«Мы смогли сдержать рост пандемийного протекционизма»

Дмитрий Алексеев
15 марта 2021, 00:00
№12

Заместитель министра экономического развития Владимир Ильичев рассказал, как его ведомство продвигает российскую продукцию на мировые рынки

Заместитель министра экономического развития РФ Владимир Ильичев

Как удается сдержать рост протекционизма «под прикрытием» пандемии? Как использовать механизмы ВТО для улучшения условий доступа на рынки? Есть ли шансы не допустить использования климатической повестки в качестве орудия конкурентной борьбы? Об этом в интервью «Эксперту» рассказал заместитель министра экономического развития РФ Владимир Ильичев.

— В 2020 году российская экономика столкнулась с беспрецедентными вызовами, связанными с массовым распространением и развитием пандемии COVID-19, а также с обвалом нефтяных цен. Какие основные задачи ставились перед Минэкономразвития на международной арене и насколько успешно удалось их выполнить?

— Важно было сдержать факторы, способные усилить непредсказуемость и нестабильность экономической среды. Убежден, мы с этим справились.

Главным образом задачи сводились к следующим вещам: необходимо было сдержать рост протекционизма «под прикрытием» пандемии, защищать интересы российских экономических операторов, участвующих в международной торговле, а также сделать все возможное для улучшения условий их доступа и деятельности на внешних рынках.

— Повлияла ли пандемия на форматы работы на этих направлениях?

— Безусловно повлияла. И без того широкий список торговых и инвестиционных барьеров дополнился в прошлом году чрезвычайными мерами, направленными на борьбу с пандемией. А принятые странами масштабные антикризисные программы развития оказали и продолжают оказывать влияние на изменение конкурентных условий на глобальном рынке. Повсеместного роста протекционизма тем не менее удалось сдержать: более трети «коронавирусных» ограничительных мер уже отменены, во многом благодаря достигнутым договоренностям в рамках «Большой двадцатки». Речь идет прежде всего о мерах, ограничивающих экспорт, например, медицинских товаров.

Минимизация торговых барьеров для российской продукции — одно из важных направлений работы министерства, актуальность которого еще больше обострилась в 2020 году. Ведь когда меры применяются с нарушением правил ВТО, улучшения условий доступа на рынки удается добиться с помощью инструментов этой же организации. Так, в прошлом году по линии ВТО мы смогли предотвратить ущерб для российских товаров, экспорт которых оценивается более чем в полтора миллиарда долларов.

В качестве иллюстрации достаточно вспомнить, что мы добились отмены Саудовской Аравией разработки требований по максимальному объему содержания сахара в пищевой продукции, благодаря чему удалось сохранить возможность для развития экспорта кондитерских изделий в Саудовскую Аравию, а в перспективе — во все страны Совета сотрудничества арабских государств. Ограничение могло бы затронуть экспорт на 29 миллионов долларов (при имеющейся тенденции к росту в 2020 году более чем в полтора раза в сравнении с 2018-м). 

На площадке ВТО нам удалось убедить Бразилию не вводить антидемпинговую меру в отношении российского горячекатаного проката. Предотвращенный ущерб был оценен в 50 миллионов долларов в год.

Были устранены дискриминационные процедуры оценки соответствия автомобилей во Вьетнаме. Ожидаем, что снятие этого ограничения позволит нарастить поставки во Вьетнам российской автомобильной продукции, экспорт которой в эту страну в 2019 году составил 40 миллионов долларов. 

Затем Министерство экономического развития предотвратило существенное, на 75 процентов, сокращение ЕС размеров квот на стальную продукцию, которая могла бы привести к ежегодным потерям для российских экспортеров полутора миллиардов евро в год.

Мы стараемся работать на опережение. Среди «превентивных» дискуссий, начатых нами на площадке ВТО, стоит отметить разрабатываемое Евросоюзом трансграничное углеродное регулирование. Наша задача — не допустить использования климатической повестки в качестве прикрытия для банального протекционизма. Причем наши опасения в связи с разрабатываемым в ЕС регулированием разделяют все ключевые члены ВТО.

Часть претензионной работы ведется в рамках Органа по разрешению споров ВТО. Оба завершенных в 2020 году спора в ВТО («ЕС — энергокорректировки», «Россия — меры, ограничивающие импорт железнодорожного оборудования и его частей») были выиграны РФ по всем экономически значимым претензиям. Кроме того, в сентябре прошлого года Украина отменила антидемпинговую меру на нитрат аммония, что стало результатом ранее выигранного Россией спора с Украиной в ВТО. Мера действовала довольно долго, с 2008 года. 

