Тишина в ассортименте

Вера Краснова
редактор отдела компаний и менеджмента журнала «Эксперт»
4 октября 2021, 00:00
№41

Компания «Техносонус», производитель систем звукоизоляции и акустики, покоряет внешние рынки своей клиентоориентированностью, предлагая готовые технические решения по умеренным ценам

Все, что касается собственно звукоизоляции, включая стеклоткань, «Техносонус» производит у себя

«Образцы будущим покупателям отправляем посылками, бандеролью, курьером. Даже немцы, когда их получили, сказали: “Очень классно, мы не думали, что в России могут делать так”», — рассказывает Александр Акулов, учредитель компании «Техносонус». Один из лидеров российского рынка звукоизоляции и акустики «Техносонус» последние три-четыре года развивает экспортные продажи, и сейчас они достигли 20% выручки — 300 млн рублей. Начали с Белоруссии, Казахстана, Узбекистана, Грузии, Азербайджана, Молдавии, потом вышли в Прибалтику с помощью местного блогера по ремонту, это помогло начать поставки в Германию, Францию, Чехию, Австрию, Польшу, Украину. Впрочем, когда речь идет об экспорте в ЕС, деление на страны весьма условно, многие дилеры там работают вне границ, и недавно, например, Александр Акулов заметил свою продукцию в видеороликах по теме ремонта в Голландии, а дилер в Сербии, с которым сейчас идут переговоры, как ожидается, продвинет российскую марку на рынки сразу нескольких государств балканского региона.

Темпы роста экспорта «Техносонуса» составляют 40‒50% в год, впрочем, и на внутреннем рынке продажи растут не хуже. В компании торопятся расширять производство, расположенное во Владимирской области: в этом году ввели в строй три новых цеха, увеличив производственные площади с шести до десяти тысяч квадратных метров, и уже приобрели дополнительные восемь гектаров земли под очередное строительство.

Успех на молодом рынке

Рынок систем звукоизоляции и акустики относительно молодой, хотя материалы для этих систем, такие как минеральная вата, гипсокартон, гофрокартон, стеклохолст, различные виды мембран, давно известны профессионалам. Но сами технические решения до недавнего времени не отличались большой сложностью, да и спрос был ограничен. «Вот это термозвукоизол, с него мы начинали в 2007 году, и эта технология нами запатентована. — Александр Акулов показывает небольшой толщины мат в качестве образца. — Иглопробивной холст внутри, отделанный спанбондом, соответственно, он идет под стяжку на пол и в стены. Купили машину старенькую китайскую, арендовали склад в гараже и начали производить. Лет пять или шесть мы пытались привить эту культуру, привлекали проектировщиков, ходили по застройщикам, но не могли никак пробиться. И года четыре назад, наверное, произошел резкий скачок, сейчас мы каждый год не успеваем новое производство строить».

В каком-то смысле «Техносонусу» повезло: взрывной спрос на звукоизоляцию вызван объективными причинами — ухудшением качества строительства, в частности жилого. Современные новостройки не чета даже старым «хрущевкам» с их хорошей слышимостью между квартирами и этажами: сегодня, как говорят жильцы многоэтажек, они слышат буквально всё: как их соседи ходят, разговаривают, смотрят телевизор. А поскольку большинство квартир покупают без отделки, то новоселам нравится идея сразу дополнительно отгородиться от посторонних шумов. Крупные застройщики, как правило, предлагают такую услугу в виде опции. «Мы работаем с застройщиками очень плотно. Допустим, в офисах ПИК в Москве есть наши выставочные стенды», — говорит Акулов. Но многие монтируют звукоизоляцию и своими руками, посмотрев соответствующий ролик на ютубе. А в рознице покупателей тоже встречает продукция «Техносонуса», которая присутствует на всех маркетплейсах и в магазинах DIY. Кстати, благодаря тем же роликам в интернете к рынку подтягивается и частное домостроение, люди узнают, что можно сделать, например, звукоизоляцию канализационных труб, котельной — чтобы не слышать, как стекает вода сверху вниз или работает котел и прочая техника.

