Электронные слуги народа

Сергей Куликов
корреспондент журнала «Эксперт»
29 марта 2021, 00:00
№14

Антивирусные ограничения подстегнули цифровизацию государства и подвигли население активнее пользоваться электронными услугами

СЕРГЕЙ САВОСТЬЯНОВ/ТАСС
«Мои документы» активно используют роботов для общения с гражданами

Перевод отношений граждан с государством в виртуальную сферу в России идет семимильными шагами, и в чем-то россияне оказываются впереди планеты всей.

На реализацию госпрограммы «Информационное общество» власти в общей сложности выделили более двух с половиной триллионов рублей. Сумма гигантская, но и программа длительная: сначала ее действие предполагалось ограничить периодом с 2011 по 2020 год, но затем она была продлена еще на четыре года.

Вирусное ускорение

Мощным катализатором приобщения российских граждан к цифровым отношениям с госорганами стала разразившаяся пандемия. Обстоятельства распорядились так, что граждане, запертые в четырех стенах из-за карантина, большую часть прошлого года были вынуждены взаимодействовать с государством почти исключительно онлайн. И волей-неволей даже самым отсталым ретроградам пришлось экстренно осваивать азы электронного взаимодействия с властью. Прежде всего для получения социальных услуг, медицинской помощи и образования.

Например, при помощи портала «Госуслуги» оформлялись электронные пропуска, социальные выплаты и дополнительные субсидии от государства, велись дневники здоровья, выстраивалась электронная очередь к врачам.

По статистике, если в 2019 году на портале официально было зарегистрировано 103 млн человек, то по итогам 2020 года — уже 126 млн, практически все сознательное население страны. И если в 2019 году ими было заказано 152 млн услуг, то в прошлом году — уже 228 млн. Причем большая часть прироста обращений за услугами была зафиксирована именно в период карантинных ограничений. 

«Любая трансформация требует времени, но даже за последние два года удалось добиться немаловажных достижений, — считает директор Центра подготовки руководителей цифровой трансформации ВШГУ РАНХиГС Ксения Ткачева. — В первую очередь в цифровом государственном управлении».

В конце 2020 года во всех 85 регионах России были созданы Центры управления регионом (ЦУР), которые аккумулируют все обращения граждан в органы государственной власти, позволяют проанализировать главные проблемы и принимать необходимые решения. Делается это на основе датацентричного подхода, который обеспечивает больше возможностей для анализа данных за счет многомерной модели.

Дали по рукам

Ускоренный перевод отношений граждан и представителей власти разного уровня в виртуальную сферу резко сократил коррупционную составляющую. Об этом заявляют на разных уровнях — и крупные компании, и рядовые участники процесса. 

В марте этого года представители Генпрокуратуры РФ, Минтруда и крупнейших российских компаний пришли к общему выводу: для минимизации рисков необходимо автоматизировать процессы и развивать антикоррупционные компетенции у сотрудников. А в РЖД, например, вообще выступают за создание единой цифровой базы данных. В ней, по мнению инициаторов проекта, могла бы аккумулироваться информация о кадровом составе компаний с госучастием и организаций малого и среднего бизнеса. Это позволило бы выявлять конфликт интересов при взаимодействии с подрядчиками, партнерами и клиентами, причем на ранней стадии.

«Подобные нововведения мы уже наблюдаем в налоговой, регистрационной и лицензионной сферах, — отмечает партнер компании “Бизнес Развитие: адвокатура и консалтинг” Валерия Голянова. — Риск того, что кто-то может потребовать взятку за те или иные услуги, в этом случае сведен к нулю, поскольку все коммуникации происходят через “бездушное” окно ввода, а решения предопределены алгоритмом. 

Впрочем, плюсов без минусов не бывает. И среди последних — интеграция между разными ИТ-сервисами государственных органов. «Например, данные сайта “Госуслуги” по исполнительному производству часто разнятся с данными сайта Федеральной службы судебных приставов, — отмечает Валерия Голянова и сама же приводит оправдывающий аргумент: — На мой взгляд, это проблемы роста и переходного периода, ведь на цифровые рельсы приходится переводить и внутренние процессы, и самих госслужащих, и технологическую базу».

Битва за цифровое равенство 

Россия велика, и обеспечить равномерное покрытие огромной территории качественным интернетом и возможностью доступа к информационным ресурсам пока не получается. По планам Минкомсвязи, к 2024 году в новый цифровой формат будет переведено еще 300 государственных услуг.