Есть у нас и отработанный с заинтересованными компаниями алгоритм действий на случай начала защитных расследований, по итогам которых соответствующие правительства принимают решение о введении антидемпинговых или компенсационных мер и об их параметрах. Основная задача правительства нашей страны и Минэкономразвития — экспортеры не должны остаться один на один с соответствующими уполномоченными органами иностранных государств.

Далее, в 2020 году Российская Федерация ратифицировала Соглашение о зоне свободной торговли между ЕАЭС и Сербией. Сегодняшняя же переговорная повестка весьма насыщенна: на уровне ЕАЭС ведем переговоры с Египтом и Израилем, идет подготовка к переговорам с Индией. 

— Стоимость несырьевого неэнергетического экспорта РФ в 2020 году с учетом золота выросла на четыре процента, а без учета — упала на четыре процента. Как вы объясняете такую разницу?

— Поддержку несырьевому неэнергетическому экспорту России в 2020 году оказали поставки сельскохозяйственной продукции (злаки — рост на 28 процентов, жиры и масла — на 24 процента, мясо — на 48,8 процента) и химической продукции (пластмассы — рост на 23,8 процента, фармацевтическая продукция — на 23,9 процента).

Объем российского несырьевого экспорта в 2020 году вырос на четыре процента по сравнению с 2019 годом в первую очередь благодаря росту экспорта драгоценных металлов (золото — рост в три раза и платины — рост на 53 процента) за счет рекордного роста биржевых цен.

Без учета поставок золота объем российского несырьевого экспорта уменьшился в 2020 году по сравнению с 2019-м примерно на четыре процента из-за спада в мировой экономике, вызванного пандемией COVID-19. Так, по оценкам МВФ и ЮНКТАД, объем мирового ВВП сократился в 2020 году по сравнению с 2019-м примерно на 3,5 процента, объем мировой торговли — приблизительно на восемь процентов.

— Не секрет, что весьма часто отечественные компании не могут успешно конкурировать на зарубежных рынках, даже если им и удалось на этот рынок выйти. К примеру, вследствие неясных правил игры на рынке, либо попросту неравных конкурентных условий. Есть ли какие-то эффективные инструменты борьбы с такими ситуациями?

— Все зависит от того, чем обусловлено подобное неравенство условий. Если оно создается зарубежным партнером искусственно, в целях повышения конкурентоспособности местных предприятий, то да, с этими практиками можно и нужно бороться. 

Речь идет, по сути, о борьбе с дискриминацией в разных ее проявлениях — например, в рамках антидемпинговых и компенсационных расследований, основанием для которых является якобы нерыночный характер экономики страны-экспортера. Пример: принятая в декабре 2017 года поправка в базовый регламент ЕС в области антидемпинга, по аналогии с методикой «энергокорректировок», которую мы успешно оспорили в ВТО.

Стоит отметить, что ситуация с пандемией не создала новелл в глобальной торговой политике. Она лишь подсветила те проблемы и «серые зоны» в международном торговом праве, которые уже были выявлены в рамках работы в ВТО, и стала дополнительным драйвером для ускорения работы по их устранению. 

Речь идет прежде всего о распространении многосторонних правил (которые формируются в ВТО) на пока не урегулированные на международном уровне новые сферы, актуальность которых возросла на фоне пандемии: на электронную коммерцию, содействие инвестициям, Международные медико-санитарные правила, внутреннее регулирование в сфере услуг. По этим переговорным направлениям в 2020 году велась активная работа для того, чтобы в 2021 году выйти на практические договоренности по итогам Двенадцатой Министерской конференции ВТО.

— Проблемным является вопрос о нетарифных ограничениях на экспорт в Китай ряда видов продукции АПК, прежде всего свинины. Что конкретно предпринимают МЭР и РЭЦ, другие госорганы, чтобы открыть китайский рынок для русской свинины?

— Открытие китайского рынка для российской свинины — основная тема переговоров в рамках действующего между Минэкономразвития России и Минкоммерции КНР двустороннего механизма по выявлению и снятию барьеров и ограничений в торгово-экономической и инвестиционной сферах. Мы настроены совместно с китайскими партнерами найти решение этого важного вопроса.

Сотрудничество России и Китая в области сельского хозяйства — одна из приоритетных сфер торгово-экономического взаимодействия между ними. По данным ФТС России, в 2020 году двусторонняя торговля сельскохозяйственной продукцией увеличилась на 8,9 процента, превысив 5,4 миллиарда долларов США, в том числе российский экспорт составил 4,0 миллиарда долларов (плюс 24,2 процента).

