Биоупаковка из стаканчика

СОЭМЗ — подмосковное предприятие, создавшее новое направление переработки макулатуры. Продукция компании — упаковка из пульперкартона — не только пользуется спросом в России, но и идет на экспорт в Германию и США

ПРЕДОСТАВЛЕНО СОЭМЗ
СОЭМЗ — отличный пример окупаемости экологичных производств. Отбить вложенные в первую очередь завода средства удалось всего за семь лет

В экономиках замкнутого цикла предпочтение всегда отдается материалам, которые можно перерабатывать максимальное количество раз. Разумеется, ведущая роль отдается упаковке, сделанной не из различных видов пластика: на смену ему приходит пульперкартон, знакомый всем по упаковке для куриных яиц. Такая упаковка из формованного бумажного волокна, которое получают из макулатуры, целлюлозы или древесной муки, появилась еще в самом начале прошлого века, но востребованной она становится именно сейчас, так как перерабатывать пульперкартон можно более 50 раз. Причем даже если такая упаковка будет сожжена, например для выработки электроэнергии, а не переработана, углеродный след у нее будет нулевой — сколько углерода было потреблено при росте деревьями, столько же выделяется при сжигании.

«Любая упаковка на основании биоматериалов имеет преимущество в экономике замкнутого цикла, так как это возобновляемый материал. Кроме того, упаковка из пульперкартона легко перерабатывается, а продукция, полученная в результате рециклинга, востребованна, нетоксична, в отличие, например, от вспененного полистирола, и биоразлагаема, если упаковка все-таки попала на полигон или в окружающую среду, биоразложение происходит максимально быстро», — говорит исполнительный директор ассоциации «Лига переработчиков макулатуры» Алексей Сергеев.

Спрос на такую упаковку растет, что отчетливо видят в Минпромторге. Замминистра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов отметил, что ретейл уже ориентирует поставщиков на такой вид упаковки: например, X5 Retail Group в своих рекомендациях поставщикам отмечает такую упаковку в качестве наиболее экологичной опции. Кроме того, отрасль быстрого питания и доставки еды все чаще выбирает пульперкартон для своих услуг — например, контейнеры и подстаканники из пульперкартона. Таким образом, пульперкартон продлевает жизнь бумажной продукции и позволяет использовать ресурсы максимально эффективно.

Как важно быть пионером

Первую линию по переработке макулатуры и штамповке упаковки из пульперкартона еще десять лет назад запустил Солнечногорский опытно-экспериментальный механический завод (СОЭМЗ). Финансовый директор компании Александр Зенкин объяснил, что цели стать конкурентом других производителей упаковки для яиц у компании не было с самого начала, вся бизнес-модель была ориентирована на то, чтобы предложить альтернативную упаковку там, где до этого она никогда не применялась.

«Мы выходили на несуществующий рынок и, по сути, сами его создавали, — вспоминает Александр Зенкин. — Упаковка, которая производится по такой же технологии, на тот момент у нас в стране применялась только для яиц, а мы пошли по пути создания альтернативы уже существующей упаковки из пенопласта, гофрокартона, других видов пластиков, деревянной упаковки».

Коммерческий успех пришел к компании не сразу, но постепенно растущий спрос на новые решения позволил СОЭМЗ отбить инвестиции в запуск первой очереди завода за семь лет. Поэтому в прошлом году, даже несмотря на пандемию, компания запустила вторую очередь. Секрет фирмы, по сути, лежит на поверхности: как известно, самый высокий вклад в добавленную стоимость в производственном цикле вносят исследования и разработки (R&D), а также принципиально новый дизайн. Именно по этому пути и пошел СОЭМЗ, предлагая своим клиентам замену пенопластовых изделий в упаковке бытовой техники и различных продуктов: тюбиков с горчицей, транспортировочных упаковок для стеклянных бутылок, косметики (тубы с пеной для бритья), сантехники и так далее.

«За счет внедрения нашей упаковки у наших контрагентов появляется свой внутренний цикл экономии на транспорте, складской логистике и даже собственной упаковке», — объясняет выгоду от использования таких изделий Александр Зенкин. Для примера: с точки зрения дизайна у той же горчицы транспортировочная упаковка из пульперкартона позволила не только естественным образом снизить габариты готовых транспортных коробов за счет более близкого расположения туб внутри (в фуре стало помещаться на 36% больше продукции), но и сэкономить затраты производителя на сами тубы. Дело в том, что упаковка из пульперкартона позволяет снять с большой крышки опорную функцию и использовать более дешевую маленькую крышку, что при тираже 1,7 млн туб в месяц экономит более 2 млн рублей на упаковку. Решениями СОЭМЗ уже пользуются агрохолдинг «Московский», «Оптиком», Haas, «Абрау-Дюрсо», P&G и другие.

