Бунт футбольных олигархов подавлен

Алексей Щукин
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
26 апреля 2021, 00:00
№18

Революционный проект создания Суперлиги для самых богатых футбольных клубов Старого Света обернулся громким фиаско. Проект стоимостью более трех миллиардов евро, разрушающий всю систему европейского футбола, просуществовал только два дня

DARREN STAPLES/SPORTIMAGE/PA IMAGES

В европейском футболе произошла попытка переворота. Двенадцать богатейших клубов объявили о старте Суперлиги — нового турнира вместо Лиги чемпионов. Фактически они объявили войну Союзу европейских футбольных ассоциаций (УЕФА). В числе «мятежников» весь цвет европейского футбола: испанские «Реал», «Барселона» и «Атлетико», английские «Манчестер Сити», «Ливерпуль», «Челси», «Арсенал», «Тоттенхэм», «Манчестер Юнайтед», итальянские «Ювентус», «Интер», «Милан».

Война, как ни странно, продлилась лишь два дня. Попав под сильнейшее давление футбольных властей, правительств и болельщиков, клубы отказались от идеи Суперлиги. Эти события еще раз показали неустойчивость финансовой модели европейского футбола.

Акт первый. Бунт богатейших

В понедельник 19 апреля УЕФА должна была одобрить реформу Лиги чемпионов. С 2024 года она будет разыгрываться по швейцарской системе, принятой в шахматах, когда минимизируется количество матчей между сильными и слабыми соперниками. На кардинальное изменение формата турнира УЕФА пошла под давлением топ-клубов, которые хотели проводить больше матчей и, соответственно, больше зарабатывать.

Однако в ночь на 19-е за считаное количество часов до решения по реформе Лиги чемпионов топ-клубы сыграли на опережение и ударили в спину УЕФА. Они объявили о старте Суперлиги — закрытого турнира, который заменит для них Лигу чемпионов. В новый турнир, по идее, должны были взять двадцать самых сильных и богатых команд Европы. Предполагалось, что Суперлига стартует уже в августе этого года.

В чем же отличия Суперлиги от Лиги чемпионов? Первое: в Суперлиге нет места УЕФА. Топ-клубы хотят сами заниматься организацией турнира и коммерческой деятельностью. Второе: Суперлига — это закрытый турнир. Пятнадцать команд-учредителей становились бессменными участниками, а еще пять отбирались каждый год заново. Закрытость турнира позволила бы топ-клубам не играть со слабыми соперниками и середняками.

Третье: формат Суперлиги предусматривал большое количество матчей. Планировалось, составить две группы по десять команд, внутри клубы сыграют друг с другом по два раза. Лучшие восемь команд попадут в плей-офф. Но даже проигравшие не будут внакладе: они сыграют как минимум 18 матчей.

Четвертое и самое главное: Суперлига должна была быть крайне выгодной для клубов. Только «подписной бонус» за согласие на участие в проекте каждого клуба должен был составить 90–300 млн евро на клуб. За победу в Суперлиге полагалось 250 млн евро (в Лиге чемпионов — 120 млн евро). За участие без особых успехов — 60 млн евро в год, это в два-три раза больше, чем в Лиге чемпионов. Общий призовой фонд турнира должен был составить 3,5 млрд евро — в полтора раза больше, чем в Лиге чемпионов. Инвестировать в Суперлигу согласился американский инвестиционный банк JPMorgan.

Фронтменами проекта выступили глава мадридского «Реала» Флорентино Перес и босс туринского «Ювентуса» Андреа Аньелли. «УЕФА представил формат, который никто не понимает и который стартует лишь в 2024 году. Но у нас нет времени ждать: клубы потеряли миллионы евро, и к 2024-му все мы умрем. Мы просто пытаемся спасти футбол» — так объяснил спешку с организацией Суперлиги Флорентино Перес. «УЕФА — наши враги. Они получают гигантские доходы от наших футболистов, но не помогли клубам во время кризиса», — обострил ситуацию Аньелли.

Проект Суперлиги выглядел интригующим, но сырым. За несколько месяцев до предполагаемого старта Суперлиги инициаторы ее создания не смогли представить проработанную до деталей концепцию. Не был сформирован даже окончательный список участников: вместо 15 команд-основателей в новый турнир заявились только 12. Участники представляли не всю Европу, а только три страны: Англию, Испанию и Италию. Причем от Англии планировалось участие сразу шести команд, включая «Арсенал» и «Тоттенхэм», которые в последние годы ничего не выигрывали и грандами не являются.

