Армения впадает в апатию

Нурлан Гасымов
28 июня 2021, 00:00
№27

Почему проигравший войну Никол Пашинян сумел победить оппозицию с разгромным счетом и что это означает для будущего Армении

ZUMA\TASS
Несмотря на поражение в войне за Нагорный Карабах, явка на прошедших выборах в Армении оказалась удивительно низкой: всего на один процент больше, чем в 2018 году

Итогом многомесячного противостояния власти и оппозиции после катастрофы в Нагорном Карабахе стали досрочные парламентские выборы с парадоксальными результатами: лидер страны, проигравший войну, победил с разгромным результатом. А половина гордого армянского народа просто проигнорировала возможность высказать элитам свое отношение к событиям последнего года.

Кочарян против Пашиняна

Впервые после «бархатной революции» 2018 года за пост главы государства схлестнулись 26 партий и блоков — рекордное количество для небольшой республики. Правда, как показали результаты голосования, реальная борьба развернулась между исполняющим обязанности премьер-министра Николом Пашиняном (блок «Гражданский договор») и экс-президентом Робертом Кочаряном (блок «Армения»). И на старте образы этих двух оппонентов по электоральной гонке выглядели как радикально противоположные.

С одной стороны, Никол Пашинян — политик-пораженец, «капитулянт» (как его прозвали оппоненты), символ национального унижения. Именно из-за него, настаивала оппозиция, Армения потеряла Карабах, пережив очередное национальное бедствие.

С другой стороны, Роберт Кочарян — лидер так называемого карабахского клана. Уроженец Степанакерта, он в период первой карабахской войны был одним из тех, кто руководил обороной сепаратистского Нагорного Карабаха, а после войны присвоил себе лавры победителя. Как видим, стартовые позиции для действующего премьер-министра выглядят как минимум несолидно.

Но к этому добавилась и гнетущая повестка как внутри, так и за пределами Армении, которая делала переизбрание Пашиняна еще более призрачным. Так, армянские вооруженные силы полностью покинули пределы Карабаха. В азербайджанских тюрьмах по сей день томятся от шестидесяти до двухсот армянских военнопленных.

Усиливали фрустрацию армянского общества и неоднократные заявления президента Азербайджана Ильхама Алиева о скором открытии транспортного коридора через территорию Южной Армении. В то время как недавняя поездка президента Турции Реджепа Эрдогана в Шушу, где он вместе со своим азербайджанским коллегой подписал одноименную декларацию, казалось, поставила точку на политической карьере Пашиняна.

И все же победу на выборах с неожиданно разгромным счетом одержал действующий глава правительства. Набрав 54% голосов избирателей, Пашинян сможет единолично формировать кабинет министров. А Кочарян так и не сумел консолидировать весь протестный электорат, довольствуясь лишь 21%.

И хотя однопартийное правительство Пашиняна чревато для него новыми рисками — ему просто не с кем будет разделить ответственность при определении дальнейшего вектора развития страны и в решении острых проблем государства, сам по себе факт столь уверенной победы «капитулянта» не может не вызывать удивления.

Политическая апатия и «видеоролики-страшилки»

Еще одним парадоксом минувших выборов стала крайне низкая явка избирателей. Более половины армянских граждан, имеющих право голоса, в судьбоносное для страны время вообще предпочли не идти к избирательным урнам и остались дома.

И это несмотря на то, что после столь тяжелого поражения в войне выбор нового руководителя страны был априори экзистенциальным и должен был взвинтить явку до исторического максимума. Но этого не случилось: по сравнению с прошлыми выборами на избирательные участки пришло всего лишь на один процент больше.

«На сегодняшний день в Армении вряд ли стоит ожидать многого от народа. Некоторые бывшие сторонники действующей власти сильно разочаровали своей работой. Особенно на фоне их обещаний кардинально улучшить жизнь людей после “бархатной революции”. Думаю, именно поэтому многие решили не ходить на выборы, поскольку не верят, что это что-либо изменит, — рассказал “Эксперту” директор Института Кавказа Александр Искандарян. — Собственно, в сегодняшней Армении мы видим очевидный рост политической апатии».

Более того, главные действующие лица в избирательной гонке изначально имели крайне высокий личный антирейтинг. Именно поэтому вся избирательная кампания выстраивалась на постоянной демонстрации «изъянов» конкурента. И это, очевидно, привело к тому, что мало кому пришлось по вкусу такое меню в армянской политической кухне.