Хороший спрос на звукоизоляцию и акустику предъявляет современная коммерческая и общественная застройка: гостиницы, офисы, кафе и рестораны, театры, кинотеатры, концертные залы, бассейны, спортзалы, школы. У «Техносонуса» есть филиалы в городах-миллионниках, дилеры во всех регионах, заключены контракты с сетями кинотеатров «Каро-фильм» и «Киномакс». По словам Александра Акулова, они участвовали и в крупных госзаказах, например в отделке Министерства внутренних дел, в ремонте многих концертных залов и даже Большого театра. Компания контролирует примерно четверть рынка, объем которого оценивается сегодня в шесть-семь миллиардов рублей

Но, конечно, за счет одного роста спроса лидерами рынка не становятся. За несколько лет хождений по клиентам в «Техносонусе» расширился ассортимент продуктов, после термозвукоизола появились новые материалы и более сложные системы — многослойные звукоизоляционные «пироги». Фактически у компании сформировалось уникальное предложение.

«У нас есть решение для пола, то есть для структурных шумов, чтобы не было слышно посторонних звуков: под стяжку укладывается один материал, потом заливается стяжкой, после стяжки укладывается другой материал и потом уже ламинат. Есть несколько решений для стен и перегородок — от 35 до 100 миллиметров толщиной, с разной степенью поглощения звука в децибелах. Есть решение для потолка. Хотя мы часто рекомендуем, чтобы не слышать соседа сверху, купить ему за свой счет звукоизоляционный слой под стяжку, и это будет в разы дешевле, чем монтировать у себя потолочную систему», — рассказывают в компании.

Для общественных помещений в «Техносонусе» разработали также линейку акустических материалов: в одних случаях требуется убрать эффект эха в большом пространстве, например в бассейне или кинозале, в других, как в офисе открытого типа, — шумовой фон от разговоров сотрудников и работы оргтехники. Причем эти материалы призваны решать еще и эстетическую задачу. Так, предельно лаконичный по дизайну «Акустилайн Ампир» — минеральная вата, кашированная черным или белым стеклохолстом, хорош для тех же кинотеатров, спортивных и конференц-залов. Но его можно сделать ультрамодным, как в одном из проектов, осуществленных в Казахстане, когда на стеклохолст нанесли тематические принты. «Саундек», изготовленный из древесного волокна и похожий на толстый слой паутины, декоративен сам по себе, его особенно любят дизайнеры, оформляющие бары, рестораны, — еще и красят в разные цвета.

Еще один способ решить проблемы акустики — нанести в виде напыления на стены и потолок «Акуспрей» — целлюлозные хлопья с клеящим составом, заодно создав в помещении атмосферу экзотики. И наоборот, для интерьеров в стиле современной классики: библиотек, переговорных, залов суда — предназначены панели «Белнер», покрытые натуральным деревянным шпоном с перфорацией. «“Белнер” — это премиальный продукт, у нас для этих панелей отдельная линия с очень дорогим оборудованием, — поясняет Александр Акулов. Всего в акустическом продуктовом портфеле семь линеек, но на практике это дает намного больше вариантов решений, так как почти всегда акустический заказ требует индивидуального подхода и в нем могут сочетаться разные виды материалов.

Предложение от А до Я

Так получилось, что бум дешевого строительства начался практически одновременно в России и во всем мире — после кризиса 2008 года. И там тоже стал расти спрос на звукоизоляцию и акустику. Парадокс, однако, в том, что российский рынок сегодня более развит в плане предложения. «В Европе, например, даже нет многих технологий, которые есть у нас. Приезжаешь на выставку стройматериалов — там три материала простейших, и стоят они по двадцать-тридцать евро за квадратный метр. А мы туда приходим со своими ценами и своими материалами, — продолжает рассказ Александр Акулов. По его словам, продукция «Техносонуса» отпускается в Европу по четыре-пять евро за квадратный метр, а продается там по семь-восемь.

Причина технологического отставания Европы связана с характером производства звукоизоляционных и акустических материалов, там компании небольшие и узкоспециализированные, каждая выпускает какой-то один вид мембраны или подвеса. Справедливости ради надо сказать, что и в России большинство игроков придерживаются такой стратегии. В отличие от них «Техносонус» и еще одна крупная компания — «Акустик групп» — пошли по пути создания комплексных технических решений, отсюда их постоянный интерес к новым материалам и технологиям. «У нас можно купить все материалы, которые необходимы, начиная с винтиков и саморезов и заканчивая дорогостоящей мембраной, — утверждает Акулов и протягивает саморез в качестве доказательства. — Даже саморезы нам делают по заказу, используя наш специальный штамп — они с двойной резьбой, в одну сторону и в другую. Потому что наш звукоизоляционный гипсокартон очень плотный, тяжелый и обычный саморез в него не войдет».

