Заработаем на климате

Евгений Огородников
редактор отдела рейтинги журнала «Эксперт»
7 июня 2021, 00:00
№24

Главный итог ПМЭФ-21 — правительство и Центробанк сворачивают стимулирующие экономику меры. В свою очередь, президент обозначил три вектора будущего роста: регионы, малый бизнес и «зеленая» экономика

ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

«Россия рада, что первое после пандемии крупное мероприятие с участием бизнеса проходит у нас», — заявил во время своего выступления на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) президент Владимир Путин.

В этом году форум привлек около пяти тысяч участников — представителей бизнеса, политики и власти, так что наш ПМЭФ стал крупнейшим очным мероприятием не только в стране, но и в мире. Тем не менее на фоне закрытых границ международная повестка ушла на второй план, и участники сфокусировались на постковидной российской экономике. Таким образом, ПМЭФ постепенно трансформируется в форум о внутрироссийском экономическом дискурсе. В активе — несколько сотен крупных соглашений в сфере развития Арктики, Дальнего Востока, российского сельского хозяйства и промышленности. Внешние гости — из Австрии, Италии, Катара, Южной Кореи, Китая, Саудовской Аравии, Германии, Финляндии и США. Общая сумма заключенных контрактов сопоставима с тремя процентами российского ВВП. Так, «НоваТЭК» подписал два важных соглашения о долгосрочных поставках с проекта «Арктик СПГ — 2» в Азию, таким образом закрыв почти полностью вопрос о продаже газа с этих месторождений.

Настроения на полях форума были приподнятыми: на сырьевых рынках продолжается ралли, доходы российских компаний — участников форума растут как на дрожжах, крупные корпорации демонстрируют рекордные финансовые показатели, аппетит к жизни вернулся. Огонек в глазах можно было увидеть как у капиталистов, так и у чиновников. Рост промышленного производства и переход индекса ВВП в положительную область в годовом выражении впервые за 12 месяцев, похоже, вызвали ощущение, что постковидный полет проходит нормально. Основатель «Русала» и En+ Group Олег Дерипаска даже заявил, что «хорошие времена в России уже настали», в стране сложилась стабильность и «достаточно предсказуемые условия», а осенью вернутся и иностранные инвестиции.

Проблемы малого и среднего бизнеса, особенно в сфере услуг, транспорта, обрабатывающих производств, в повестку форума хотя и входили, но голос экономики «с земли» в гуле сырьевых магнатов было расслышать трудно. В воздухе витало опьянение, похожее на 2007 год. Масштабы эйфории и вседозволенности, конечно, еще не достигли былых размеров, но ощущение дежавю невольно закрадывалось. Так, известная телеведущая Ксения Собчак легла на пол прямо в одном из залов ПМЭФ. Шоу для журналистов, снимавших необычное действо, устроил тикток-блогер Даня Милохин, выступивший на ПМЭФ в качестве спикера.

Сделаем небольшое отступление: появление Милохина с его неоднозначной, сажем так, репутацией на ПМЭФ вкупе с небывало высокими ценами за участие вызвали шквал обсуждений, так что организатор ПМЭФ «Росконгресс» невольно оказался в центре пристального внимания. Напомним, появившийся в 2007 году фонд «Росконгресс» входит в перечень системообразующих предприятий. Он владеет четырьмя «дочками» — «РК Строй», «РК Медиа», «РК Сервис» и «РК — Управление событиями», которые, в свою очередь, обросли целым кустом компаний, занимающихся кейтерингом, арендой автомобилей и прочими услугами.

Даже в допандемийные годы выручка «Росконгресса» сильно колебалась от года к году вместе с долей в этой выручке госконтрактов. Так, в годы «просадок» по выручке — 2018-м и 2020-м — доля госконтрактов в доходах фонда падала до 14–15%, зато в щедрых 2017-м и 2019-м она доходила до 60 и 77% соответственно. За 2015–2020 годы самыми крупными покупателями услуг «Росконгресса» с большим отрывом стали Минфин России и Росмолодежь, а всего за последнее десятилетие «Росконгресс» исполнил контрактов на 19 млрд рублей почти для 400 контрагентов — верхушки научного и квазигосударственного бизнес-сообщества, плюс почти для всех административных единиц нашей родины, от аппарата Совета Федерации и управления делами президента до Минздрава Магаданской области.

