AFFIRMация

Константин Пахунов
корреспондент журнала «Эксперт»
12 апреля 2021, 00:00
№16

Финтех-проект Affirm бодро стартовал на IPO, несмотря на многолетнюю убыточность. Теперь ему придется побороться за место под солнцем не только с «коллегами по цеху», но также с банками и платежными системами

Основатель и глава Afiirm предприниматель с украинскими корнями Макс Левчин стал миллиардером после IPO компании

Акции финтех-компании Affirm на момент написания этой статьи стоили около 70 долларов за штуку, при этом на IPO, которое прошло в январе этого года, бумаги размещались по 49 долларов. Для инвесторов это очередная компания из технологического сектора, для потребителей — удобное платежное приложение в формате «купи сейчас — плати потом».

Компания предлагает покупки с годовой кредитной ставкой 0% и кредитные продукты с простыми процентами. Основа роста Affirm — рынки электронной коммерции и кредитования. Оба рынка огромны: например, аналитики eMarketer оценивают мировой рынок e-commerce в 3,9 трлн долларов на текущий год и ожидают, что рост его в 2021-м будет двузначным. Ситуацию на втором рынке хорошо характеризует тот факт, что в США за прошлый год потребители взяли кредитов на 3,6 трлн долларов. Да и вообще американцы и кредиты тесно связаны: средний житель США 10% доходов тратит на оплату займов, а средний размер его долга — 29,8 тыс. долларов. 16% домохозяйств и вовсе тратят более половины доходов на обслуживание кредитов. В общем, есть где развернуться. На этих рынках Affirm, конечно, не единственный — в конкурентах у компании числятся как финтех-проекты, так и гораздо более крупные игроки, включая крупнейшие платежные системы, онлайн-кошельки, онлайн-банки и стремительно цифровизующиеся традиционные банки.

Электронная рассрочка

Компания Affirm основана в 2012 году. Среди ее основателей Максимилиан Левчин, который также был сооснователем платежной системы PayPal. В 2017 году стартап Affirm запустил свое приложение, позволявшее совершать покупки в кредит. Двумя годами позже, в феврале 2019-го, было заключено партнерское соглашение с крупнейшей в мире сетью оптово-розничной торговли Walmart. В прошлом году были поданы документы в SEC, и 13 января этого года платформа вышла на IPO.

Размещение прошло ажиотажно, при первоначальном диапазоне 41–44 доллара за акцию компания в итоге разместилась заметно выше, а на закрытии первого же торгового дня бумаги закрепились на уровне 97,24 доллара за штуку — феноменальный рост почти на 100% за день. Почему инвесторы столь тепло встретили публичное размещение? «Виновата» смена парадигмы потребления на фоне пандемии, в которую успешно вписалась Affirm со своим бизнесом.

Как выглядит Affirm с точки зрения пользователя? Покупатель кладет товар в корзину на сайте магазина и выбирает способ оплаты. В числе этих способов магазин-партнер заранее указывает Affirm. Если пользователь выбирает Affirm, это приложение предлагает ему выбрать план платежей. Affirm позволяет разбить платежи на несколько «инсталляций», то есть попросту купить товар в рассрочку и оплачивать частями. Но в отличие от банков, предлагающих рассрочки, Affirm лучше знает, кому их можно выдать.

«Скоринговая модель Affirm использует миллиард точек данных, в том числе данные о трансакциях. По утверждению компании, благодаря ее системе кредиты получает на 20 процентов больше покупателей (при том же уровне плохих кредитов). А значит, использование Affirm позволяет магазинам увеличить продажи. Более того, средний объем покупки (AOV, average order value) при использовании Affirm возрастает на 85 процентов. Это стимулирует магазины ставить кнопку Affirm», — объясняет особенность функционирования системы аналитик ГК «Финам» Леонид Делицын.

Понятно, что это не благотворительность. Во-первых, выручку для Affirm генерируют комиссионные отчисления от магазинов, которые получают выгоду от партнерства в виде роста числа покупателей и роста среднего чека. Во-вторых, в случае кредита не под 0% проценты по нему получает Affirm.

Вроде выходит неплохо. На конец прошлого года (31 декабря 2020-го и конец второго квартала фискального 2021 года) приложением активно пользовались 4,5 млн человек. Компания получила квартальную выручку 204 млн долларов (+57% относительно второго квартала фискального 2020 года). Но вот с прибылью пока сложнее. За тот же период чистый убыток составил 31,6 млн долларов против 31 млн долларов годом ранее. В самой компании планируют получить выручку за весь текущий год в размере от 760 до 780 млн долларов.

«При помощи платформы Affirm товары приобретают более 6,2 миллиона покупателей. При этом 64 процента покупок — повторные. Показатель лояльности пользователей NPS равен 78 (Net Promoter Score, вычисляемый как разность между сторонниками и критиками продукта в процентах). Партнерами компании являются более 6500 магазинов», —перечисляет Леонид Делицын.

«Данный финтех предоставляет услуги “купи сейчас — плати потом”, или BNPL, buy now, pay later. Интерес инвесторов к IPO, особенно связанным с технологиями и направленными на онлайн-работу, в последнее время только растет. Можно сказать, что это последствия пандемии, которая повлияла на разные области жизни, включая отношение к электронным финансам. На Западе банковская система в режиме онлайн развита не то чтобы отлично, поэтому такие компании, как PayPal или Affirm, меняют правила игры, привлекая все больше клиентов и собственно инвесторов. Вывод: электронная коммерция и кредитование интересуют инвесторов, что и дало такой бурный роста после IPO», — объясняет причинно-следственную цепочку эксперт «БКС Мир инвестиций» Павел Гаврилов.