Из других подобных «мелочей» в компании особенно гордятся подрозетниками — без них невозможна качественная звукоизоляция в той же квартире, звук проникает через отверстие для розеток. Подрозетники отливают на заказ из специального тяжелого полимера по чертежам «Техносонуса», причем конструкция постоянно совершенствуется: полимерная коробка в виде чаши пришла на смену прямоугольной гипсовой, с которой когда-то начинали, а последняя новация — наборный вариант, то есть подрозетник на несколько точек можно собрать из модулей, как пазл. Эту технологию Александр Акулов и его партнер по бизнесу Дмитрий Шилов — главные изобретатели в компании — запатентовали.

Зачастую в «Техносонусе» просто усовершенствуют всем известные решения, как, например, виброподвес — крепежный элемент звукоизоляционного «пирога». В частности, вместо эластомера или резины для прокладки между металлическими элементами виброподвеса стали применять уникальный материал вибрафом — разработку немецкой компании Kraiburg. Обычно его используют для виброизоляции промышленного оборудования и зданий — в Москве, например, закладывают под фундамент, если под землей проходит метро. Он лучше резины глушит вибрацию и звук, да еще не подвержен физической усталости. «Даже через пятьдесят лет будет работать, как пружина», — утверждает Акулов.

В итоге европейские покупатели, когда начинают тестировать продукцию «Техносонуса», удивляются: у них есть что-то подобное, но не такое — здесь немного хуже по коэффициентам, здесь чуть толще и т. д. Непривычны им и готовые решения по звукоизоляции и акустике, не говоря уж об их сервисном сопровождении. Инженеры-акустики из Москвы могут выехать на объект, сделать замеры и подготовить проект, а по его завершении проверить, достигнуты ли заложенные показатели. Для типовых некрупных объектов — квартир или кафе — разработана программа, доступная в том числе в мобильном приложении. Архитекторы и проектировщики могут воспользоваться подробной технической документацией по отдельным узлам звукоизоляции, если решат включать их в свои проекты. Сейчас все материалы, включая сайт и видеоролики компании, переводятся на английский.

Отдельный специалист в «Техносонусе» занимается тем, что летает в командировки и в разных городах ведет школу звукоизоляции для мастеров-монтажников. Ее тоже можно отнести к элементам сервиса, хотя это в равной мере и инструмент маркетинга. Как бы то ни было, на двух-трехдневные занятия собирается, по словам Александра Акулова, по сорок-пятьдесят человек, планы посещения городов и стран (пока только СНГ) расписаны на весь следующий год.

Палки в колеса производству

Пандемия стала проверкой на прочность модели бизнеса «Техносонуса» — единственной компании на рынке звукоизоляции и акустики, располагающей серьезным производством: у ближайшего конкурента собственный выпуск ограничивается небольшими сборочными участками. Принцип, которого держится «Техносонус», — закупать только то, что нет смысла производить самим и что будет поставлено с гарантией качества и сроков: минвату, гиспсокартон, — причем изготовленные по технической карте самого «Техносонуса». Клеи, полимерные подрозетники также можно заказать в России по аутсорсингу. «Мы отработали технологию клея, который нам нужен, договорились с производителем — они делают», — поясняет Акулов. Саморезы в России практически никто не делает — приходится везти из Китая. Что касается собственно звукоизоляции: мембран, панелей, отделочных материалов вроде шпона с перфорацией, — их «Техносонус» производит у себя. Критерии все те же: контроль качества продукции и сроков. «Раньше мы брали один из материалов на аутсорсинге. Заказываешь — ой, у нас сейчас своих заказов полно, мы не можем сделать. И мы оттягиваем сроки, а в результате теряем заказ», — рассказывает Акулов.

Благодаря производственной самостоятельности компания не упустила свой шанс в 2020 году. «Ни одного дня у нас производство не останавливалось. Привезли из Китая масок полконтейнера, и все работали. Заказы-то были, и мы март-апрель прошлого года прошли даже лучше, чем в предыдущие годы. Теперь у нас серьезный задел в плане экспорта, потому что мы отправляли во многие страны пробные партии, и ожидаем, что на следующий год у нас будет хороший рост», — говорит Акулов.