Но вернемся к самому ПМЭФ. Из потерь форума: в 2021 году от стенда отказалась компания номер один в России — «Роснефть», зато половину павильона занимал демонстративно пафосный стенд крупного акционера «Роснефти» — государства Катар. Из приобретений экономического форума — стенд Генеральной прокуратуры, разместившийся в главном коридоре площадки, поэтому, даже если участникам и хотелось бы его не замечать, сделать это было невозможно.

Главный итог: многократно прозвучавшее слово «перегрев» в отношении экономики. Финансовые, экономические и денежные власти сошлись в диагнозе, и теперь главная цель регуляторов — охлаждение так и не оклемавшейся от пандемии экономики.

Невиданный перегрев

Владимир Путин анонсировал три новых направления в развитии страны. Первое — ставка на региональный рост. Он поручил правительству усилить программы содействия занятости в регионах, где высока безработица (напомним, по итогам 2020 года в десяти регионах безработица была выше 10%, лидировала Ингушетия с 31,6%). А к 2024 году в каждом регионе надо обеспечить прозрачные, предсказуемые и комфортные условия для инвесторов. «Работа экономического блока правительства сейчас будет оцениваться по динамике в тех регионах, где есть проблемы с инвестклиматом», — отметил президент.

Второе направление, анонсированное главой государства, — запуск новых механизмов поддержки малого и среднего бизнеса; в основном имеется в виду поддержка кредитования через зонтичное предоставление поручительств. «Это позволит им до 2024 года привлечь 600 миллиардов рублей», — сообщил президент.

Вопрос важный, так как прежние меры поддержки МСБ оказались неэффективными. Например, год назад Счетная палата проанализировала деятельность Корпорации МСП и пришла к выводу, что, несмотря на средние зарплаты в 380 тыс. рублей в месяц, корпорация не оказала значительного влияния на развитие малого и среднего бизнеса в России в 2015–2020 годах, а план достичь 32,5-процентного вклада малого и среднего бизнеса в ВВП к 2024 году, как это было предусмотрено в предыдущей версии паспорта национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», нереализуем.

Третье важное направление развития, анонсированное президентом, — «зеленая» повестка: выручка климатической отрасли в России в перспективе может превысить 50 млрд долларов в год. Под климатической отраслью имеется в виду торговля сертификатами на углеродный след. А в ответ на введение углеродных налогов в Европе президент предложил российским компаниям, планирующим покупать за рубежом углеродные единицы, вкладываться в климатические проекты в самой России. «Россия может занять особое место на рынке углеродных единиц — для этого надо бороться с пожарами, заниматься лесовосстановлением», — заключил Владимир Путин.

Хедлайнером первого дня работы форума стал первый вице-премьер Андрей Белоусов. «Инфляция в России по итогам 2021 года составит 4,5–5 процентов», а «текущее ужесточение денежно-кредитной политики в РФ не несет рисков для динамики восстановления экономики» — дал старт гонке анонсов ужесточений в экономике Белоусов.

Начальника поддержал и профильный министр. «Одними мерами денежно-кредитной политики невозможно сдержать инфляцию в рамках таргета, это приведет к рискам с точки зрения роста инвестиций и экономики. Правительство выстраивает долгосрочную стратегию демпферных механизмов», — заявил глава Минэкономразвития Максим Решетников. Хотя в своем выступлении на пленарной сессии «Российская экономика: от антикризисной повестки к устойчивому развитию» он все же отметил, что наблюдаемый в России рост инфляции — это следствие рост цен на сырьевые товары на мировых биржах. То есть инфляция носит сугубо «импортный» характер.

