Пластиковый мир

В 2019 году Россия сгенерировала 1,6 млн тонн отходов электрического и электронного оборудования. Общая стоимость полезного сырья в этих отходах оценивается в 100 млрд рублей, и некоторые компании уже осознали выгоду от его переработки

ПРЕДОСТАВЛЕНО КОРПОРАЦИЕЙ «ЭКОПОЛИС»
Анодоразливочная карусель на «Аурусе»

В прошлом году ученые из Университета Аризоны выделили несколько видов полимеров в тканях, формирующих человеческие органы. Вывод авторов научного журнала Environmental Science and Technology, исследовавших эту тему, оказался весьма неутешительным: микропластик (частицы полимера размером менее 5 мм), образующийся из-за стирания выброшенных в окружающую среду больших кусков пластмассы, попадает в организм человека даже с едой. Так, среднестатистический американец ежегодно потребляет от 39 до 52 тыс. частиц в зависимости от пола и возраста. Исследования доказали, что попадание таких частиц в организм вызывает онкологические заболевания, бесплодие и различные воспаления у животных. Причем полностью определить объем микропластика, попадающего в ткани органов, невозможно из-за отсутствия предельно точных аналитических методов: частицы микропластика могут достигать всего 0,001 мм в диаметре, и зафиксировать их присутствие попросту невозможно. Но даже такие частицы выделяют опасные химические вещества, начиная с бисфенола А (БФА), разрушающего гормональный фон, до пестицидов, в больших количествах повышающих риск развития синдрома дефицита внимания, гиперактивности и аутизма у детей.

Пандемия коронавируса только усугубила эту ситуацию. Если до нее, по оценкам ООН, всего в мире было произведено порядка 9 млрд тонн пластика (примерно по тонне на человека), то сейчас в мире дополнительно ежедневно выбрасывается 129 млрд масок и 65 млрд перчаток — эти СИЗы тоже производятся из полимеров.

Способ защитить природу и человека от вредных пластиковых отходов вполне очевиден — переработка вместо утилизации, что лежит в основе экономики замкнутого цикла. Но на деле доля переработки таких отходов в мире еще пока слишком мала: из образовавшихся в 2019 году 53,6 млн тонн на вторичное использование было направлено всего 9,3 млн тонн, или 17% от общего количества. При этом львиная доля переработки приходится на развитые страны.

Особую проблему вызывают опасные отходы. В России в настоящее время действуют в основном небольшие предприятия по утилизации опасных отходов, но, по данным официальной статистики, они перерабатывают не более 1,5% ежегодно образующихся. Выстроенная инфраструктура позволяет в основном перерабатывать ртутьсодержащие отходы и батарейки. Оставшиеся 98% опасных отходов со временем становятся объектами накопленного экологического ущерба, источниками химической опасности, нанося невосполнимый ущерб окружающей среде (I класс опасности) или восполнимый не менее чем за 30‒40 лет (II класс опасности).

Так, по данным статистики, в нашей стране ежегодно образуется 400 тыс. тонн опасных отходов в год — это три килограмма на человека, в 25 раз меньше, чем в мире. Но не надо думать, что мы живем в самой экологичной экономике мира. Это проблема классификации опасности отходов. В России она своя. Например, одна тонна электронного мусора, относящегося в целом к IV классу опасности, содержит 700 кг аккумуляторов II класса, 50 кг проводов III класса, 50 кг плат II класса, 100 кг трансформаторов III класса и 100 кг черного металла V класса. В случае, если в состав техники входят малогабаритные ртутные лампы (LSD-мониторы, ноутбуки, сканеры, ксероксы), — это I класс, если входят платы с пайкой сплавом кадмий-свинец-олово, а это все современные устройства, — это II класс опасности.

Сырье из компьютера

Один из самых удачных примеров работы с электронным мусором — предприятия корпорации «Экополис» — единственный в России комплекс заводов по экологичной утилизации отходов электронного и электротехнического оборудования.

В компанию входят три производственные площадки — «Экотехпром» (переработка 75 тыс. тонн отходов электрического и электронного оборудования в год), «Экопласт» (14 тыс. тонн корпусного пластика и производство рециклированной пластиковой гранулы) и «Аурус» (переработка печатных плат и медного катода — мощностью 18 и 20 тыс. тонн в год соответственно). В результате переработки у компании получается два основных вида продукции: вторичные металлы и рециклированные пластики.

Сырьевая база для работы корпорации «Экополис» — отслужившая свое бытовая техника, компьютеры, оргтехника. Основная часть сырья попадает в «Экополис» от его партнеров, занимающихся непосредственно сбором и сортировкой отходов. В их числе пункты приема отходов или региональные операторы. Перспективно в этом плане сотрудничество с ритейлом, который осуществляет сбор старой электроники и бытовой техники у населения в своих магазинах, — такая услуга, например, есть у «М. Видео», где покупатели могут воспользоваться услугой бесплатной утилизации старой бытовой техники.

«Кроме этого мы напрямую сотрудничаем с предприятиями и организациями, у которых выкупаем старое оборудование или оказываем им услуги утилизации, — рассказывает заместитель генерального директора по операционной деятельности корпорации “Экополис” Екатерина Радионова. — У нас есть и собственный сервис по вывозу крупногабаритной бытовой техники у населения, и пункт приема, куда каждый желающий может привезти старую технику и сдать нам за определенное вознаграждение». «Экополис» самостоятельно и с партнерами проводит локальные акции по сбору техники в офисах или в отдельных районах Москвы. Но все равно загруженность производственных мощностей «Экополиса» не превышает 30%.