Не сильно поколебал уверенную поступь «Техносонуса» даже рост цен на сырье, накрывший все рынки в этом году. «Мы каждый месяц прайс меняли. Минвата выросла на сто процентов, наверное, металл — на пятьдесят, контейнерные перевозки из Китая подорожали в пять-шесть раз, да и то контейнеров не найдешь — везде очередь», — делятся закупочной информацией в компании.

Более серьезный риск для них представляет медленное в целом развитие производства в России. «Сейчас бы давать льготы производителям, но почему-то всем ставят палки в колеса», — рассуждает Акулов. Речь идет не столько даже о поставках из Китая, от которых стоило бы максимально уйти из-за нынешней турбулентности в мировой экономике: допустим, развитие в России производства стекловолокна или саморезов сдерживается отсутствием большого рынка, а станков и оборудования — нехваткой управленческих компетенций. Речь о том, что по необъяснимой для простого промышленника причине тормозятся и относительно несложные проекты, как у «Техносонуса».

По словам Акулова, им потребовалось около трех лет, чтобы оформить во «Владимирэнерго» увеличение мощности подстанции с 230 кВт до 630 кВт. Первоначальный счет — только за оформление бумаг — составлял 16 млн рублей, в итоге удалось его скостить до 2,5 млн. После чего год ушел на установку счетчика и подключение питания. Тем временем производство росло. «У меня провода уже горячие были, иногда, когда я включал компрессора, свет тух», — вспоминает он. Сегодня, предвидя, что через два года предприятию снова потребуются дополнительные мощности, «Техносонус» заранее подал все документы. Аналогичная история с газом. Хотя прогресса не замечать все же нельзя: говорят, нынче подобные процедуры занимают всего несколько месяцев. Да и в целом промышленность стала получать хоть и небольшую, но поддержку, какой не было еще несколько лет назад. Например, «Техносонус» в пандемию получил зарплатную субсидию на 15 млн рублей. А сейчас компании дали льготный кредит на 60 млн рублей под 5% годовых по линии Минпромторга на покупку импортного оборудования.

Другое больное место производственников в России — кадры. Не то чтобы в «Техносонусе» испытывали их острый дефицит: на предприятии в райцентре Судогда работает 120 человек, большинство из которых — местные жители, а часть квалифицированных мастеров возят служебным транспортом из Владимира. Зарплата у рабочих хорошая, в среднем 40‒45 тысяч рублей, при желании можно заработать до 70 тысяч, и люди вроде бы охотно нанимаются на работу. Но при таких темпах роста бизнеса, как у «Техносонуса» с каждым годом напряжение чувствуется сильнее. У рабочих отсутствует квалификация, массовые производственные профессии убиты.

«Сегодня найти токаря, слесаря и какого-нибудь сварщика просто невозможно, и у них зарплаты космические. Приходится обучать людей прямо у станка с ЧПУ», — говорит Александр Акулов. А дальше начинаются сюрпризы. «Вчера после выходных у нас трое не вышли на работу, загуляли», — открывает он правду жизни. На самом предприятии подобные эксцессы уже исключены: пропускной режим, более 200 камер в цехах и служба безопасности отслеживают нарушителей. Но за его пределами все течет по-старому. Малые города вымирают, народ пьет.

«При нашей демографии зачем строить город-спутник на Дальнем Востоке, когда здесь столько места? — задается Акулов риторическим вопросом. — Здесь половина деревень брошены. Городок Судогда — очень красивое место, там остался замок Храповицкого, уникальный объект замкостроения, которого в России не было в принципе: восстановите его — каскад фонтанов, озера, и народ поедет туда, не всё туристов в Суздаль загонять. Город будет получать доход, развиваться. А вы на какие-то проекты тратите деньги, а эти места не восстанавливаете».

Со своей стороны в «Техносонусе» намерены делать все, чтобы облагораживать быт сотрудников, привлекать и удерживать их не одной зарплатой: скоро заработает столовая, планируется построить спорткомплекс с бассейном и тренажерами для рабочих и их семей, многоквартирный жилой дом — для приезжих специалистов. Но вряд ли это способно изменить вектор развития всего города. А вот в ноябре состоится ежегодный двухдневный съезд дилеров «Техносонуса», и он пройдет в Суздале, где не проблема снять комфортабельную гостиницу на 200 человек.