Интерес инвесторов вызывает как раз то, что подобные финтехи более гибкие. Традиционные скоринговые модели оставляют немало вполне платежеспособных заемщиков за бортом. Впрочем, даже если банк посчитал клиента достаточно платежеспособным, кредитка может быть менее выгодной, недаром подобные сервисы в западных СМИ окрестили убийцами кредитных карт (причина та же: алгоритмы оценки риска финтехов обычно гибче). Неудивительно, что инвесторы связывают большие надежды с Affirm. Но почивать на лаврах и бесконечно растить аудиторию у Affirm вряд ли выйдет.

Сверхплотная конкурентная среда

Леонид Делицын считает, что дальнейшие перспективы компании — изнурительная борьба с бесчисленными конкурентами, многие из которых крупнее Affirm. Как объясняет аналитик, их можно разбить на четыре большие группы. В первую группу входят прямые аналоги, которых достаточно (Klarna, Afterpay Zip Co, Uplift, SplitIt, LayBuy, PayRight, Openpay, из которых первые три являются наиболее близкими аналогами). Здесь стоит отметить, что эта группа кое в чем играет на руку Affirm. Так, австралийские Afterpay и Zip Co торгуются на бирже в Австралии и дорожают. «Мультипликатор P/S для прямого аналога AfterPay Limited (ASX: APT) с момента публикации предварительной записи в декабре возрос с 58 до 66, а для менее крупной Zip (ASX: Z1P) — c 12,5 до 12,7. Таким образом, за январь рынок еще повысил оценку компаний BNPL-сектора», — объясняет Леонид Делицын. В остальном для Affirm это серьезные противники. «То, что компании — австралийские, не должно смущать, поскольку они не уступают Affirm в размерах и даже атакуют рынок США. Нарицательным (как Xerox) становится именно слово AfterPay, а не Affirm. С компанией AfterPay в США сотрудничает приблизительно столько же магазинов-партнеров, сколько и с Affirm: шесть с половиной тысяч. У Klarna более 200 тысяч магазинов-партнеров в большом числе стран», — рассказывает аналитик.

Ко второй группе конкурентов можно отнести операторов платежей вроде Visa и MasterCard. Их трудно назвать прямыми конкурентами, однако они являются фактором, ограничивающим рынок. Консервативного отношения к платежам никто не отменял.

Третья группа — это электронные кошельки вроде PayPal. Чтобы найти новые точки роста, они расширяют свой бизнес, и в зону их интересов входит и BNPL-сектор. В частности, PayPal недавно запустил именно такой проект Pay in 4. В рамках проекта клиентам предлагается совершать покупки с четырьмя последующими платежами раз в две недели без дополнительных процентов (подробнее см. «PayPal перешел на крипту», стр. ХХХ).

Последние, но не по значимости, — банки, как традиционные (JPMorgan, Citibank, BofA), так и их продвинутые онлайн-коллеги вроде Synchrony. Низкие ставки в последние годы сильно ударили по доходам банков, а волна цифровизации начала серьезно угрожать банковскому сектору. Пользуясь принципом «не можешь победить — возглавь», банки стали сами проводить цифровизацию все более быстрыми темпами, в том числе скупая перспективные финтехи. В России этот процесс идет несколько быстрее, чем в США, и на нашем примере видно, что крупные банки становятся центрами экосистем, а граница между банком и финтехом размывается до полного исчезновения. Вместе с ней у компаний вроде Affirm будет исчезать конкурентное преимущество.

У самой Affirm, кстати, хватает слабых мест и без учета сильных конкурентов. Как подсказывает Павел Гаврилов, еще недавно треть ее выручки давал один партнер — производитель спортивного оборудования Peloton, хотя в последнем квартале показатель улучшился до 24% выручки.

«Affirm уже несколько лет подряд убыточна, а учитывая будущие планы, расходы могут только увеличиться, например на техническое оснащение и маркетинг. База кредитов строится с Cross River Bank, который активно сотрудничает и с другими финтех, стартапами, например с Upstart», — называет еще две важные уязвимости Павел Гаврилов.

Если учесть все эти нюансы, перед инвестором встает вопрос: а сколько реально стоит компания? Однозначного ответа в ближайшее время не будет.

«Наша оценка стоимости компании Affirm по аналогии с другими компаниями финтех-индустрии (но не только с ближайшими аналогами) составляла два–четыре миллиарда долларов. После этого мы разместили длинное обоснование, почему рынок оценит компанию гораздо выше нашей оценки», — рассказывает Леонид Делицын. — Но она стоит 23,5 миллиарда, то есть в пять раз дороже, чем мы оценили ее по аналогам, и вдвое раза дороже, чем оценили со всеми поправками на страсть рынка овладеть финтехом. Соответственно, с нашей точки зрения, удержать акции сможет только приток свежих денег к инвесторам (следующий стимул). В противном случае их стоимость снизится, если только все инвесторы не являются долгосрочными. Но это маловероятно».