Детуркизация Гвинеи: на кону алюминиевое сырье

13 сентября 2021, 00:00
№38

В Гвинее состоялся военный переворот. Мятежники во главе с полковником Мамади Думбуя сместили правившего в стране с 2010 года президента Альфу Конде. Заодно закрыли границы, распустили правительство и парламент, приостановили действие конституции. Которая, к слову, в прошлом году пережила поправки, позволившие Конде выдвигать свою кандидатуру на третий срок. Поправки Конде не пригодились. С учетом его почтенного возраста (старику 83 года) теперь едва ли и пригодятся.

Гвинея — страна на западе Африки с населением 12,8 млн человек и кучей социальных проблем: 43% населения живет за чертой бедности, а 32% вообще не умеют читать и писать. Тем не менее события здесь вызвали пристальный интерес всего мира. Дело в том, что Гвинея располагает колоссальными запасами природных ресурсов. В частности, сейчас страна обеспечивает 22% мировой добычи бокситов, а по данным Геологической службы США, здесь сосредоточено свыше четверти всех мировых запасов этого минерала — базового сырья для производства алюминия (из пяти тонн бокситов получают две тонны глинозема, из которого затем выходит тонна алюминия).

С учетом того, насколько большую роль играет «крылатый металл» в современной экономике, от машиностроения до конструкционных материалов для строительства (см. «Вверх и внутрь», «Эксперт» № 23 за 2020 год), неудивительно, что мировой рынок алюминия уже начало лихорадить. Цены на алюминий LME.Alum по состоянию на 10 сентября достигли 2880 долларов за тонну — это на две трети больше, чем годом ранее, и вообще рекордно высокий показатель с докризисного 2008 года. Подскочили также котировки акций алюминиевых компаний.

Для России «гвинейский вопрос не только о биржевых котировках. Практически вся алюминиевая отрасль в нашей стране сосредоточена под крышей корпорации «Русал». Это мощная индустрия по выпуску готового металла, но сильно зависящая от импортного сырья. В Гвинее «Русал» располагает активами в части добычи бокситов и выпуска глинозема: компании принадлежит боксито-глиноземный комплекс Friguia номинальной мощностью 650 тыс. тонн в год. Это не так заметно на фоне общих 10,57 млн тонн подконтрольных компании глиноземных мощностей (в России, для сравнения, 3,1 млн тонн в год), однако покажется куда весомее, если обратить взор на первичное сырье, в данном случае бокситы. «Русалу» в Гвинее принадлежат добычные активы упомянутого комплекса Friguia (2,1 млн тонн в год), а также Компания бокситов Киндии (3,5 млн тонн в год) и запущенный в 2018 году новый добычный проект «Диан-Диан» (3 млн тонн в год). В совокупности 7,6 млн тонн в год мощностей по добыче бокситов из располагаемых компанией 20,6 млн тонн в год (см. таблицу). Быстро заместить такие объемы нечем — и показатели себестоимости производства будут совсем другими. С точки зрения запасов руды гвинейский бриллиант в короне «Русала» еще более яркий — 1,15 млрд тонн руды, или 62% всех подконтрольных «Русалу» бокситовых запасов.

В 2008 году в Гвинее тоже состоялся военный переворот, и в тот раз военная хунта предприняла попытку устроить передел собственности в стране, в частности отобрать добычные активы у «Русала». Тогда для алюминиевого гиганта история завершилась благополучно но лишь благодаря тому, что на выручку «Русалу» вскоре пришел как раз Конде. На сей раз мятежники уже заявили, что намерены выполнять свои международные обязательства, и призвали горнодобывающие компании продолжить работу. Отраслевые эксперты согласны: любая власть в стране будет заинтересована в притоке экспортных средств. Как они станут притекать — вопрос дискуссионный. Вполне возможно, «Русал» рискует столкнуться с повышением налогов или с предложением пересмотреть свое присутствие в стране от собственности в 100% на какую-то форму долевого участия с местными структурами. Но о потере контроля речи пока не идет.

Лидер мятежников Думбуя — человек с мощным французским бэкграундом, что породило гипотезу о французском следе в военном перевороте. Но свергнутый Конде — такой же «француз», других в верхах этой бывшей французской колонии почти что и нет, несмотря на десятилетия, прошедшие с формального провозглашения независимости.

В Гвинее сильно присутствие Китая. Китайцы инвестируют в разработку бокситов (55% китайского импорта бокситов приходится на поставки из Гвинеи, причем речь идет о мощнейшей в мире, до половины мирового производства, алюминиевой отрасли), а также интересуются крупным железорудным месторождением Симанду. Разработка последнего могла бы покрыть до 18% китайского импорта железной руды, заместив поставки из Австралии более дешевым (ожидаемая экономия — не менее 2 млрд долларов в год) и куда менее «политизированным» африканским сырьем. Китайская экспансия в Африке откровенно раздражает старые колониальные державы. Но на этот раз, судя по реакции рынков, «козлом отпущения» станут все же не китайцы.

Весьма интересной выглядит версия, что в Гвинее Россия, Китай или Франция (а может, и «сообразили на троих») организовали «отставку» для совсем уж неудобных «выскочек» — турок. Турция скупила «с потрохами» старика Конде, от банального подкупа до более утонченного вмешательства во внутреннюю политику страны, вроде фабрик троллей. Турецкий концерн Albayrak получил подряды на реконструкцию морского порта и аэропорта в Конакри, строительство дорог, сбор и переработку мусора, обеспечение транспортного сообщения и на многое другое. И стал откровенно ставить палки в колеса «большим дядям» (конфликт турок с «Русалом» стал общей темой в местной прессе). За что и поплатился.

Думбуя тесных связей с Анкарой не имеет, но уже успел провести встречу с послом России Вадимом Разумовским, чтобы продемонстрировать свои дружеские намерения.