Сделанные заявления были подхвачены Минфином. Министр финансов РФ Антон Силуанов заявил, что видит элементы перегрева российской экономики: «Элементы перегрева уже видны — высокая инфляция. У нас сейчас инфляция около 5,9 процента, если мы берем год к году. Выше, чем наш таргет в четыре процента». В связи с этим он призвал к быстрой нормализации бюджетной и денежно-кредитной политики. «Мы прекрасно понимаем, что чем дальше мы будем затягивать с этим, тем сложнее потом будет выходить из сверхмягкой политики — что бюджетной, что денежно-кредитной политики», — заключил он.

«Мы начали возврат к нейтральной денежно-кредитной политике, — успокоила коллегу глава Центробанка Эльвира Набиуллина. — Запаздывание привело бы к тому, что нам пришлось бы поднимать ставки еще выше и быстрее. На наш взгляд, это не мешает экономическому росту. Разгон инфляции, на наш взгляд, помешает экономическому росту». Так ЦБ непринужденно поменял местами причинно-следственные связи.

Резюмируем: Россию ожидает нормализация бюджетной политики и постепенный отказ от сверхмягкой бюджетной и денежно-кредитной политики. «Если мы будем сохранять повышенный объем расходов, то, Эльвира Сахипзадовна [Набиуллина] абсолютно справедливо говорила, мы перейдем к перегреву, это приведет к инфляции… Разве мы этого хотим? Нет», — сказал глава Минфина.

Налоговый кодекс пересмотрят

Еще до начала работы форума Андрей Белоусов подвесил вопрос о справедливости налогообложения в России, заявив, что металлурги «нахлобучили» государство на сто миллиардов рублей (подробнее см. «Скидка для “нахлобученных”» стр. 13). В итоге тема роста налогового бремени прямо или косвенно шла через все сессии ПМЭФ. По мнению главы Минфина, властям надо «серьезно поработать» над налоговым правовым полем, и правительство к этому готово. «Налоговая служба стала настолько крутая, настолько технологичная, что это действительно нас сподвигает к тому, чтобы поменять ряд целых положений Налогового кодекса, а может, даже и весь Налоговый кодекс», — анонсировал большую реформу Антон Силуанов.

Если раньше налогоплательщик готовил налоговую отчетность и делал расчеты, а Федеральная налоговая служба (ФНС) их проверяла, теперь в России все наоборот: налоговая заполняет отчетности и данные для уплаты, а налогоплательщик проверяет, что сделала ФНС, пояснил министр финансов. «Мы работаем на результат, когда не нужно будет никаких санкций применять <…> [Это] про понимание того, что уже заполненный расчет налогов со стороны налоговой службы не будет вызывать <…> никаких вопросов. Вопрос доверия сам по себе решается», — отметил Силуанов.

Однако процесс «обеления» частного бизнеса через цифровизацию иногда дает обратный эффект. Андрей Белоусов привел в пример запуск реестра получателей государственной поддержки. По его словам, как только какая-либо компания отражалась в этом реестре, к ней приезжали сотрудники ФНС с проверками и, как правило, начисляли штрафы из-за выявленных нарушений.

«Так сложилось, что они (ФНС. — “Эксперт”) презентовали реестр на День чекиста — 20 декабря. Я сейчас понимаю, что это неслучайно. Как он стал работать? Кто пришел первым? Кто стал бенефициаром? Да понятно кто — налоговый инспектор, который узнал, что компания намерена или уже получила эту самую субсидию», — сказал Андрей Белоусов.

Тему взаимоотношений бизнеса и властей наиболее ярко прокомментировала на ПМЭФ основательница сети кафе «Андерсон» Анастасия Татулова. «Я не разделяю восторгов по поводу объявленного двукратного снижения страховых взносов (с 30 до 15% для малого и среднего бизнеса. — “Эксперт”). Давайте по-честному: не было никакого двукратного снижения. Это на бумаге оно есть», — констатировала Татулова.

Санкт-Петербург