют разногласия по фундаментальным вопросам, но мы никогда не сможем допустить разногласий или конфликтов, которые будут основаны на неверной информации или заблуждениях.

И нет, американцам не нужен общий враг для того, чтобы снова объединиться. (Так обычно поступает Путин, но не Байден.) Некоторые американцы могут представлять в качестве врага Китай. Но никто не видит врагом Россию. Как показало 6 января, наш враг сейчас находится внутри страны, а не за ее пределами. Сейчас мы должны сосредоточиться на внутреннем расколе общества, разрушении демократии и маргиналах, которые хотят бунтовать. Это должно быть приоритетом. Америка, расколотая внутри, только поможет своим внешним врагам. 

Перевела с английского Лиза Смирнова