Интифада без смысла и перспективы

Петр Скоробогатый
заместитель главного редактора, редактор отдела политика журнала «Эксперт»
17 мая 2021, 00:00

Кто может извлечь выгоду из новой арабо-израильской войны

ZUMA\TASS
Обстрел Газы ВВС Израиля (13 мая 2021 года)

На Ближнем Востоке грозят новой интифадой. Это слово когда-то звучало во всех новостных сводках едва ли не ежегодно, но сегодня многим пришлось полезть в словари. Под «интифадой» — от арабского «восстание» — обычно понимается вооруженная борьба палестинских арабов против израильтян. Первая палестинская интифада началась в декабре 1987 года и продолжалась шесть лет. Ее условно называли «война камней» — самое частое оружие арабской толпы против израильских силовиков.

Вторая интифада разгорелась в 2000-м после визита лидера партии «Ликуд» Ариэля Шарона на Храмовую гору в Иерусалиме. Палестинцы объявили «интифаду Аль-Акса» — по названию мечети на Храмовой горе, это третья по значимости святыня для мусульман. Противостояние сопровождалось десятками терактов и сотнями жертв среди мирного населения. Формально вторую интифаду никто не прекращал.

Но уже очень давно о серьезных столкновениях арабов и палестинцев ничего не слышно — собственно, поэтому и было почти забыто значение слова «интифада». Равно как не продвигается решение «палестинского вопроса». В каких границах будет признано палестинское государство? Будет ли оно готово к сосуществованию с Израилем и где будет его столица? Переговоры об этом никто всерьез не проводит, а отдельные инициативы Вашингтона оказываются конъюнктурными и нежизнеспособными.

Новый мощный виток конфликта начался в мае этого года. И будто бы на пустом месте.

Путь от пощечины до ракет

Очередная эскалация разворачивалась поэтапно. Сначала, еще в середине апреля, израильская полиция в целях безопасности запретила мусульманам собираться у Дамасских ворот — традиционного места для встреч арабских жителей Иерусалима после вечерних молитв во время Рамадана. Тогда часть мусульманской молодежи вознегодовала. Начались столкновения, подогретые видео в TikTok, на котором палестинский подросток дает пощечину ортодоксальному еврею в трамвае, призывая единоверцев последовать его примеру.

Затем израильский суд принял решение о выселении из иерусалимского квартала Шейх-Джарах нескольких палестинских семей, что придало напряжению новое качество. Кульминацией же стал День Иерусалима и праздника еврейских граждан в память об объединении Восточной и Западной частей города после войны 1967 года.

На улицах начались столкновения радикальной молодежи с обеих сторон, «суды Линча» над случайными прохожими. Затем со стороны Палестины пошли массированные запуски ракет по территории Израиля — главным образом по городам с мирным населением, — с которыми перестала справляться знаменитая противоракетная оборона «Железный купол». Израильская армия ответила обстрелом территорий Западного берега и Сектора Газа с воздуха. Счет жертв идет уже на десятки. Много погибших детей, мирных палестинских и еврейских граждан. Звучат ветхозаветные обещания отомстить.

Израиль развернул антитеррористическую операцию «Страж стен» и обещает довести ее до финала — умиротворения силой. Израильская армия стягивает к границам Сектора Газа усиленную группировку войск, идет артподготовка и наземная операция. В ряды армии призваны резервисты. Террористические группировки палестинцев, прежде всего «Хамас», объявили о переходе из обороны к атакующим действиям под лозунгом «Меч Аль-Кудс». На израильских улицах — всплеск межэтнических столкновений между молодыми евреями и арабами, погромы и грабежи. Такого не было очень давно.

Особенно кровавыми были события в пригороде Тель-Авива в городе Лод. Первоначально там прошли протестные акции израильских арабов в знак солидарности со своими единоверцами и соплеменниками в Восточном Иерусалиме. Впоследствии, после того как полицейские применили светошумовые гранаты, они переросли в полномасштабные беспорядки.