Пока масштабы деятельности корпорации невелики. Согласно данным отчетности, совокупная выручка компаний, связанных с корпорацией, не превышает миллиарда рублей. С выходом на полную мощность компания заметно увеличит свои финансовые показатели.

Чтобы повысить загруженность предприятия и общий объем перерабатываемого пластика, необходимо повышать собираемость техники по всей стране. Сейчас, по экспертным оценкам, она составляет лишь от 2 до 10%, а остальное отправляется на свалки и полигоны. Лучше всего ситуация в Москве — столица в целом генерирует и утилизирует больше электронного мусора.

«Здесь в среднем выше уровень жизни у населения, и больший процент людей готов заплатить за вывоз своей старой техники или отнести ее в пункт приема, — говорит Екатерина Радионова. — В Москве также больше крупных компаний, которые ответственно подходят к старой оргтехнике, и их политика предусматривает ее обязательную передачу переработчику».

Как это работает

Отслужившая свой век техника состоит из корпусного пластика и электронных плат или металлических частей. Эта техника отправляется на площадку «Экотехпром», где ее разбирают и делят на фракции — черные металлы, корпусный пластик и печатные платы. Печатные платы направляются в Орловскую область на площадку «Аурус», корпусный пластик — на московский «Экопласт».

Говоря о работе «Экопласта», в самом общем виде процесс получения вторичной пластиковой гранулы выглядит так: пластиковые детали электроники измельчаются, и получается микс различных пластиков, в котором могут присутствовать и инородные включения. Эта смесь подвергается многоэтапной очистке, а затем происходит сепарирование пластиков по видам методом флотации: пластики погружаются в ванны с солевым раствором различной плотности и в зависимости от своего удельного веса, то есть вида, они либо всплывают, либо тонут. Далее отсортированные пластики расплавляются и методом экструзии превращаются в гранулу. Есть еще дополнительные этапы, которые позволяют сортировать пластики по цвету и подмешивать в них краситель.

Из рециклированных пластиков можно делать фактически все то же самое, что делается из первичных пластиков того же вида. Единственный нюанс: существует ряд запретов на использование вторичных пластиков для детских и медицинских товаров, для пищевой промышленности, посуды и так далее. В остальном ограничений нет: их можно использовать для производства корпусов новой электроники или пластиковых деталей автомобиля, для мебельной фурнитуры или стройматериалов, для канцелярских или электротехнических товаров, для огромного спектра товаров народного потребления — от цветочных горшков до садовой мебели.

Количество циклов переработки, которому можно подвергнуть пластик до того, как он утратит свои физические качества, напрямую зависит от свойств первичного пластика. Однако даже совсем отработанный пластик может быть использован с пользой — например, он может стать вторичным источником энергии. Для этого в «Экополисе» производят топливные добавки из «тяжелых» пластиков.

Найти своего потребителя

Второе направление — переработка печатных плат. Самое критичное — процесс переработки текстолита, из которого состоит пластина, на которую, в свою очередь, напаяны элементы платы. Текстолит при нагревании выделяет большое количество вредных веществ, поэтому крайне важно перерабатывать его при определенном температурном режиме и при этом обеспечивать надежную и качественную воздухоочистку.

В целом этот процесс состоит из нескольких этапов: механическое измельчение, воздействие высоких температур, выплавка медных анодов с последующим электролизом для получения катодов, получение сплава Доре (золото-серебряный сплав, отправляемый на аффинажные заводы для последующей очистки) и солей драгоценных металлов. Вся эта продукция идет на металлургические производства, так что какая-то конкретная специфическая продукция из них не производится, то есть материалы универсальны.

Для корпорации «Экополис» сбыт вторичных металлов не проблема, он давно сформирован, поскольку в целом понятны конъюнктура и объемы. «Мы достаточно легко влились в рынок и каких-то особых изменений в этой области не наблюдаем», — говорит Екатерина Радионова. Что касается пластиков, то ситуация на рынке сложнее: по ее словам, рециклированные корпусные пластики в России практически никто не делал и не предлагал производителям товаров. Поэтому на рынке не было стихийного спроса и отработанных технологий применения таких пластиков. «Когда мы только вышли со своим предложением, мы столкнулись с рядом сложностей: кто-то боялся использовать “вторичку”, опасаясь за качество своей продукции, кто-то не хотел ничего менять в своем производстве, — вспоминает Екатерина Радионова. — Но постепенно потребители “распробовали” наш продукт, убедившись в его качестве и в стабильности наших поставок. На сегодня у нас уже сформировался стабильный пул потребителей, который продолжает расширяться».

В целом потенциал расширения деятельности в компании видят не столько в налаживании сбыта, сколько в создании схем сбора отходов и формировании в стране культуры экономики замкнутого цикла. В самом общем виде это должно выглядеть так: потребитель приносит свой сломанный фен в магазин и сдает его. Фен попадает на переработку, после чего полученная в результате рециклированная пластиковая гранула поступает на завод по производству фенов, и из нее делают корпус нового фена, который приходит в магазин и занимает свое место на «зеленой» полке как экологичный товар, покупая который человек реализует свою потребность в экологической ответственности.

Хотя постепенно вопросы переработки электронных отходов входят в государственную и муниципальные повестки, крупный бизнес готов к сотрудничеству и формируются межотраслевые альянсы, а население все активнее отзывается на экологические инициативы.

«К идеальной модели экономики замкнутого цикла мы перейдем к 2030 году. Весь мусор будет сортироваться, а все, что может быть полезного в нем, — перерабатываться и обретать вторую жизнь в промышленности, сельском хозяйстве, ЖКХ и других отраслях, — рассказала в начале мая вице-премьер Виктория Абрамченко. — Захоронений должно быть в два раза меньше, чем сейчас. Пока мы находимся на уровне Мексики и Бразилии».