Сильнейшие немецкие клубы («Бавария», дортмундская «Боруссия», «Лейпциг») не объявили о присоединении к Суперлиге. Игнорировал новую Лигу и парижский «Пари Сен-Жермен». В его случае мотив был понятен: владелец клуба Нассер Аль-Хелаифи входит в совет директоров УЕФА и является руководителем катарского вещателя beIN Media Group, который инвестировал большие средства в права на вещание Лиги чемпионов.

Объявление о создании Суперлиги вызвало эффект разорвавшейся бомбы. Новая футбольная реальность распадалась на несколько сценариев. В самом мягком варианте напуганная уходом лучших клубов УЕФА еще сильнее «прогибалась» под грандов в вопросах регламента и финансов. В самом жестком сценарии могла начаться затяжная и жесткая война между УЕФА и мятежными клубами-олигархами. В предельном варианте речь могла идти даже о распаде европейского футбола на две независимые экосистемы. В реальности все оказалось намного прозаичнее.

Акт второй. Подавление мятежа

«Шестерке английских клубов удалось добиться того, что не удалось ни одному политику в эти времена раскола и вражды. Они объединили всю разделенную нацию, даже всю Европу в недовольстве и отвращении к жадности и глупости», — написал о проекте Суперлиги британский актер и писатель Стивен Фрай. Действительно, против этого проекта восстали все: УЕФА и правительства европейских стран, национальные лиги, футболисты прошлого и настоящего, оставшиеся за бортом Суперлиги команды и даже фанаты тех клубов, которые хотели взять в супертурнир. Всех возмутил закрытый характер Суперлиги, по сути формирование кастовой системы в футболе, когда избранные команды несменяемо окажутся в супертурнире и заберут себе львиную долю мирового футбола. Вызвало отторжение открытое пренебрежение спортивными принципами ради денег.

Неожиданно резко выступил УЕФА. «Это жадный проект, который мог бы убить футбол навсегда. Сама идея — плевок в лицо всем любителям футбола. Глава “Ювентуса” Аньелли? Это самое большое разочарование в моей жизни. Я никогда не видел человека, который столько раз лгал бы. Жадность — настолько сильное чувство, что у некоторых людей испарились человеческие ценности», — атаковал Суперлигу глава УЕФА Александр Чеферин.

УЕФА пригрозил, что полуфиналисты Лиги чемпионов этого года «Реал», «Манчестер сити» и «Челси» будут сняты с турнира, а игрокам всех клубов Суперлиги запретят участвовать в чемпионатах мира и Европы. По данным Bloomberg, УЕФА предпринял контратаку и на финансовом фронте, ассоциация начала срочные переговоры с инвестиционным фондом Centricus Asset Management об инвестициях в Лигу чемпионов, цена вопроса — шесть миллиардов евро.

Резко отрицательно о Суперлиге высказались президент Франции Эммануэль Макрон и глава британского правительства Борис Джонсон. Последний пригрозил немедленно потребовать от лондонских «Арсенала» и «Тоттенхэма» возврата государственных средств, выделенных им в качестве компенсации потерь от коронавируса, — это 120 и 175 миллионов фунтов соответственно.

Ключевую роль сыграли фанаты английских клубов, попавших в Суперлигу. «Суперлига — это смерть футбола. Мы хотим, чтобы наша команда участвовала в турнирах, основанных на спортивных принципах и соревновательном балансе. Позорное решение о вступлении в Суперлигу было принято клубом без диалога, молчаливо и с презрением», — выпустил заявление фан-клуб «Арсенала». Болельщики «Манчестер Юнайтед» блокировали базу команды, а фанаты «Челси» перекрыли улицы, так что автобус команды не смог проехать на стадион к началу матча.

Параллельно работа велась и за кулисами. По данным The Guardian, футбольные власти Англии и руководство страны довели до участников Суперлиги, что они могут быть исключены из всех национальных турниров. Английские клубы, как слабое звено проекта, попытались и перекупить. По данным испанской газеты Mundo Deportivo, УЕФА предложил британским клубам большие компенсации за отказ от Суперлиги.