То, что инвестиции в такого рода бизнес оправданны, доказывают финансовые показатели предприятия. За последние шесть лет выручка компании выросла в 12 раз и сейчас составляет немногим менее 4 млн евро в год, а в ближайшие два-три года, по плану, вырастет до 5,5–6,5 млн евро. «Из-за новых трендов, возникших по итогам прошлого пандемийного года, я имею в виду рост доставок и снижение требовательности к внешнему виду упаковки, сейчас мы получаем довольно много новых заказов, в том числе на совершенно новую упаковку с точки зрения дизайна, — объясняет Александр Зенкин — Причем в последние годы заметно вырос объем заказов от зарубежных контрагентов: мы плотно работаем с Финляндией, Германией, активно прорабатываем направление Восточной Европы. На протяжении последних четырех лет продаем и нескольким клиентам из США. В целом с 2012 года доля экспорта в наших продажах выросла с шести процентов почти до 19 процентов в 2020 году. В этом году планируем дорасти до 26–27 процентов».

Общее дело

Разумеется, построить современное предприятие рециклинга на основе исключительно российского оборудования у СОЭМЗ не было возможности. Тем не менее опыт компании доказывает, что спрос рождает предложение и постепенно предприятия, работающие в новых нишах, помогают развиваться и смежным отраслям. «С точки зрения оборудования наше производство нельзя назвать российским, потому что основная его часть, как и компоненты, в России не производятся, — объясняет Александр Зенкин. — То, что мы покупали, — в основном Тайвань, Вьетнам и Китай. Но это оборудование кастомизировано под наши нужды. Тем не менее мы постепенно переходим на отечественные компоненты».

Первая очередь, запущенная в 2010 году, уже сейчас в значительной степени модернизирована таким образом, чтобы ее можно было обслуживать в том числе российскими компонентами, которые пока производятся под заказ. В итоге доля произведенных в России компонентов в этом оборудовании уже дошла до 50%. Конечно, значительная часть оборудования до сих пор зависит от импорта, но соответствующие риски купируются устойчивыми экономические связями с зарубежными поставщиками, у которых есть представительства в России. Это, например, итальянская пневматика Comozzi. «У небольших российских производителей мы заказываем различные шестеренки или, например, материалы для аддитивных установок — металлы, различные композиты и так далее», — поясняет г-н Зенкин.

При этом самая большая проблема в том, что формы, которые предприятие использует для печати (пресс-формы и формовочные части), необходимо заказывать в Китае, поскольку в России попросту отсутствует школа производства таких форм. Но в обозримом будущем компания рассчитывает поставить такое оборудование у себя на производстве.

Проблемы сырья

Для более динамичного развития отрасли в рамках перехода к «зеленой» экономике важна проработка российского законодательства, которое сделает применение экологичной упаковки более выгодным как для производителей, так и для потребителей. И европейское законодательство здесь ушло далеко вперед. «В отношении большинства видов упаковки достаточно применения дифференциации ставок экологического сбора. При этом в европейских странах, например в Нидерландах, разница между ставками на пластик и на бумагу кратна 30, — говорит Алексей Сергеев. — Но в отношении абсолютно непригодных для экономически целесообразной переработки упаковочных материалов, таких как ПВХ, вспененный полистирол, возможно полное ограничение использования в упаковке».

Другая проблема — отсутствие качественного сырья и системы сбора макулатуры. По оценке председателя комиссии по целлюлозно-бумажной промышленности «Опоры России» Андрея Гурьянова, общий объем сбора макулатуры в России составляет 4,4 млн тонн, из которых 3,8 млн — это макулатура из гофрокартона. Его активно поставляют на переработку розничные сети, где уже давно налажены сбор и логистика. А вот других источников сырья в стране мало.

Виктор Евтухов отмечает и тот факт, что сама отрасль должна быть обеспечена сырьем, поскольку спрос на такую продукцию будет только расти. «Для того чтобы обеспечить отрасль необходимым сырьем, требуется создать инфраструктуру раздельного сбора отходов, в том числе картона, — говорит он. — Это трудоемкая задача, но именно ее решение в долгосрочной перспективе позволит приблизить отрасль и экономику в целом к переходу на принципы циркулярной экономики».

Сегодня на рынке наблюдается дефицит макулатуры. Ее цена в России даже выше, чем в Европе. При этом сами производства пока не получают никаких льгот, связанных с экологичностью производства. «Если так смотреть, мы простой переработчик макулатуры, никого не интересует дальнейшая история упаковки. В целом этим занимаются многие компании, но специфика нашего небольшого предприятия в том, что мы перерабатываем именно сложные виды макулатуры, которые до нас просто выбрасывались на полигон, например ламинированные виды картонов. Или одноразовые бумажные стаканчики — это наш пилотный проект совместно с McDonald's. Надеемся, что с этого года полностью заработает экосбор и мы сможем по нему получать некую субсидию за переработку каждой тонны», — подытожил Александр Зенкин. По его словам, единственная льгота, которую получило предприятие, — существенная компенсация от правительства Московской области по закупленному для второй очереди завода вентиляционному оборудованию — 8 млн рублей при затратах в размере 19 млн рублей.