«Мы построили три тысячи складов»

Алексей Щукин
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
15 марта 2021, 00:00
№12

Компания «Венталл» — один из крупнейших производителей металлоконструкций для строительства складов в России. В прошлом году, несмотря на коронавирусные ограничения, компания смогла всерьез нарастить обороты. Как эволюционировали склады за последние десятилетия? Почему кастомизированный склад обходится дешевле типового? Об этом нам рассказал генеральный директор группы компаний «Венталл» Сергей Чернышев

ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ «ВЕНТАЛЛ»
Генеральный директор группы компаний «Венталл» Сергей Чернышев

— Ваша компания производит металлоконструкции для строительства складов уже тридцать лет. Как с точки зрения производителя выглядит эволюция рынка складов?

— Мы делаем металлоконструкции для строительства не только для складов, но и для инфраструктурных проектов, промышленных зданий. Строили самое северное в стране здание на Земле Франца-Иосифа для Федеральной пограничной службы. И самое восточное — на Чукотке. Из наших конструкций по всей стране уже построено около 20 тысяч зданий, из них более трех тысяч — склады. 

Эволюция складского рынка прошла перед нашими глазами. В 1990-е шло приспособление советских бетонных промышленных зданий под складские нужды. Когда советское наследие было освоено, встал вопрос о новых складах. Наша компания предложила рынку для складских целей здания серии «Спайдер-В» из холодногнутых оцинкованных профилей. Серия была очень востребованной, да и сейчас пользуется спросом. Собирается здание буквально за неделю-две.

Потом на рынок начали приходить крупные западные ретейлеры со своими требованиями к складским помещениям. Тогда появилась классификация объектов, возникло понятие «логистический центр класса А». Высота потолка 12 метров, определенный шаг колонн, фиксированные нагрузки на пол. В какой-то момент, после трагедии с пожаром в кемеровском торговом центре, резко ужесточились требования по взрывобезопасности и огнестойкости конструкций.

В этот период строились качественные, но универсальные склады под усредненного будущего арендатора. Так продолжалось лет десять, а потом стройка была, извините за нерусское слово, кастомизирована. Сейчас мы движемся в сторону европейского рынка, где 70–80 процентов складской недвижимости возводится по схеме build-to-suite (BTS) — под конкретного клиента. Ведь у каждого заказчика свои требования к складам.

— Началась эпоха кастомизации. Насколько такие склады под конкретного клиента дороже, чем стандартный объект? 

— Как ни странно, в нашей компании они обходятся клиенту дешевле. Хотя все привыкли в обычной жизни, что нечто эксклюзивное дороже типового. Кастомизация позволяет сэкономить 30–40 процентов бюджета. Как правило, отдельно взятому заказчику не нужен весь комплекс «фишек», которые свойственны объектам класса А. Пример: допустим, ты трейдер и хранишь на складе металл. Зачем тебе повышенный класс взрывобезопасности, если нечему взрываться? Но при этом, например, нагрузка на пол обычного склада для тебя недостаточна. Получается, что ты переплачиваешь за ненужную пожаробезопасность и при этом надо инвестировать в усиление полов. Когда ты строишь склад под себя, на этапе проектирования вычеркиваешь ненужное и проводишь оптимизацию.

Раньше кастомизация значительно увеличивала сроки проектирования и строительства. Но сейчас скорость можно резко увеличить: проектирование осуществляется в специальных программах, есть типовые модульные решения, есть набор отработанных узлов и инженерных решений. 

— Как быстро сегодня можно построить нетиповой современный склад?

— Раньше мы за 30–60 дней строили типовой объект. Сейчас за это время можем возвести здание, «подогнанное» под конкретного клиента. Спроектируем, произведем каркас и ограждающие конструкции — и через два месяца «коробка» здания будет стоять на площадке. Важно, что в случае проверенных технологий можно иметь фиксированную цену объекта. 

— Сейчас практически все склады строятся из металлоконструкций, а не из железобетона. Почему? 

— Это быстро и экономично. Мировой опыт показывает, что у «металла» отличные перспективы и в жилищном строительстве. Он пластичен, гибок, устойчив в плане сейсмики. Позволяет обыграть все возможные архитектурные изыски и решения. 

— Какие тренды складского рынка, кроме кастомизации, вы отмечаете? 

— Очевиден тренд на перенос акцента строительства складов из Подмосковья в регионы. Все-таки в столичном регионе живет пятая часть населения страны, при этом складов в нем вводилась половина от общероссийского количества. Усиленное строительство складов в регионе в течение десяти лет приведет к сокращению доли Москвы до тридцати процентов. Другая тенденция: инвесторы предпочитают инвестировать в профильный бизнес и не хотят владеть складами, предпочитая аренду.

— Как вы оцениваете итоги 2020 года? 

— Это был противоречивый год, не хотел бы его повторить. Были проблемы, связанные с коронавирусом: большое количество больничных на предприятиях, примерно половина людей переболела. Были скачки цены на металл. С другой стороны, большие стройки не останавливались больше чем на две-три недели.

Для группы компаний «Венталл» год был неплохой. По данным компании INFOLine, мы стали одним из лидеров по производству быстровозводимых зданий в России. Мы произвели 45 тысяч тонн металлоконструкций. По сравнению с 2019 годом на 40 процентов увеличили выручку — до семи с половиной миллиардов рублей. 

— Каковы планы компании на этот год? 

— Мы хотим вырасти по выручке еще на 40 процентов и превысить отметку десять миллиардов рублей. Сейчас в нашем дивизионе три завода. В планах строительство или покупка еще одного завода за Уралом: у нас сегодня довольно большое количество заказов с востока страны.