Пиар-война была проиграна Суперлигой полностью. Большинство клубов отмалчивалось, в открытую выступали только боссы «Реала» и «Ювентуса». Но на фоне мощного информационного цунами их заявления выглядели неконкретно, и над ними откровенно смеялись. Так, на предложение Переса сократить время матчей для увеличения привлекательности футбола для молодых зрителей, неспособных выдерживать полтора часа развлечения, экс-игрок сборной Англии Гари Линекер отреагировал так: «Отличная идея. Давайте сделаем таймы по пять минут — и сорокапятиминутный перерыв на рекламу».

УЕФА часто критиковали за коррумпированность и закрытость. Например, недавно стало известно, что зарплата президента УЕФА Александра Чеферина в прошлом году выросла на 30%, при том что выручка организации упала на 21%. Однако пиар-войну УЕФА выиграла вчистую: олигархическая Суперлига всем показалась намного бо́льшим злом. Поняв, что вся Европа против Суперлиги и силы неравны, английские клубы в ночь со вторника на среду объявили о выходе из проекта. И уже на следующее утро Аньелли признал: «После выхода английских клубов Суперлига невозможна. Проект приостановлен». На подавление мятежа в футбольном королевстве понадобилось всего два дня!

После подавления бунта началось время репрессий. В Англии менеджеров оконфузившихся топ-клубов изгоняют из всех комитетов Премьер-лиги. Уже объявлено, что в отставку уходит председатель правления «Манчестер Юнайтед» Эд Вудворт, один из вдохновителей проекта Суперлиги и «связников» с JPMorgan. Чистка предполагается и в руководстве итальянской лиги. Все это персональные санкции, а вот о наказании клубам пока не договорились. В английской Премьер-лиге обсуждались штрафы и лишение шестерки топ-клубов турнирных очков в национальном турнире, но, скорее всего, до этого не дойдет. В УЕФА рассматривается идея запретить мадридскому «Реалу» и «Ювентусу» участвовать в Лиге чемпионов следующего года.

Американский след

Кейс «двухдневной Суперлиги» можно рассматривать как жесткую битву за деньги, как попытку передела футбольного рынка. Топ-клубы постарались отсечь посредника в лице УЕФА, чтобы самостоятельно выстраивать отношения с бизнес-партнерами, максимизируя доход. Клубы просчитались: УЕФА оказалась намного жизнеспособнее, чем казалось. Но есть и другой аспект: закрытая Суперлига — это еще и принципиально другая траектория развития спортивной индустрии. Таким путем давно и успешно идут американские лиги, в частности NBA (баскетбол) и NHL (хоккей).

Американский след четко прослеживается и в этой истории. Изначально инициаторами создания Суперлиги были английские клубы — «Ливерпуль», «Манчестер Юнайтед» и «Арсенал». За всеми этими клубами стоят американские владельцы с обширными спортивными активами в США. Это, соответственно, Джон Генри, семейство Глейзеров и Стэн Кронке. Суперлигу должен был проинвестировать американский банк JPMorgan. Лицами Суперлиги выступили испанец Перес и итальянец Аньелли, но Суперлигу с определенной натяжкой вполне можно назвать и американским проектом.

Американцы несколько лет назад вышли на быстрорастущий рынок английского футбола, но оказалось, что получать устойчивую прибыль в нем крайне сложно. Основная проблема — сильная зависимость финансовых результатов от спортивных. Только за участие в Лиге чемпионов каждый участник группового турнира получает от 15 до 35 млн евро, а успешные топ-клубы, дошедшие до финала, могут заработать до 100–110 млн евро. Однако в крайне конкурентной Англии попасть в число клубов, выступающих в Лиге чемпионов, очень сложно. На четыре места обычно претендует шесть-семь мощных клубов, и проигравшие на год лишаются доходов от участия в Лиге чемпионов. Появление закрытой элитной лиги устраняет риск неполучения дохода от европейских турниров.

Вторая причина: в европейском футболе раздуты расходы на зарплаты и стоимость игроков. В американских лигах за переход игроков команды не платят (их можно только менять), а зарплаты имеют потолок, связанный с общими доходами лиги. Неслучайно одним из предложений Флорентино Переса было введение для Суперлиги ограничения зарплатного фонда игроков 55% бюджета команды, что близко к реалиям американских лиг.

