Серость не в тренде

27 сентября 2021, 00:00
№40
МИХАИЛ ДЖАПАРИДЗЕ/ТАСС

Сейчас популярна шутка, что избрание нового канцлера Германии для России будет иметь большее значение, чем выборы в Государственную думу. Действительно, уход на пенсию Ангелы Меркель, которую мы обозначили на обложке, пусть и с некоторой натяжкой, как последнего нашего союзника в Европе, — серьезный вызов для российской власти в контексте все более холодных отношений с западным миром. Меркель, большой политик старой формации и давний партнер Владимира Путина, успешно играла роль буфера, неэкзальтированного прагматика в отношениях с демонизированным Востоком. Кто бы ни стал ее сменщиком, прежнего сотрудничества без идеологического флера добиться будет трудно.

Но, конечно, выборы в российский парламент для развития российской государственности играют определяющую роль. В сухом остатке мы имеем расширенное представительство в парламенте пяти партий благодаря «Новым людям», а еще три партии направили в нижнюю палату по одному депутату-одномандатнику. Старые политические движения ожидают перезагрузки в связи с уходом на покой лидеров и их окружения. Прогнозируются новые расколы и слияния. Вполне вероятно формирование в Думе трех течений: центристско-патриотического, левого и праволиберального.

При этом нужно учитывать, что свежие поправки в Конституцию закладывают механизмы серьезного влияния законодательной ветви власти на исполнительные органы. Депутаты получат возможность не только утверждать членов правительства, но и вернуть себе законотворческую инициативу. Скептики ожидают «дедовщины», но наши собеседники, новички в парламенте, полны решимости использовать полученные инструменты для энергичной работы.

Возможен, конечно, и альтернативный сценарий: дальнейшая консервация партийно-политического поля, технократическая перезагрузка, с превращением депутатов в серых, непубличных исполнителей, при этом конституционные механизмы останутся спящими, а политические движения — фасадом управленческой системы. Такая альтернатива может быть губительна для российской государственности. Серость не в тренде. Пример Германии в этом смысле показателен, и пусть такое сравнение не покажется вам еще одной шуткой.

При всех понятных оговорках этого сравнения немецкая политическая система сегодня переживает сильнейшую эрозию, запущенную в том числе сильной и властной Ангелой Меркель, а также традиционными политическими партиями, которые все чаще смещались от интересов своих ядерных избирателей к бесформенному идеологическому центру, чтобы угодить всем. Конечно, наследие Ангелы Меркель, которое мы разбираем на стр. 82, нельзя недооценивать: и Германию, и Евросоюз она провела через многие испытания, избежав серьезных потерь. Однако эти антикризисные меры, как и шестнадцатилетнее пребывание Меркель во главе Германии, по сути, были оплачены «остановкой» истории самой ФРГ.

Многолетняя компромиссная политика Меркель обернулась для Германии идеологическим вакуумом, который теперь пытаются заполнить партии с более идеологизированной и жесткой повесткой. Например, «Альтернатива для Германии», «Левые» или «Зеленые». И то, что «народные» партии — СДПГ и блок ХДС/ХСС, смогут в перспективе удержать ситуацию в своих руках, не может гарантировать уже никто.

В современном мире больших вызовов не остается места для политической серости и неоднозначности. Людям нужны конкретные действия, решимость, а каждой социальной группе — представление своей уникальной проблематики. Нельзя расплываться в идеологиях, а всему политическому полю демонстрировать компромисс, в котором подозревают не консенсус, а лоббизм провластной группы.

Партийно-политическое поле должно быть поливариантным, иначе традиционные партии сливаются в бесформенную массу, теряют избирателя, а с обоих флангов их подпирают радикальные идеологические течения, которые используют серость центра в свою пользу. Их можно выжать за рамки допустимого политического спектра, но только если внутри системы остаются легитимные альтернативы. В этом смысле Россия начала правильное движение: ликвидировала радикалов, а взамен избрала в парламент довольно много новых людей — и по партийным спискам старых партий, и самовыдвиженцев, и в составе «Новых людей». Такое заметное обновление позволяет рассчитывать на рост политического творчества.