Хрупкий мир в широком картеле

Сергей Кудияров
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
26 июля 2021, 00:00
№31

После недавнего спора действие соглашения ОПЕК+ все-таки продлено до конца 2022 года на условиях роста объемов добычи. Однако не исключено, что пришло время менять не объемы добычи, а сами правила игры на нефтяном рынке

RONALD ZAK/AP/TASS

На прошедшей 18 июля этого года министерской встрече ОПЕК+ участники соглашения договорились продлить срок его действия до конца 2022 года. При этом теперь соглашение станет действовать на новых условиях.

Так, объемы добычи нефти странами — участницами соглашения начиная с августа нынешнего года будут увеличиваться на 400 тыс. баррелей в сутки ежемесячно вплоть до исчерпания значений суммарного снижения, которые составляют сейчас 5,8 млн баррелей в сутки. То есть до конца года суммарный прирост добычи участниками соглашения может достигнуть 2 млн баррелей в сутки.

Кроме того, с мая 2022 года (то есть с момента окончания действия старой редакции) для пяти стран базовые уровни добычи, относительно которых рассчитывается ограничение в рамках соглашения, будут пересмотрены в сторону повышения. Для ОАЭ базовая отметка увеличится с 3,17 до 3,5 млн баррелей в сутки. Ираку и Кувейту была согласована возможность поднять их базовые уровни добычи на 150 тыс. баррелей в сутки. Базовый уровень добычи для России и Саудовской Аравии возрастет с 11,0 до 11,5 млн баррелей в сутки.

Такие решения приняты на фоне укрепления нефтяного рынка и роста спроса на нефть. По словам вице-премьера правительства России Александра Новака, ОПЕК+ приняла решение восстанавливать добычу нефти до докризисного уровня на фоне ее дефицита на рынке. Россия при этом будет ежемесячно увеличивать добычу нефти на 100 тыс. баррелей в сутки и выйдет на «доковидный» уровень 2019 года в мае 2022-го. Как утверждает Новак, это позволит России нарастить добычу суммарно на 21 млн тонн нефти в течение этого и следующего годов и пополнить бюджет страны более чем на 400 млрд рублей исходя из средней цены нефти 60 долларов за баррель.

Следующая министерская встреча ОПЕК+ запланирована на 1 сентября. Профильные министры стран — участниц соглашения встретятся, чтобы «оценить ситуацию на рынке и, возможно, принять какие-то корректирующие меры».

Что позволено Юпитеру

Внимательный наблюдатель заметит, что новые условия сделки — это своего рода компромисс между тем, что ранее предлагали ОАЭ, и позицией России и Саудовской Аравии.

Напомним, переговоры о пролонгации соглашения ОПЕК+ до конца 2022 года состоялись еще двумя неделями ранее, но оказались безрезультатными. Участники не смогли прийти к согласию.

Так, ОАЭ требовали пересмотреть базовые уровни, от которых рассчитывается сокращение объемов добычи. В старой редакции соглашения за базовые уровни принимали значения октября 2018 года (для всех участников, кроме России и Саудовской Аравии: за ними были закреплены «твердые» отметки 11 млн баррелей в сутки каждой).

Для ОАЭ уровень октября 2018-го означает отметку добычи 3,17 млн баррелей в сутки. В стране считают, что это не соответствует актуальным реалиям: как указывают представители Эмиратов, они «инвестировали миллиарды долларов в развитие нефтедобычи, а из-за квот до трети мощностей простаивает».

Министр энергетики ОАЭ Сухайль аль-Мазруи заявил, что страна не поддержит продление, если ей не позволят увеличить базовый уровень, от которого отсчитываются квоты, с 3,2 до 3,8 млн баррелей в сутки.

Однако Москва и Эр-Рияд выступили против подобного пересмотра условий, закономерно ожидая, что в таком случае по пути Эмиратов захотят пойти и другие участники соглашения, а это в принципе нивелирует его значение.

Как видим, в итоге пересмотр базовых уровней для ОАЭ был произведен, но в значительно меньших объемах, чем рассчитывали Эмираты (330 тыс. баррелей в сутки вместо желаемых 630 тыс.). Но и за такой подарок Россия и Саудовская Аравия взяли себе дополнительные объемы: по 500 тыс. баррелей в сутки каждая — и от щедрот (или для «подкормки» единомышленников) подкинули еще по 150 тыс. баррелей в сутки Ираку и Кувейту.

В общем, показали, кто на нефтяном рынке хозяин.

Курс на норму

Пандемия коронавируса нарушила работу всех мировых рынков, включая энергетический. Спрос на нефть снизился даже более значительно, чем ожидалось. Как следствие, в апреле прошлого года участники ОПЕК+ договорились о рекордном снижении добычи: на 9,7 млн баррелей в сутки. По мере стабилизации ситуации и восстановления экономики ограничения корректировали, и на текущий июль они составляют 5,7 млн баррелей в сутки.

Однако по прогнозу генерального секретаря ОПЕК Мохаммеда Баркиндо, в нынешнем году спрос на нефть увеличится на 6 млн баррелей в сутки и продолжит расти в будущем году. С учетом сворачивания американской сланцевой эпопеи, в 2016 году и породившей формат ОПЕК+, это может означать возникновение дефицита предложения на рынке нефти.

И рост цен на него. Бывший министр энергетики США Дэн Бруйетт вообще предрекал возвращение к отметке 100 долларов за баррель. Впрочем, с принятием новых условий соглашения (предусматривающих рост добычи) уровня 100 долларов в ближайшее время едва ли стоит ожидать. Уже 19 июля при поступлении первых новостей о планируемом росте добычи цены на нефть Brent упали ниже 69 долларов за баррель.