В общем, американцы постарались перенести модель закрытой лиги в Европу, но идея провалилась. Они не учли, что в той же Англии футбол — это часть культурного кода нации и чрезмерная его коммерциализация не поддерживается населением. Спортивные традиции имеют более чем столетнюю историю, и идея закрытой лиги и ограничения конкуренции противоречит им. «Иностранные владельцы не учли менталитет. В США создание новых спортивных проектов, их переезд в новые города является нормой. В Англии иначе: для болельщиков любимый клуб — это своеобразная религия. Многие выстраивают свою жизнь вокруг футбольных клубов», — говорит бывший вратарь сборной США Брэд Фридель, многие годы игравший в Англии.

Провал идеи Суперлиги может вызвать серьезные изменения в структуре владения английскими клубами. Разочаровавшиеся американские инвесторы могут выйти из спортивного бизнеса. Так, британская Daily Mail сообщает, что семья Глейзеров собирается продать «Манчестер Юнайтед», а Джон Генри — «Ливерпуль».

Лига должников

Идея Суперлиги существовала уже лет пять, и все эти годы она успешно работала как инструмент шантажа УЕФА — так топ-клубы постоянно выбивали себе новые преференции. В апреле 2021 года суперклубы перешли в агрессивную и рискованное наступление, стремясь выдавить УЕФА из бизнеса. Почему?

Катализатором демарша богатейших клубов стала пандемия. Доходы клубов резко упали: выручка от зрителей обнулилась из-за запрета посещения стадионов, были секвестрованы коммерческие контракты. При этом расходы, связанные с долгосрочными контрактами футболистов, почти не сократились. Прошлый год все клубы Суперлиги закончили с убытками, причем у «Барселоны», «Манчестер Сити», Милана» и «Ювентуса» они превысили 150 млн евро за год. Интересно, что немецкие клубы, традиционно ведущие взвешенную финансовую политику, в Суперлигу так и не вступили.

Однако пандемия лишь обострила проблему убыточности топ-клубов. Они накопили большие долги еще до локдаунов. Лишь один год за последнее десятилетие шестерка британских клубов закончила с прибылью. Совокупный долг 12 клубов Суперлиги сегодня составляет порядка шести миллиардов евро. Рекордсмен — «Барселона» с общей задолженностью 1,1 млрд евро.

Долги — следствие рискованной стратегии, нацеленной на агрессивный захват новых рынков телезрителей в Китае, Индии, Юго-Восточной Азии. Чтобы привлечь внимание новых зрителей, клубам нужны победы в турнирах и звездные футболисты. Топ-клубы готовы переплачивать за них, надеясь погасить долги за счет резкого роста доходов в будущем. Футбольная гонка вооружений с заоблачными ценами и зарплатами футболистов свела шансы такой стратегии на успех к минимуму, а пандемия почти обнулила их.

Другая причина больших долгов — качество менеджмента и коррупция. «Каждый, кто поработал в футболе, быстро осознает: как нефть является частью нефтяного бизнеса, так глупость является частью футбольного бизнеса. На поле — чистая меритократия, там нет плохих профессиональных игроков. А вне поля — нулевое качество контроля», — недавно написал известный британский журналист, автор «Футболономики» Саймон Купер. Большие клубы привыкли легко относиться к деньгам, выкидывая десятки миллионов евро на игроков, которые не подходят по стилю или дублируют уже имеющихся игроков. Один из самых ярких примеров — «Барселона». Команда за последние годы приобрела сразу несколько ультрадорогих игроков (Дембеле, Коутинью, Гризман) стоимостью более 100 млн евро, которые и близко не показывают игры, соответствующей такой цене. Количество трансферных провалов «Барселоны» зашкаливает.

Суперлига — это неудачная попытка топ-клубов спастись за счет перераспределения прав на телетрансляции матчей, которые можно заложить банкам. «Я предсказывал, что у Суперлиги будут проблемы. Все эти популистские рассуждения в духе “Надо спасать европейский футбол! Он умрет! Чем больше будет денег у богатых клубов, тем сильнее они перераспределятся в основании пирамиды” — это лозунги для непосвященных, — говорит бывший вице-президент Международной федерации футбола (ФИФА) Вячеслав Колосков. — Лига образовывалась клубами-банкротами. И понятно, что эти люди хотели при помощи развала европейского футбола покрыть свои долги и немножко подзаработать. Слава богу, что в УЕФА их быстро раскусили».