По итогам 2020 года основу российского сельскохозяйственного экспорта в Китай составили поставки рыбопродукции, даже снизившись на семь процентов, до 1,6 миллиарда долларов, экспорт растительных масел — он увеличился на 80,2 процента, до 1,1 миллиарда долларов, а также зерновых культур, который вырос на 59 процентов, до 0,6 миллиарда долларов. В том числе экспорт соевых бобов вырос на 29,2 процента, до 0,3 миллиарда долларов. Доля соевых бобов в российском экспорте в Китай составила один процент.

Совместно с Минсельхозом России и Россельхознадзором — уполномоченными федеральными ведомствами, курирующими вопросы доступа российской сельскохозяйственной продукции на зарубежные рынки, ведем работу по наращиванию поставок в Китай животноводческой продукции.

Первые положительные результаты уже имеются. С 2019 года начались поставки в КНР мяса птицы, а с 2020-го – говядины. 

По итогам прошлого года Россия вышла на четвертое место по поставкам мяса птицы в КНР — 263 миллиона долларов, плюс 82,5 процента — после Бразилии, США и Таиланда.

По данным ФТС России, в 2020 году Россия поставила в КНР 8700 тонн говядины на сумму 47,6 миллиона долларов.

Пока остается нерешенным вопрос со свининой. Ожидаем окончательной позиции китайской стороны относительно признания принципов регионализации территории России по африканской чуме свиней и нодулярному дерматиту.

«Зеленый» курс без потери устойчивости

— В последние годы жизнь задает нам тяжелые экологические вопросы. Нельзя не упомянуть в этом свете о снижении парниковых газов, реализация механизма «зеленого» курса ЕС. Какие меры реализует в связи с этим ваше ведомство? 

— Мы находимся в постоянном двустороннем диалоге с ЕС. Как заявил министр Максим Решетников в ходе декабрьской встречи с Ассоциацией европейского бизнеса, мы готовы к диалогу для выработки оптимального формата реализации механизма. Мы не можем игнорировать негативные изменения климата и должны вместе работать над минимизацией таких изменений и смягчением антропогенного воздействия. Вместе с тем должны учитываться и устоявшиеся торговые и инвестиционные связи, в частности между Россией и ЕС. Мы заинтересованы в сохранении существующих производственных цепочек и каналов поставок в случае введения механизма. 

Важно выработать механизм, который в полной мере отвечал бы нормам международной торговли, учитывал усилия российских производителей по сокращению выбросов парниковых газов и повышению их поглощения, а также вклад российской стороны в решение глобальных климатических задач.

— А что удалось сделать для достижения целей устойчивого развития нашей страны в 2020 году? 

— В прошлом году Минэкономразвития смогло добиться значительного прогресса в работе над этой повесткой. Еще летом Максим Решетников на площадке ООН представил первый российский Добровольный национальный обзор достижения Россией целей устойчивого развития (ЦУР). Он отражает достижения страны в экономической, социальной и экологической сферах по всем семнадцати ЦУР и предлагает большое количество лучших практик в области устойчивого развития, которые могут быть заимствованы нашими зарубежными партнерами. 

В продолжение работы по устойчивому развитию была усилена кооперация с бизнесом. Хотел бы отметить, что сегодня ЦУР для бизнеса представляют интерес в трех основных аспектах: как источник новых возможностей, как важный фактор международной репутации и как потенциальный источник новых барьеров. Для совместной работы по всем трем упомянутым аспектам в минувшем декабре при нашем министерстве был создан экспертный совет по устойчивому развитию. 

Экспорт из «одного окна»

— Владимир Евгеньевич, внешнеэкономический блок Минэкономразвития принимал самое непосредственное участие в разработке и реализации мероприятий в рамках Общенационального плана. Расскажите, пожалуйста, какие мероприятия удалось реализовать за прошлый год? 

— В Общенациональном плане вопросы поддержки экспорта имеют самостоятельный раздел. В него вошло 23 мероприятия по упрощению валютного регулирования и валютного контроля, таможенного регулирования и экспортного контроля, по сокращению временных и финансовых издержек экспортеров, цифровизации государственных процедур, по финансовой поддержке институтов развития экспорта.

Я считаю, что в прошлом году одним из важнейших мероприятий стало введение в промышленную эксплуатацию системы «Одно окно». Система была введена в эксплуатацию 26 ноября. Представители бизнес-сообщества уже оценили эту систему и ее преимущества при взаимодействии с органами власти в электронном виде. 

Система позволяет серьезно снизить временные и стоимостные издержки российских экспортеров, связанные с предоставлением одинаковых документов в различные органы. Экспортерам уже предоставлен доступ к таким инструментам, как подтверждение ставки ноль процентов НДС в электронном формате, поиск иностранного покупателя. Но наиболее востребована у бизнеса возможность получения господдержки, в том числе связанной с участием в выставочных мероприятиях и доставке продукции.