Разъяренные люди забрасывали камнями полицейских, а заодно и обычных горожан, подожгли несколько синагог и магазинов. Срывали израильские флаги в центре города и заменяли их палестинскими. Неожиданным участником противостояния с еврейской стороны стали футбольные фанаты из группировки «Ла Фамилия» и другая агрессивно настроенная израильская молодежь.

Центральным властям даже пришлось спешно стягивать к Лоду полицейские силы с оккупированного Западного берега реки Иордан, а чуть позже премьер-министр Биньямин Нетаньяху объявил в городе режим чрезвычайного положения. Отметим, правительство не применяло чрезвычайные полномочия в отношении арабской общины с 1966 года.

Почему же столь сильные столкновения вновь стали частью мировой повестки? На этот счет есть разные версии, внутри- и внешнеполитические.

Силовая рука и пламенная риторика

Нынешние столкновения в Израиле произошли как нельзя вовремя для главы исполнительной власти Биньямина Нетаньяху. Премьер переживает, возможно, один из самых сложных периодов в своей политической карьере. Он рискует потерять власть, а заодно сесть в тюрьму: против него выдвинуто обвинение в коррупции и превышении должностных полномочий.

В конце марта прошли четвертые по счету парламентские выборы за последние два года. Партия Нетаньяху «Ликуд» победила, однако не смогла получить достаточного количества голосов, чтобы сформировать однопартийное правительство. Более того, премьер не смог договориться с другими членами кнессета для формирования коалиционного кабинета министров.

Тогда 5 мая президент Израиля Реувен Ривлин поручил сформировать новое правительство лидеру оппозиционной партии «Еш Ятид» Яиру Лапиду. И уже меньше чем через неделю Лапид приготовился сообщить президенту радостную весть, что ему удалось договориться с лидером другой оппозиционной партии — «Ямина» — Нафтали Беннетом о формировании нового правительства. Кроме того, в ходе переговоров удалось включить в коалиционное соглашение лидера партии РААМ («Список арабского единства») этнического араба Мансура Аббаса.

Но после начала арабо-израильского конфликта перспективы новой коалиции вновь под угрозой. У оппозиции остается еще две недели на заключение межпарламентского соглашения, в противном случае страну ждут очередные выборы. Зато Нетаньяху пустил в дело любимую технологию — сильную руку и пламенную риторику. В этом смысле премьер-министру будто бы «повезло».

На второй план ушли действительно серьезные внутренние проблемы еврейского государства, связанные со значительным арабским населением как внутри Израиля, так и на оккупированных территориях, которое вот уже много десятков лет остается на низших этажах социальной лестницы — без работы, достатка, а зачастую без гражданства и каких-либо социальных прав и гарантий.

Дело в том, что отцы-основатели современного Израиля изначально проектировали свое государство в качестве «национального очага еврейского народа». Государство создавалось евреями и для евреев. Несмотря на то что Декларация независимости Израиля обещала полное равенство политических и социальных прав всем гражданам независимо от пола, религии и расы, никто из лидеров молодого государства всерьез не задумывался о потребностях местного нееврейского меньшинства. Израильские руководители занимались прежде всего обеспечением национальных прав еврейских граждан страны.

Эта двойственность особенно заметна в израильском законе о гражданстве: любой человек, у кого хоть один из родителей относится к еврейской национальности, или же тот, кто прошел процедуру гиюра (обращение нееврея в иудаизм), имеет право переехать в Израиль и получить там гражданство. В то время как миллионы этнических арабов, чьи предки столетиями жили на территории современного Израиля, но были вынуждены покинуть свои дома, такого права лишены. Кроме того, чтобы сохранить еврейский характер государства, законодатели ввели запрет израильским арабам или арабкам жениться и выходить замуж за палестинцев, дабы воспрепятствовать их натурализации.

Взаимная дискриминация

На сегодняшний день число граждан Израиля арабской национальности составляет около двух миллионов человек (21% населения страны), из них примерно 85% исповедуют ислам. Они являются потомками арабов, которые остались в пределах нового государства во время первой арабо-израильской войны 1948–1949 годов.