«Армянское общество демонстрирует недоверие и сильную усталость от прошлых элит. Политическими оппонентами Пашиняна на этих выборах были в основном старые политики, которые несут за собой груз коррупционных скандалов, кумовства и имеют реноме людей с авторитарными замашками. Тот же блок Сержа Саргсяна вообще с трудом заскочил в парламент, а партия олигарха Гагика Царукяна и вовсе осталась за бортом», — отметил специалист по Кавказу, старший научный сотрудник МГИМО Вадим Муханов.

При этом, по словам эксперта, именно разобщенность оппозиции и, напротив, консолидированность сторонников действующей власти в конце концов и привели к итоговому результату на выборах при столь низкой явке: «Сторонники Кочаряна выступают с различных позиций: там есть и националисты, и ультрарадикалы, есть республиканцы. Пашинян же, в свою очередь, сумел сформировать ясный и понятный избирательный кулак, что и позволило победить с достаточно хорошим отрывом».

К слову, не помогли повысить вовлеченность граждан в политический процесс, а заодно и увеличить шансы на победу Кочаряна и абсурдные по своему содержанию предвыборные ролики оппозиции.

Так, в одном из видео было показано, что в случае победы «Гражданской платформы» в недалеком будущем в школах армянским ученикам будут преподавать историю Азербайджана. А в другой «видеострашилке» азербайджанский полицейский патруль останавливает армянского водителя на одной из дорог на территории Армении и просит у него удостоверение личности.

Дескать, намекала оппозиции, действующая власть ведет антинациональную и проазербайджанскую политику, в результате которой Армения может вообще утратить государственный суверенитет. Но если на чувствительных горожан подобные декларации еще могли произвести хоть какое-то впечатление, то уставший базовый электорат к подобным страшилкам остался индифферентен.

«За Роберта Кочаряна проголосовали преимущественно жители крупных городов, средний класс и интеллигенция. А электоратом Пашиняна стали в основном рабочие и сельские жители. Например, в окруженной с двух сторон Азербайджаном Сюникской области уверенную победу одержал действующий глава правительства», — замечает в связи с этим Сергей Мелконян, сотрудник Института востоковедения РАН.

Ясно, что основные тяготы войны и военного противостояния последних лет ложились в основном на плечи жителей сельских и приграничных районов. Можно предположить, что основным запросом этих людей к элитам была именно нормализация отношений с соседями и в целом развитие дальнейшего курса страны в мирном русле. А не очередные истории про азербайджанскую оккупацию и посткарабахский реваншизм.

Нациестроительство с нуля

Хотя переизбранный премьер уже успел объявить об окончании политического кризиса, политическая реальность в Армении со словами Пашиняна не бьется. Чуть ли не ежедневно на государственной границе с Азербайджаном происходят стычки с азербайджанскими пограничниками. Остается нерешенной проблема беженцев. Неясно, как будут выстраиваться коммуникации с Турцией и Азербайджаном.

Но куда более серьезной задачей новых властей станет восстановление доверия армянских граждан к государственным институтам, преодоление кризиса нации и, по сути, строительство новой республики на новых идеологических началах.

Неслучайно на протяжении всей своей предвыборной кампании бывший президент Роберт Кочарян апеллировал к своим прошлым достижениям на посту главы государства. Он, к примеру, напомнил, что в годы его президентства Армения не вела кровопролитных войн, обладала самыми мощными вооруженными силами в регионе, а внешняя политика не выражалась в демонстрации кульбитов от России в сторону Запада и обратно.

Однако перед избирателями Кочарян не стал делать акцент на образе светлого будущего старины. Он лишь давил на болевые точки в общественном сознании — ведь при нем армяне контролировали не только Нагорный Карабах, но и сопредельные с ним территории «исторической Армении».

Конечно, постоянные отсылки армянских политиков к проблеме Карабаха не лишены логики. Все же эта утраченная для Армении территория занимает существенное место в исторической памяти современных армян и стала одним из наиболее важных факторов, определяющих специфику процессов нациестроительства.

Дело в том, что изначально карабахское движение («Миацум», то есть «воссоединение») на закате Советского Союза и чувство «потерянных армянских земель» стало впоследствии катализатором для провозглашения независимости нынешней Армении от СССР. То есть Карабах стал одной из государствообразующих идеологем, на основе чего до недавнего времени элиты могли консолидировать армянское общество и легитимировать свой статус в качестве носителей власти.

