Возможен ли коллективный «план Маршалла» для Афганистана?

23 августа 2021, 00:00
№35
EAST NEWS

Маленькая девочка в ярком оранжевом платье стоит на фоне развалин Кабула. Она хочет мира и нормальной жизни. Хоть кто-нибудь в мире хочет того же, что и она?

Север, или коллективный Запад, естественно, в ужасе от бегства американцев из Афганистана, хотя все этого ожидали. Европа ждет нового притока беженцев. Обсуждают брошенные в Афганистане значительные запасы оружия. Страшатся расцвета терроризма. С большим сомнением обсуждают саму возможность сотрудничать с «Талибаном» (организация запрещена в России). Никто не задается вопросом, можно ли совместными усилиями, объединенной доброй волей принести Афганистану мир и прогресс.

В то же время как сообщает ТАСС со ссылкой на канал Ariana News, официальный представитель катарского политического офиса «Талибана» Мохаммад Сохаил Шахин пригласил иностранные государства участвовать в восстановлении Афганистана и разработке его природных ресурсов. «Мы только что вышли из этапа войны и разрушения и вошли в новую фазу, когда народу Афганистана необходима помощь других стран. Им нужно прийти к нам помочь со здравоохранением, инфраструктурой, образованием, другими секторами. Они могут прийти и разрабатывать наши природные ископаемые», — сказал он.  И в то же время Москва возобновляет разговор о диалоге по Афганистану в рамках московского формата. На наш взгляд, важным элементом этого диалога может стать активная экономическая помощь Афганистану — возможно, подобная «плану Маршалла» после Второй мировой войны.

Широко известно, что американцы за последние двадцать лет присутствия в Афганистане потратили два триллиона долларов. Это примерно сто миллиардов каждый год. Основная часть этой помощи шла на военные расходы. Впрочем, была и непосредственная помощь экономике страны. По некоторым оценкам, она соответствовала афганскому ВВП — примерно 20 млрд долларов в год.

Много это или мало? Для серьезного развития страны численностью 30 млн человек, которое позволило бы ей реально модернизироваться, этого радикально мало. Сумма собственно экономической помощи должна быть увеличена как минимум на порядок.

Для оценки мы использовали размеры помощи азиатским братским республикам времен позднего СССР. Например, ежегодная помощь Таджикистану (помощь — это разница между произведенным в республике ВП и потребленным), в 1983 году составляла 50 млрд долларов (по паритету, в ценах начала 1980-х годов), а в пересчете на численность населения Афганистана эта цифра составила бы 300 млрд долларов. Помощь Киргизии в тот же период, тоже в пересчете на численность населения Афганистана, составляла 130 млрд долларов. Учитывая, что за это время инфляция сильно изменила стоимость доллара, можно сказать, что диапазон «нормальной для модернизации» экономической помощи можно оценить в сотни миллиардов долларов в год. 

Эта идея — коллективного «плана Маршалла» для Афганистана под талибами — сейчас кажется утопией. Абсолютной утопией. Однако коллективный Запад, он же коллективный Север, должен осознать, что противостояние Севера и Юга, богатого и малочисленного Севера и бедного и многочисленного Юга, станет едва ли не самым главным стержнем геополитических процессов в ближайшие десятилетия.

При этом Север не должен жить прежними представлениями о реальности. Его привычная циничная, безразличная к интересам нации колониальная политика сегодня натолкнется — и уже сталкивается — не с тем привычным беззащитным Югом XIX и даже XX века. Сегодня Юг — многонаселенная, быстрорастущая по численности, при этом неплохо вооруженная и очень идеологизированная территория.

И если коллективный Север не найдет в себе сил выработать новые принципы глобальной политики, позволяющие использовать его технологические, финансовые и политические ресурсы в интересах развития самоопределяющихся национальных государств Юга, то мира ему не видать.