На первых порах арабская община Израиля подвергалась особенно сильному контролю со стороны государства. На них действовали законы военного времени, по отношению к ним приостанавливалось действие израильской конституции, и они не могли свободно передвигаться по стране. Более того, под предлогом безопасности и военной необходимости в Израиле до середины 1950-х годов повсеместно шла реквизиция собственности арабов.

В соответствии с законом о чрезвычайных мерах 1949 года минобороны Израиля разрешалось выселять арабских жителей из приграничной полосы шириной 10 км. Затем последовали законодательные акты «об отсутствующих землевладельцах» (1950), об ограничениях на пользование сельскохозяйственной землей и водой (1967), об отчуждении земель у бедуинов в целях строительства военных аэродромов (1979), которые давали правительству возможность занимать всё новые арабские земли без какой-либо достойной компенсации.

С конца 1980-х политика запретов и ограничений, а также явных нарушений прав человека стали постепенно сходить на нет. Однако по сей день в израильском обществе сохраняются элементы непропорциональной дистрибутивности, особенно в вопросах бюджетного финансирования на нужды арабских муниципалитетов и образования.

Так, по словам директора Иерусалимского фонда образования и общественного развития Юсуфа Мунайера, правительство выделяет только 7% государственного бюджета на траты арабской общины, при том что каждый пятый житель страны — араб. Таким образом, согласно официальным данным правительства, расходы местных властей арабских населенных пунктов на услуги на душу населения составляет только 70% от средних расходов на душу населения в еврейских населенных пунктах.

Недофинансирование арабских муниципалитетов также отражается на качестве образования в арабских муниципалитетах. Дело в том, что в Израиле существуют отдельные арабская и еврейская системы образования. По данным городского бюджета Иерусалима, учащиеся муниципальных школ в арабской части города получают менее половины бюджетных денег из всей суммы финансирования еврейских школ.

Так, в 2016 году бюджет еврейской средней школы в районе Бейт-Хинуч на западе города составил свыше четырех миллионов долларов. В то время как арабская школа в Рас-эль-Амуде на востоке Иерусалима с сопоставимым количеством учащихся получила чуть более 760 тыс. долларов. При этом среднее количество утвержденных преподавательских должностей в еврейском квартале составляет 70 человек, а в арабском — 21. Всего для 12 800 учащихся средних школ в арабских кварталах министерство образования ассигновало чуть более 100 млн шекелей, а для семи тысяч учеников в западном Иерусалиме — 136 млн.

В итоге недофинансирование средней школы отрицательно сказывается на качестве подготовки выпускников. По официальным данным, только 24% представителей арабской общины получили университетские дипломы, среди этнических евреев таких наберется более половины всей общины. В результате большинство арабских граждан могут рассчитывать только на низкоквалифицированный труд.

Неблагополучное положение арабской общины в Израиле косвенно отражается и на общем уровне преступности. Согласно ежегодным отчетам МВД, на израильских арабов приходится свыше половины убийств в стране, 44% грабежей, 38% изнасилований и 50% случаев нападений на сотрудников полиции. И это при том, что арабов в Израиле всего 21%.

Естественно, что в таких условиях в стране царит атмосфера недоверия и подозрительности. По данным опросов общественного мнения, проведенного Jewish Virtual Library, в прошлом году около 75% израильских арабов ответили, что они в той или иной мере ощущают на себе дискриминационную политику со стороны государства. Кроме того, более половины респондентов ответили, что у них нет чувства гордости от своей гражданско-политической принадлежности к израильтянам.

Впрочем, не испытывают теплых чувств к арабской общине и израильтяне-евреи. Согласно последним опросам американской правозащитной организации из Антидиффамационной лиги, только 30% респондентов считают арабских граждан неотъемлемой частью израильского общества. И половина опрошенных израильтян ответили, что они не хотели бы видеть арабов в составе коалиционного правительства.