Но и сильного падения до «кошмарных» цен коронавирусного 2020 года аналитики не ожидают. Goldman Sachs предсказывают среднее значение цены за «бочонок» для этого года на уровне 80–82 долларов, для следующего — 75–80 долларов.

Дополнительные объемы добычи поглотит рынок.

Как было сказано выше, для России Александр Новак ожидает «возвращения к норме» уже в мае следующего года. Для участников соглашения ОПЕК+ в целом можно говорить скорее о сентябре следующего года.

Фактически сейчас (в июле) уровень добычи нефти в России составляет в среднем порядка 9,5 млн баррелей в сутки. По мнению отраслевых аналитиков, на объемы добычи порядка 10–10,5 млн баррелей в сутки получится выйти без особого труда: дополнительные инвестиции не потребуются. Это можно осуществить за счет уже существующих, но не задействованных добычных мощностей, до половины которых приходится на лидера отрасли — компанию «Роснефть».

А вот для увеличения добычи до более высоких отметок придется привлекать дополнительные инвестиции, увеличивать объемы бурения.

По мнению директора практики «Госрегулирование ТЭК» Vygon Consulting Дарьи Козловой, к декабрю Россия сможет добывать около 10,1 млн баррелей нефти в сутки (без учета конденсата). Уровень ее добычи, с которого страна в марте 2020 года сокращала объемы, составлял 10,5 млн баррелей в сутки, и предполагалось, что к апрелю 2022-го он будет восстановлен. Поэтому российские компании сформировали резерв для прироста добычи в соответствии с изначальным планом.

Однако в среднесрочном периоде, полагает эксперт, отечественные компании ограничены в возможности обеспечить прирост добычи без увеличения объема инвестиций. Поэтому на горизонте нового инвестиционного цикла в отрасли необходим прирост капитальных вложений. Особенно с учетом снижения активности в США и ЕС. При этом потенциал наращивания производства в России без дополнительного государственного стимулирования невелик — из-за жесткого налогового режима, при котором изымается более 85% свободного денежного потока, а также из-за пересмотра в 2020 году ряда налоговых стимулов.

«По нашим оценкам, при введении вычета для инвестиций в размере от 30 процентов дополнительная добыча за 2024–2035 годы составит от 419 миллионов тонн. В результате прирост накопленных доходов бюджета за указанный период составит четыре триллиона рублей, инвестиций — от 2,4 триллиона. С учетом длительного инвестиционного цикла в отрасли (необходимо согласовать проект внутри компании, договориться с подрядчиками, завезти оборудование и так далее) принимать решение о стимулировании необходимо уже в следующем году. Иначе резерв скважин для ввода не будет сформирован, что, в свою очередь, несет риск потери российскими компаниями своей доли на мировом рынке в пользу производителей сланцевой нефти», — говорит Дарья Козлова.

Таргетировать цены, а не объемы

Аналитики «Ренессанс Капитала» отмечают в своем обзоре: «Постепенная нормализация нефтяного рынка, о чем свидетельствует недавнее сокращение запасов нефти до пятилетнего среднего уровня и более высокий, чем ожидалось, рост добычи ОПЕК+, должны восстановить равновесие спроса и предложения и привести цены на нефть в соответствие с долгосрочным предельным уровнем затрат на добычу, которую мы оцениваем примерно в 50 долларов за баррель».

На ценовом факторе следует остановиться отдельно. Заведующий лабораторией прогнозирования ТЭК ИНП РАН Валерий Семикашев считает, что политика ОПЕК+ была в целом ошибочной. «Итоги 2020 года показали, что решение о сильном сокращении добычи ОПЕК+ в целом и Россией в частности было неверным. Производство нефти в мире сократилось на шесть процентов, в ОПЕК — на 12 процентов, в России — на девять, в США и Канаде — всего на четыре, а у всех прочих производителей в сумме — на один процент. То есть страны ОПЕК+, являясь наиболее эффективными по себестоимости производителями, потеряли долю на рынке, — говорит он. — На мой взгляд, для России выгоден коридор цен 45–55 долларов за баррель. Во-первых, при таких ценах будет наращиваться доля России на рынке нефти. При этом дорогие производители — офшорная добыча, дорогая сланцевая добыча, прочая дорогая добыча — станут сокращать свою долю на рынке. Рост добычи российской нефти приведет к росту доходов отечественных компаний, бюджета, а также к экономическому росту через увеличение выпуска в нефтяной отрасли и в смежных».

«В ситуации с сокращением добычи и высоких цен бóльшая часть прироста выручки по бюджетному правилу осядет в ФНБ, а эффекты на рост экономики и рост доходов в отечественной экономике могут быть даже негативными — из-за снижения физических объемов добычи и уменьшения из-за этого инвестиций, — продолжает Валерий Семикашев. — При этом деньги ФНБ напрямую в экономику не попадают. Использовать их предполагается на цели крупных, длительных инвестиционных, часто инфраструктурных проектов».

По мнению Валерия Семикашева, дальнейшая стратегия ОПЕК+ должна состоять в таргетировании цены, а не объемов, особенно в период пандемии и активного использования санкционной политики. Это позволит наращивать или удерживать долю на рынке, причем страны и компании из ОПЕК+ будут зарабатывать на рынке нефти достаточно, а наиболее дорогие производители нефти — или уходить с рынка, или нести убытки.