Американские горки

Алексей Грамматчиков
обозреватель журнала «Эксперт»
24 мая 2021, 00:00
№22

Острое политическое противостояние России и США хоть и снизило интенсивность делового сотрудничества между странами, но оно продолжает развиваться во многих сферах — от энергетики, авиастроения, химической промышленности до гостиничного бизнеса, пищевой индустрии, производства товаров повседневного спроса

ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ «ФОРД-СОЛЛЕРС»
Американская компания Ford хоть и ушла из сегмента легковых автомобилей, однако наращивает выпуск легких коммерческих авто на своем совместном предприятии «Форд-Соллерс» в Елабуге

Политические разногласия между Россией и США не могли не сказаться на экономическом взаимодействии: по данным Федеральной таможенной службы (ФТС) РФ за последнее десятилетие объем внешней торговли между двумя странами сократились почти на четверть — с 31 млрд долларов в 2011 году до 23,8 млрд в 2020-м. При этом показатели 2020 года на 8,9% меньше, чем 2019-го (см. график 1).

Значимость США во внешнеторговом обороте России постепенно снижается: по данным ФТС, доля этой страны в российской внешней торговле теперь составляет 4,2%, и по этому показателю с пятого места в 2019 году США опустились на шестое место в 2020-м. Доля США в экспортных поставках России еще менее значительна — девятое место (3,2% всего российского экспорта). А вот доля США в российском импорте гораздо больше: согласно оценкам ФТС, по итогам 2020 года она составила 5,6%, и по этому показателю США занимают третье место среди других стран.

Сальдо торгового баланса сейчас в пользу США: импорт России из этой страны составляет 13 млрд долларов, экспорт — 10,8 млрд долларов. По данным ФТС, из России в США в основном поставляются нефтепродукты, топливо, металлы, удобрения, неорганическая химия, руды, каучук.

США в Россию поставляют машины, оборудование, транспортные средства, продукты химической промышленности. «Объем торговли между Россией и США — менее 30 миллиардов долларов, его можно оценить как находящийся на незначительном уровне, — комментирует Олег Богданов, ведущий аналитик инвестиционной компании QBF. — Объем торговли зависит от уровня межгосударственных отношений, сейчас он находится на самой низкой планке за последние тридцать лет. Многие американские компании опасаются вести бизнес в России из-за введенных санкций, которые к тому же могут быть ужесточены. Основную долю импорта из США в РФ составляют гражданские самолеты, спутники и сопутствующее оборудование. Экспортирует Россия в основном сырье: нефть, нефтепродукты, металлы, удобрения. Следовательно, The Boeing Company — крупнейший американский концерн, который имеет интересы в России. Тут зависимость обоюдная, у России недостаточно своих самолетов, поэтому приходится покупать в США».

«За последний год российско-американские отношения находились в замороженном состоянии, они не свертывались, но и не расширялись, — продолжает Наталья Волгина, профессор экономического факультета РУДН. — Для США экономическая значимость России не столь существенна, доля страны в американской торговле и инвестициях находится на уровне двух-трех процентов. Этим, кстати, частично объясняется относительная легкость, с которой вводятся американские санкции по сравнению с европейскими. США зависят от российских поставок титановых сплавов для “Боинга”, ракетных двигателей и цветных металлов. Однако эта зависимость, судя по всему, будет в ближайшие годы существенно ослаблена или ликвидирована».

Американцы пустили корни

По некоторым оценкам, в РФ в настоящее время присутствуют свыше двух тысяч американских компаний в самых разных отраслях экономики. По официальным оценкам американских и российских государственных органов, накопленные инвестиции американских компаний в российскую экономику составляют порядка 10–13 млрд долларов. Однако представители бизнеса считают, что такие оценки занижены минимум в шесть-семь раз: по оценкам Американской торговой палаты в России, в общей сложности за время своей деятельности компании из США уже вложили в российскую экономику более 90 млрд долларов.

По подсчетам Американской ТПП в России, в первую тройку самых значимых направлений инвестиций из США входят энергетика и природные ресурсы (38%), производство товаров повседневного спроса (32%), а также авиационно-космическая промышленность (13%). Другие направления деловой активности в России с американским участием — производство промышленной продукции (6%), гостиничное хозяйство (4,1%), финансы (2%), сельское хозяйство (2%; см. график 2).

Например, в регулярно составляемом «Экспертом» рейтинге 400 крупнейших российских компаний насчитывается около десятка компаний из США. Среди них табачный гигант Philip Morris (выручка в России по итогам 2019 года — 333 млрд рублей), «PepsiCo Россия» (211 млрд), Apple (189 млрд), Procter & Gamble (109 млрд), Google (74,9 млрд), Coca-Cola (70 млрд), Johnson & Johnson (60 млрд), McDonald’s (58 млрд), International Paper (47 млрд рублей).