Конечно, тому есть и глубинные, исторические причины. Все же не стоит забывать, что за годы нерешенного «палестинского вопроса» со стороны Палестины в Израиль проникало множество террористов, для которых убить еврея не только благородное дело, но и хороший бизнес. Например, в период, когда большой бетонной стены на границе с севера страны до Хеврона еще не было, атаки террористов-смертников на мирных жителей были рутиной. Не говоря уже о том, что в самих учебниках, по которым учат детей в Палестинской автономии, такой страны, как Израиль, на карте не существует в принципе.

Тем не менее описанное выше показывает, что за все годы независимости Израиля правительству страны так и не удалось интегрировать и ассимилировать значительную часть арабского населения. И эта проблема еще сильнее усугубилась в период власти правых партий во главе с Нетаньяху, особенно на фоне массированной поселенческой активности на Западном берегу реки Иордан. Сегодня на этой территории с учетом Восточного Иерусалима проживают свыше 650 тыс. еврейских поселенцев.

«Большие друзья Палестины»

С момента подписания мирного соглашения в Осло в 1993 году Израиль держит под полным военным и административным контролем Восточный Иерусалим и большую часть Западного берега реки Иордан, или так называемую Зону С. Собственно, контроль над этими территориями отвечает жизненным интересам как еврейских поселенцев, так и будущего палестинского государства: именно здесь находится основной источник питьевой подземной воды на всем Западном берегу реки Иордан, обеспечивающий 30% всех потребностей Израиля.

Израильские руководители уже давно отказались вести переговоры с палестинской стороной для решения проблемы спорных территорий (в последний раз они состоялись в 2013 году), так как, по их мнению, этот вопрос уже давно решен в пользу еврейского народа. Поэтому для легализации этого статуса Нетаньяху не первый год пытается найти себе сторонников в арабском мире, чтобы заодно, используя политические и дипломатические ресурсы США, поставить точку в многолетнем конфликте.

В прошлом году предыдущий президент США Дональд Трамп представил мирный план урегулирования палестинского конфликта, обозначив его как «Сделка века». Согласно плану, Израиль получал весь спорный участок территории с резервуарами воды и еврейскими поселенческими блоками, в то время как палестинское государство состояло бы из изолированных друг от друга эксклавов. Естественно, столь одностороннее решение проблемы не было принято палестинской стороной и вызвало бурю возмущения в арабской улице.

Но Тель-Авив не собирается отказываться от намеченного плана. Собственно, еще с 1967 года правительство проводит активную политику «иудаизации» территории, сопровождая эти процессы систематическим нарушением прав местного арабского населения: захватом арабской собственности и политикой выдавливания местных жителей за пределы израильского контроля. Всего, по данным правозащитных организаций, под угрозой выселения по тем или иным причинам находится около 50 тыс. семей. Неслучайно триггером для нынешней эскалации насилия послужил демонтаж жилого дома палестинской семьи в пригороде Иерусалима.

Тем не менее «палестинский вопрос», похоже, давно ушел из сферы пристального внимания и мировых держав, и арабских соседей и партнеров Палестины. Особенно хорошо это было видно при Трампе. Его произраильские инициативы (впрочем, характерные для республиканцев) — перенос посольства в Иерусалим, признание Голан территорией Израиля, посредничество в налаживании «соглашения Авраама» и партнерства Израиля с рядом стран региона (см. «Есть ли дружба между евреями и арабами», «Эксперт» № 11 за 2021 год) — не вызвали возмущения со стороны арабских стран. «Большие друзья Палестины» молча согласились сдать все ее позиции в обмен на американскую благосклонность и общий антииранский фронт. В сущности, если не брать в счет декларативных заявлений, молчат они и сейчас. Все, кроме Тегерана.

Кому выгодна война

Нынешняя эскалация может быть выгодна сразу нескольким большим игрокам, что, конечно, не говорит о том, что насилие было спровоцировано искусственно.