Еще один блок упрощений для экспортеров реализован в рамках экспортного контроля. В соответствии с Общенациональным планом более чем на 20 процентов (это 200 позиций) расширен перечень товаров, в отношении которых при экспорте не применяются запреты и ограничения в области экспортного контроля. Экспортерам также предоставлена возможность многократно использовать заключения, выдаваемые ФСТЭК России и уполномоченными организациями. Выгода для экспортера при каждом повторном использовании такого заключения должна составить до 7500 рублей, а экономия времени — до 12 дней для каждой экспортной партии. 

Для экспортеров, которые пользуются таким инструментом, как поддержка реализации корпоративных программ повышения конкурентоспособности, продлены сроки начала экспорта продукции в рамках инвестиционных проектов до 31 декабря 2023 года. 

В сфере валютных правоотношений были сформированы правовые основания для закрепления возможности исполнять обязательства в рублях по государственной гарантии Российской Федерации, предоставленной по обязательствам АО ЭКСАР, и снижены требования к капиталам банков по внешнеторговым сделкам, обеспеченным договорами страхования АО ЭКСАР.

— В России сейчас совершенствуется нормативно-правовое регулирование внешнеэкономической деятельности, в том числе минимизация различных требований, связанных с перемещением товаров через таможенную границу. Расскажите, пожалуйста, какая работа была проведена в части поддержки экспортеров?

— Пятнадцатого октября председатель правительства Михаил Мишустин утвердил дорожную карту реализации механизма управления системными изменениями нормативно-правового регулирования предпринимательской деятельности «Трансформация делового климата» по направлению «Экспорт товаров и услуг». Карта проектировалась на основе предложений бизнеса и при координации экспертной группы, в составе которой как представители компаний-экспортеров, так и федеральных органов исполнительной власти.

Безусловно, в сфере регулирования экспорта это значимое событие 2020 года. Главная цель дорожной карты — снизить издержки экспортно ориентированного бизнеса и упростить выход российских товаров и услуг на внешние рынки. Механизм трансформации делового климата, в рамках которого разработан план, позволяет на регулярной основе собрать лучшие инициативы по снятию барьеров для бизнеса, выявлять новые проблемы правоприменения.

В дорожную карту были включены мероприятия, направленные на упрощение экспортной деятельности практически на каждом этапе экспортного цикла — от ввоза сырья до возврата НДС за уже реализованный на экспорт товар. Всего дорожная карта содержит 28 мероприятий, направленных на шесть типов упрощений в различных сферах регулирования внешнеэкономической деятельности. 

При этом, как я уже сказал, дорожная карта должна постоянно актуализироваться по инициативам делового сообщества, столкнувшегося с новым барьером или готового предложить новое решение проблем администрирования.

В последние дни декабря 2020 года Минэкономразвития России внесло в правительство новый пакет предложений бизнеса для включения в дорожную карту. Второй пакет содержит 17 мероприятий в различных сферах, из которых самый крупный блок — восемь мероприятий — направлен на создание упрощений в сфере валютного регулирования. Подчеркну, реализация включенных в дорожную карту мероприятий, по мнению Минэкономразвития, особенно необходима для снижения административной нагрузки на бизнес, сохранения его экспортного потенциала в условиях пандемии. 

— Насколько мероприятия дорожной карты практически помогут участникам ВЭД в экспортной деятельности?

— Если говорить о наиболее значимых и ожидаемых бизнес-сообществом мерах, то это снятие ограничений, связанных с валютным контролем. В карту включен большой блок мероприятий по изменению механизма валютного регулирования и валютного контроля.

Экспортеры смогут при заключении внешнеторговых контрактов оговаривать со своим контрагентом возможность использования банковской гарантии. Экспортер будет считаться исполнившим обязанность по возврату экспортной выручки при использовании такой гарантии.

Более глобальным и масштабным изменением валютного регулирования станет запланированная поэтапная отмена требований по возврату экспортерами выручки в иностранной валюте за несырьевые неэнергетические товары. Речь идет о снятии ограничений на зачисление валютной выручки на зарубежные счета экспортеров.

Российские интернет-ритейлеры также получат регуляторную поддержку. Им станет проще возвращать из-за рубежа отправления, не востребованные получателями. Сейчас для таких товаров предусмотрена сложная процедура идентификации того, что возвращаемый товар — это именно тот товар, который был экспортирован. Чтобы без обременительных для экспортера процедур решить проблему идентификации товаров, запланировано проведение пилотного проекта с участием российских маркетплейсов.