«Практически все из них (95 процентов) будут оказываться полностью в электронном виде», — заявил глава министерства Максут Шадаев. При этом показатель в 95% постоянно фигурирует в планах и отчетах заинтересованных ведомств, которые заявляют о практически полном покрытии потребностей населения России в электронных услугах на большей части ее территории. 

Между тем не все так просто, считает декан факультета экономики и бизнеса Финансового университета при правительстве РФ Екатерина Безсмертная. По ее мнению, одной из главных проблем развития цифровизации в России является цифровое неравенство — неравномерность доступа граждан и бизнеса к цифровым услугам. 

«Согласно результатам совместного исследования компании EY и Московской школы управления “Сколково”, по итогам 2020 года значение Индекса цифровой жизни у городов-лидеров почти в пять раз выше, чем у аутсайдеров, — поясняет она. — “Информационное богатство” распределено по регионам крайне неравномерно».

По мнению аналитиков, рост цифрового неравенства — очень опасная тенденция. Увеличение разрыва в возможности получать качественные электронные услуги в центре и на периферии может в еще большей степени усугубить различия в социально-политических и экономических условиях жизни в различных регионах страны. Это усилит и без того активную миграцию населения в крупные города.

Данные для обработки

Еще одна проблема, которую предстоит решать в ближней перспективе, — строительство новых мощных центров обработки данных (ЦОД) — специализированных зданий для размещения серверного и сетевого оборудования и подключения абонентов к каналам сети интернет. Как говорят участники рынка, их не хватает для полноценной работы «цифрового государства». И это несмотря на заявленные планы, по которым к 2024 году «Ростелеком» планирует создать опорные ЦОДы во всех федеральных округах России.

«На сегодняшний день спрос на ЦОДы превосходит предложение: за 2020 год емкость российского рынка хранения данных увеличилась более чем на 13 процентов и достигла 50 тысяч стойко-мест (физические пространства, объединяющие компьютерное оборудование), но дефицит все равно остается», — полагает независимый эксперт Алексей Тузов. 

В текущем году более 40% крупных компаний, которые уже используют дата-центры и облачные решения, собираются увеличить объемы использования данных технологий при помощи ЦОДов, а 8% российских предприятий, не имевших такого опыта, планируют начать хранить данные на их серверах. «Учитывая намерения многих российских компаний инвестировать крупные суммы на строительство ЦОДов, до 2023 года количество дата-центров может увеличиться на 21–23 процента», — считает г-н Тузов. 

Нехватка стоечной емкости в России составляет не менее шести-семи тысяч стоек. В Москве активное строительство нескольких больших ЦОДов уже ведется, причем примечательно, что все они уже на этапе строительства были распроданы.

Игорь Хомич, старший партнер Лиги цифровой экономики отмечает, что, хотя качественных ЦОДов в стране не хватает, важно не столько общее количество площадок (часто ЦОДами называют даже серверные комнаты, переделанные из технических помещений), сколько соответствие стандартам безопасности и надежности. «С одной стороны, нужно строить новые ЦОДы в местах с дешевой электроэнергией и обслуживанием, с другой — важно иметь надежные и высокоскоростные каналы связи между вычислительными мощностями и пользователями», — считает он.

Отчасти проблема нехватки вычислительных мощностей для обеспечения цифрового диалога между государством и гражданами может быть решена за счет привлечения частных структур. В конце прошлого года Госдума приняла закон, который позволяет негосударственным компаниям предоставлять государственные и муниципальные услуги, в том числе электронные, задействуя собственную инфраструктуру.

Правительству еще предстоит определить перечень услуг, которые могут быть оказаны гражданам по этой схеме. Будут также названы критерии отбора компаний для участия в этом и требования по защите информации. 

Как рассказал Максут Шадаев, выступая в конце марта к Госдуме, возглавляемое им министерство занимается интеграцией госуслуг с мобильными приложениями банков. Министр пояснил, что речь идет о сервисах, которые связаны с получением финансовых услуг.

Под знаком минус

«О том, насколько успешна цифровизация, например в той же социальной сфере, я смогу говорить тогда, когда мне и другим пользователям не придется дублировать информацию при общении с властью, — считает руководитель компании RentaTeam Андрей Иванников. — Мы все еще заполняем лишние бумаги при обращении в госорганы, хотя понятно, что все данные у государства есть и эти процессы можно автоматизировать».

Сдерживающими факторами остаются низкая информированность населения о возможности получать эти самые услуги в некоем «электронном виде». Особенно это касается старшего поколения, но возраст не единственная причина. Проблема еще и в том, что у людей зачастую отсутствует необходимая инфраструктура для пользования благами цивилизации. Нет смартфонов, компьютеров, онлайн-камер, того же высокоскоростного интернета и так далее.