Во-первых, она выгодна руководству палестинских автономий. Эта полукриминальная, полутеррористическая, полуполитическая элита уже много лет руководит территориями, но так и не смогла решить проблемы жителей — наделить их легальной работой и минимальным экономическим достатком, несмотря на безвозмездную помощь многих государств мира. Руководитель Палестины Махмуд Аббас находится на своем посту с 2005 года. Законодательный совет не меняется с 2006-го. И вот как раз летом должны были наконец состояться новые выборы, но палестинские лидеры перенесли их на неопределенный срок. Причина может лежать в радикализации избирателей, которые в последнее время склоняются от умеренного «Фатха» (его и представляет Махмуд Аббас) к радикальному «Хамасу». Очередная война с Израилем может быть столь же выгодна внутриполитическим силам в Палестине, сколь и ряду высокопоставленных израильских политиков.

Во-вторых, многие эксперты считают, что интересы палестинских и израильских лидеров совпали и на внешнеполитическом поле. Новый президент США Джо Байден пересматривает политику предшественника. Трамп однозначно отстаивал интересы Израиля. Его сменщик в первую очередь отменил указы, которые замораживали финансовую помощь палестинцам. И, судя по заявлениям, готов проводить более взвешенную политику в регионе, хотя явно не заинтересован в мгновенном погружении в ближневосточные витиеватые реалии. Так что новый арабо-израильский конфликт может быть способом привлечь внимание хозяина Вашингтона — таким циничным образом уже действует украинский президент Владимир Зеленский, разжигая конфликт в Донбассе и трубя о русской угрозе. Здесь же привлекать третью сторону не нужно: и Палестина, и Израиль готовы получить свое внимание и свои выгоды из Штатов от векового конфликта друг с другом.

Но третья сторона есть, и это уже привычный теневой кардинал региона шиитский Иран, который становится чуть ли не главным защитником суннитов-палестинцев. Причем наладить эти партнерские отношения удалось совсем недавно. Теперь же глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф, недавно посетивший Дамаск, прямо заявляет местным палестинским фракциям, что Тегеран поддержит их в борьбе с «израильскими оккупантами».

Сейчас Иран ждет приглашения и готов забросить в Палестину и вооружение, и наемников, подтолкнуть ливанскую «Хезболлу» и свои сирийские активы, чтобы атаковать север Израиля. Это будет великолепное завершение десятилетнего движения иранских интересов из Персии прямо к берегам Средиземного моря, через горящие Ирак и Сирию, прямо к границам своего экзистенциального врага — Израиля.

Предсказуемо включилась и Турция, претендующая на роль лидера мусульманского мира в  XXI веке. Президент Реджеп Эрдоган заявил: «Те, кто молчит в ответ на пролитую Израилем кровь и открыто поддерживает его действия, должны знать, что однажды настанет их черед. Долг всего человечества — противостоять агрессии Израиля в палестинских городах и Иерусалиме. Мы приглашаем каждое государство независимо от его убеждений действовать как можно скорее». Пока Турция активничает на дипломатическом фронте, проводя переговоры и показывая свою публичную доминанту. Но, зная турок, они легко перейдут от слов к поставкам оружия или сирийских наемников в Палестину, к примеру.

Однозначно и заведомо проигравшие от стартовавшего конфликта — это рядовые израильтяне и арабы, особенно разъяренная улица, безработный разгоряченный молодняк, которым манипулируют и подталкивают к агрессии. Пока элиты наживаются на страхе войны, она разгорается жарче день ото дня вместе с ненавистью соседей, которых с каждым годом все больше и которым только теснее на узких улочках Ближнего Востока.

Нынешний конфликт еще более бессмысленный, чем все предыдущие. «Хамас» со своими полукустарными ракетами не нанесет существенного урона израильскому государству, а с наземной операцией израильтян может и не сдюжить. При том что былой поддержки арабских стран у палестинцев давно нет, зато есть геополитические хищники — Турция и Иран, которые мечтают превратить Палестину в зону боевых действий против Израиля, что серьезно ослабит позиции еврейского государства в регионе.

Но и наземной операцией израильтяне ничего не решат, как не решали уже много раз до этого. Только новые жертвы среди мирного населения, новые шахиды, новые террористы, новые мстители. Любые силовые решения арабо-израильского вопроса могут объясняться исключительно политическими конъюнктурными соображениями. Как и нежелание местных элит терять свои позиции и искать дипломатические форматы урегулирования.