Американские компании присутствуют в российском нефтегазовом секторе: например, дочерние структуры в РФ развивают ExxonMobil и Baker Hughes. Многие предприятия российской авиационной отрасли сотрудничают с Honeywell, United Technologies. Boeing в России сотрудничает с «ВСМПО Ависма», у них есть совместный завод по обработке титана. В химической промышленности Dow Chemical выпускает в России полимеры и другие сложные продукты. В автопроме компания Ford теперь фокусируется на выпуске в России коммерческих автомобилей. Значимы позиции американцев в российском гостиничном бизнесе: свои отели в разных российских регионах имеют Four Seasons, Hilton, Holiday Inn, Hyatt, Radisson и другие. Работают в России американские компании и в сфере ИТ и телекоммуникаций — к ним относятся Apple, Cisco, Google, HP, IBM, Microsoft, Oracle. Компании Coca-Cola, PepsiCo, Johnson & Johnson выпускают на предприятиях в России пищевые продукты и товары повседневного спроса. «У американцев в России сильное производство. Им принадлежат крупные заводы в России, которые занимаются FMCG (Fast Moving Consumer Goods), —комментирует Кирилл Плохих, директор факультета бизнеса университета “Синергия”. — Владельцы этих предприятий чувствуют себя очень уверенно и хорошо, особенно если во время пандемии они смогли грамотно выстроить работу по удаленной доставке товаров. Большое число американских ИТ-компаний также хорошо подросли в России за последний год — минимум на 30 процентов. Многие “дочки” крупных американских брендов, представленные в России, показывают хороший результат. Речь в том числе о Procter and Gamble, PepsiCo, McDonald’s, Johnson & Johnson. Они имеют хорошее присутствие в России и замечательно себя чувствуют».

Безусловно, острое политическое противостояние России и США больно сказывается на «корнях» американского бизнеса, которые он за последние десятилетия пустил в российской экономике. Согласно последнему опросу Американской торговой палаты, в котором приняли участие 75 действующих в России американских компаний с общим штатом сотрудников 126 тыс. человек, 80% американских компаний в России ощущают негативное влияние санкций США на свой бизнес. При этом 22% опрошенных заявили, что санкции ставят их бизнес в неравные условия с компаниями из других стран, 18% — что санкции приводят к замораживанию новых проектов, 17% говорят, что санкции создают репутационные риски для компании. Кроме того, по мнению представителей американского бизнеса, из-за санкций сложнее привлекать новое финансирование, происходит нарушение сложившихся цепочек поставок, возникают сложности с заключением новых контрактов.

«В России есть много американских предприятий с огромным оборотом, — говорит Кирилл Плохих. — Как правило, они работают на территории России, имея свои юридические лица. Они являются носителями американского бренда, но всеми своими корнями вросли в российскую экономику. Они выстроили здесь свой рабочий климат, в котором неплохо себя чувствуют — не хуже, чем российские компании. Другое дело, если американская компания, которая, например, занимается в России поставкой оборудования или запчастей, подпадает под международные санкции. Тогда бизнес сталкивается с определенными трудностями. Однако эти трудности ничем принципиально не отличаются от тех, что испытывает стандартный российский бизнес, на котором сказываются политические игры и интриги. Политики, к сожалению, иногда вставляют предпринимателям палки в колеса».

Развитие продолжается

Впрочем, несмотря на трудности, американские компании планируют и дальше развиваться в России. Согласно опросу Американской торговой палаты, по предварительным итогам 2020 года американские компании в общей сложности инвестировали в российскую экономику 1,8 млрд долларов. В пятерку ведущих отраслей прошлого года вошли химическая промышленность, производство товаров повседневного спроса, производство промышленной продукции, гостиничный бизнес, энергетика и природные ресурсы.

Так, американская нефтегазовая компания ExxonMobil продолжает строить завод по производству СПГ в Хабаровском крае производительностью 6,2 млн тонн в год, общие инвестиции в этот проект могут достигать внушительных 10 млрд долларов в год.

Procter & Gamble продолжает развивать своё предприятие в Новомосковске Тульской области. Недавно она инвестировала 2,5 млрд рублей в создание нового дистрибьюторского центра, который стал крупнейшим логистическим центром компании в Европе. Представители компании также заявляют, что направили дополнительные инвестиции в расширение производственных мощностей по выпуску средств женской гигиены на базе российского завода американской компании. С 2017 года общий объем инвестиции P&G в расширение и модернизацию производства в Новомосковске составил около 10 млрд рублей. Здесь выпускается продукция под брендами Pampers, Ariel, Tide, Lenor, Fairy, Mr. Proper и др., при этом 20% выпускаемых товаров идет на экспорт.