Другими такими элементами исторической памяти народа стали труды древних христианских просветителей из Армянской апостольской церкви и трагические события в Османской империи в 1915 году. Характерные особенности символической политики в постсоветской Армении отражает и перечень национальных государственных праздников и памятных дней.

Например, важнейшими для армян являются День памяти жертв геноцида армян (24 апреля) и День победы 8 мая, когда в 1992 году армянские вооруженные силы заняли Шушу. В честь этой даты на въезде из Степанакерта в Шушу был установлен пьедестал с подбитым танком. Собственно, победа Армении в первой карабахской войне также занимает существенное место в сознании людей — один из редких случаев в истории страны, когда армянам удавалось победить противника.

Эта же победа в 1990-х в конце концов сыграла злую шутку с Арменией. Все эти годы армянское общество и элиты жили в уверенности в непобедимости армянского оружия. Однако сокрушительное поражение Армении и утрата большей части Карабаха выбили из-под фундамента современной армянской государственности идею «Миацума».

Стало ясно, что апелляция к великим военным достижениям недавнего прошлого, усиливающая холодную войну с соседями, и региональная изоляция лишь обескровливают и без того небогатую страну.

Одним из следствий этого положения стала стремительная депопуляция страны: по некоторым оценкам, за годы независимости ее население страны уменьшилось на миллион человек. Согласно опросам общественного мнения, каждый третий житель Армении трудоспособного возраста мечтает покинуть свою родину. Теперь — после утраты Нагорного Карабаха — этот тренд может усилиться.

В этом смысле результаты выборов в Армении продемонстрировали еще одну важную веху в новейшей армянской истории — усталость общества от перманентного военного напряжения.

«Даже те, кто потерял в войне своих детей и родных, голосовали за Пашиняна, потому что он вселил им надежду на мир и беззаботное будущее. За то, чтобы им и их близким не пришлось более отправляться на очередную бойню. Правда, они, кажется, не понимают, что войну можно предотвратить только тогда, когда твоя страна постоянно наращивает свою мощь и перманентно готовится к потенциальной войне», — заключает Сергей Мелконян.

Российский прагматизм в Армении

Оппонентами Пашиняна на этих выборах были в основном старые политики, которые несут на себе груз коррупционных скандалов и кумовства

Очевидно, что окончание выборов не приведет к долгожданной стабилизации внутриполитической обстановки. В стране накопилось огромное количество проблем. «У Армении почти нет экономических, политических и дипломатических ресурсов, при помощи которых она могла бы отстаивать свои национальные интересы. Необходимо институционализировать государственные структуры — от экономики, МИД, политических партий до армии. Очень много институций нужно воссоздать, возродить и достроить. Для решения этих проблем понадобятся не годы, а поколения», — говорит Александр Искандарян.

По словам политолога, при этом оппозиция продолжит использовать эти проблемы в свою пользу, перенеся противостояние с властями с улиц в парламент. Определенно стабилизирующее воздействие во внутренней политике страны может оказать российский фактор.

С момента прекращения второй карабахской войны Россия заметно усилила свое военно-политическое присутствие в регионе. Москва является одним из гарантов соглашения о перемирии. При посредничестве российской стороны с трудом, но продолжается армяно-азербайджанский диалог с прицелом на экономические и инфраструктурные проекты.

Российские миротворческие силы взяли на себя миссию по обеспечению безопасности армян в зоне Нагорного Карабаха. Кроме того, российская сторона расширила зону ответственности своей военной базы в Армении далеко на юг, что для армян — дополнительная гарантия неприкосновенности внешних границ в условиях сохраняющихся внешних угроз.

В то же время российское руководство ясно дало понять Еревану, что оно не собирается решать за армян их внутренние проблемы, но будет работать строго в соответствии со своими обязательствами. Вот почему Россия никак не включалась в избирательный процесс в Армении, несмотря на активные реверансы Роберта Кочаряна в сторону Москвы.

«Очевидно, Кочарян и Саргсян не способны на нынешнем этапе сплотить расколотое, усталое и разочарованное общество. А Москве нужна более или менее стабильная ситуация в Армении, это относительное спокойствие на данном этапе может обеспечить только нынешняя власть в Армении», — резюмирует Вадим Муханов.