Данные о «короне», которых нам не хватает

Татьяна Гурова
главный редактор журнала «Эксперт»
28 июня 2021, 00:00
№27
EPA/YURI KOCHETKOV/ТАСС

«Говорят, граждане России не верят властям и врачам и не хотят вакцинироваться» — мой английский друг и, конечно, эмигрант, обожает подшучивать над нерациональной критичностью своих бывших соотечественников. По его мнению, это свойство мешает нам быть богатыми и счастливыми. Впрочем, я была достаточно подкована в статистике, чтобы парировать: «Мы еще страшно далеки от тех высот заболеваемости, которых легко и непринужденно достигла цивилизованная Англия несколько месяцев назад». Действительно, если смотреть на относительные цифры, то в Англии на пике количество заболевших составляло 56 тысяч в день, или 800 человек на миллион жителей, а в России  27 тысяч в день, или 200 человек на миллион жителей. Так что стимулов активно вакцинироваться у англичан было как минимум вчетверо больше. При этом в итоге за весь период эпидемии число заболевших в России и Англии оказалось примерно одинаковым: 4,68 млн у них, и 5,33 — у нас. К началу июня одинаковым оказалось и количество смертей от коронавируса — 128 тысяч.

Что касается вакцинации, то она в Англии шла, конечно, энергичнее. Например, всего за три недели, с 25 апреля по 11 мая, число получивших две дозы выросло на пять миллионов человек, а к настоящему моменту в Англии вакцинировано двумя дозами 47% населения. У нас же за тот же апрельско-майский период прирост полностью вакцинированных составил всего два миллиона человек, а к настоящему моменту у нас получили две дозы только 15 млн, или 11% населения. Но, во-первых, у нас действительно не было такой концентрации заболеваемости, а во-вторых, в последнюю неделю мы явно набрали темп, и через месяц картина масштабов вакцинации в России, скорее всего, будет принципиально иной. Поэтому кажется, что высказанная РСПП и профсоюзами идея сделать вакцинацию обязательной для всех граждан, кроме имеющих противопоказания и антитела, преждевременна. Надо посмотреть, на каком свете мы окажемся через месяц, а к этому моменту стоит накопить дополнительные данные о вакцинации, ее эффективности и ее побочных эффектах.

Мы в России подробной информации об эффектах вакцинации лишены. На подвешенный в воздухе вопрос, как сильно влияет вакцинация на вероятность оказаться в больнице, мы до прошлой пятницы имели только ответ доктора Проценко: «В “Коммунарке” вакцинированных всего двое». Правда, в пятницу чуть больше карт раскрыл министр здравоохранения Мурашко, сказав, что, по данным Минздрава, только полпроцента вакцинированных заболели коронавирусом. Впрочем, каким образом собрана эта информация, осталось неясным.

Для сравнения: в Англии регулярно публикуются данные о том, как вакцинация сказывается на заболеваемости, госпитализации, смертности и какие случаи серьезных побочных эффектов возникают после вакцинации. Вся эта информация становится не только достоянием любопытствующих непрофессионалов, но и серьезно обсуждается медиками и биохимиками, что создает в обществе ощущение доверия: риски выявляются, не скрываются, обсуждаются профессионалами, а значит, с ними будут работать.  У нас же до самых последних дней медики, биохимики и чиновники предпочитали говорить одно и то же: вакцинация снижает риск тяжелого течение болезни, побочки у нее несущественные, и эпидемию можно победить, только с вакциной.

Между тем, чтобы принять осознанное решение, вакцинироваться или нет, любому человеку требуется информация по трем блокам: 1) как в случае вакцинации снизится риск тяжелого протекания болезни, причем при данном штамме, который еще и все время разный; 2) какие риски значимых осложнений несет вакцинация и какова их вероятность; 3) какой уровень вакцинации может остановить эпидемию насовсем. Три эти обстоятельства взвешиваются интуитивно, но чем больше профессиональной информации мы получаем, тем спокойнее нам принимать решение. И поверьте, мы их примем ответственно. Тем более что все эти три блока информации важны для принятия таких сложных решений, как, например, обязательная вакцинация.

Лично мне, кроме перечисленного, очень не хватает еще одной линии профессионального обсуждения: влияния естественного иммунитета на разворачивание и сворачивание эпидемии вообще и этой в частности. Знаю, что есть точка зрения, что такие обсуждения могут остановить процесс вакцинации, и это вредно. И поэтому профессиональных обсуждений темы иммунитета не слышно вовсе. Однако если пользоваться военной терминологией, то для победы нужна не только храбрая армия, но и крепкий тыл. И целью является не одна высота, а жизнь нескольких поколений.