Самарское предприятие «Арконик СМЗ», которое специализируется на выпуске алюминиевых полуфабрикатов и принадлежит американской металлургической компании Arconic, в этом году намерено инвестировать в развитие своего предприятия 7–10 млн долларов. Всего в 2020 году «Арконик СМЗ» произвел 245 тыс. тонн продукции, это лучший показатель для завода и для всей отрасли в сегменте алюминиевых полуфабрикатов за последние тридцать лет. Драйвером такого роста стал спрос на баночную ленту для производства алюминиевой тары для напитков и консервов, предприятие также наращивает экспорт, который составляет сейчас 30% общего объема выпуска. «Средства от инвестиций в текущем году пойдут на несколько направлений, прежде всего в проекты, связанные с развитием прокатного производства, — рассказали “Эксперту” в пресс-службе предприятия. — Наша продукция есть во всех ключевых проектах страны — от первого спутника до МС-21, от труб, пробуривших Кольскую скважину, до первых в России алюминиевых грузовых вагонов. На предприятии трудится около трех тысяч человек, численность остается неизменной на протяжении многих лет. Во время пандемии не было ни увольнений, ни сокращения зарплат. Arconic владеет самарским заводом с 2005 года, вложил более 500 миллионов долларов в его модернизацию. Доля российского предприятия на глобальной карте Arconic — девять процентов общего объема продаж корпорации в 2020 году».

Многие американские компании видят перспективность российского рынка и даже при возникновении трудностей не спешат полностью уходить из России, трансформируя свой бизнес под новые условия. Например, тот же концерн General Motors при явном политическом давлении в 2015 году с большими убытками для себя свернул в России производство автомобилей, однако компания продолжает продавать свои машины на российском рынке в верхнем ценовом сегменте, показав в январе–апреле текущего года прирост на 59% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Другой американский игрок в автопроме — компания Ford — в 2019 году объявил об уходе с российского рынка легковых автомобилей, однако сейчас компания концентрирует свои усилия на выпуске в России коммерческих автомобилей в партнерстве с российской компанией Sollers. По итогам прошлого года Ford продал в России около 14 тыс. легких коммерческих автомобилей (LCV), на 12% больше, чем в 2019-м, а за первый квартал текущего года продажи Ford в России выросли на целых 27% до 3200 автомобилей.

На рынке финансовых услуг весной этого года громко прозвучало заявление Citibank, который объявил о намерении зарыть в России свой розничный бизнес. Некоторые восприняли это как шаг в сторону выхода с российского рынка, однако представители компании опровергают эту точку зрения, указывая, что закрытие розничного обслуживания — это часть глобальной стратегии Citibank и что помимо России банк предпринимает такие же действия на рынках других стран. «Пятнадцатого апреля CEO Citi Джейн Фрейзер объявила об изменении стратегии глобального розничного бизнеса Citi, что позволит компании увеличить целевые инвестиции в те бизнес-направления, в которых конкурентные преимущества и возможности компании наиболее масштабны для обеспечения наибольшей прибыльности, — говорит Мария Иванова, президент, председатель правления АО КБ “Ситибанк”. — В результате в регионах Азии и EMEA (Европа, Ближний Восток и Африка), Citi сфокусирует розничный бизнес в четырех глобальных центрах по управлению частным капиталом: в Сингапуре, Гонконге, Лондоне и ОАЭ — и будет выходить из розничного бизнеса в 13 странах этих регионов, включая Россию. Решение Citi о продаже розничного бизнеса в России — часть серьезного пересмотра стратегического позиционирования компании. Это позволит Citi сфокусировать инвестиции и ресурсы на тех бизнесах, которые могут показывать серьезный рост и масштаб, улучшить возврат на инвестиции в долгосрочной перспективе, а также соответствуют усилиям Citi в области упрощения компании».

Представители Citibank подчеркивают, что, как и для многих других американских компаний, Россия — важный рынок и компания продолжит здесь обслуживать корпоративных клиентов. «Ожидается, что процесс выхода Citi из розничного бизнеса в России может занять длительное время, поэтому АО КБ “Ситибанк” продолжает обслуживание розничных клиентов в обычном режиме, включая работу офисов и отделений, — говорит Мария Иванова. — Ситибанк продолжает свое успешное развитие в России, компания стабильно входит в топ-25 по активам и капиталу среди российских банков, по данным Banki.ru. В 2020 году мы получили высший кредитный рейтинг на уровне ААА по национальной шкале от АКРА, на протяжении последних одиннадцати лет, по мнению Forbes, мы входим в число самых надежных банков России».

По оценкам наблюдателей, в ближайшее время развитие американских компаний в России продолжится, даже в случае дальнейшего обострения внешнеполитической обстановки вряд ли стоит ожидать не только сворачивания, но и серьезного замедления их деятельности. «В бизнесе, как правило, освободившееся место быстро занимает другой игрок, — говорит Кирилл Плохих. — Если, скажем, закрывается компания по производству газировки, ее завод продолжает работать под другим брендом. У завода остается прежнее оборудование и прежние поставщики, которые привозят туда красители или комплектующие. Газировка разливается так же, как и при старом владельце. Обычно общественность спокойно воспринимает уход крупной компании с российского рынка. Так было, например, несколько лет назад с Opel и гражданским транспортом Ford. Эти компании ушли, повозмущались, а через три года начали потихоньку возвращаться на рынок РФ. Ведь все понимают, что у нас крупный рынок сбыта. Для России не критично сворачивание отдельных американских компаний, особенно некрупных. В случае чего их всегда могут заменить местные поставщики. Но если вдруг все американские компании разом уйдут с рынка, это, конечно, нанесет удар по развитию российской экономики».