Байден: год исчезнувших иллюзий

Александр Смирнов
1 ноября 2021, 00:00
№45

Президент США пока не оправдывает надежд избирателей, мечтавших свалить Трампа. Внешняя политика продолжает идеологию трампизма. Не спешит Байден модернизировать и постпандемийную экономику

ТАСС
Президент США Джо Байден во время митинга в поддержку кандидата в губернаторы штата Вирджиния от Демократической партии Терри Маколиффа

Прошедшие год назад в США президентские выборы ознаменовались не столько победой Джо Байдена, сколько отстранением от власти президента США Дональда Трампа. На борьбу с действующим главой Белого дома были брошены все силы американского общества ­— СМИ, социальные сети, звезды кино, экологические активисты, борцы за расовые права и большая часть госслужащих. В борьбе с Трампом, как с любым вселенским злом, хороши были любые методы — в ход шли цензура, ложь, манкирование бюллетенями.

Финальной точкой стало объявление ведущими американскими СМИ о победе на президентских выборах Джо Байдена, в то время как подсчет голосов в ключевых штатах еще продолжался и Трамп сохранял теоретические шансы на победу. Однако спустя год восторг победителей сменился полным разочарованием. Беды, которые благодаря силе СМИ ассоциировались исключительно с Трампом, никуда не исчезли. Остались экономические проблемы, не решены расовые противоречия, не расцвела буйным цветом альтернативная энергетика и не исчез COVID-19. Внезапно выяснилось, что Трамп по большинству вопросов внутренней и внешней политики не только был прав, но действовал даже недостаточно решительно.

К осени рейтинг Джо Байдена резко спикировал, и при сохранении нынешней тенденции у разгромленной на прошедших выборах Республиканской партии во главе с ее лидером Дональдом Трампом может появиться шанс вернуть себе законодательную, а может, и исполнительную власть в США. В следующем году выборы в Конгресс.

Грандиозный план Байдена

Главной внутриполитической инициативой Джо Байдена стал социально-экономический план модернизации США. Глава Белого дома презентовал свою инициативу еще в марте и предрек «самые большие инвестиции в рабочие места со времен Второй мировой войны». Первая часть плана предусматривала вложение в инфраструктуру США 2,3 трлн долларов — на модернизацию и ремонт автомобильных и железных дорог, мостов, аэропортов, вокзалов и обеспечение жителей страны высокоскоростным интернетом. Только на замену свинцовых водопроводных и канализационных труб и модернизацию электросетей планировалось потратить 211 млрд долларов.

В августе Сенат одобрил инфраструктурный план 69 голосами «за» и 30 «против» — правда, в ходе обсуждения он «похудел» до одного триллиона долларов. К 50 демократическим голосам присоединилось 19 республиканцев, что неудивительно: Трамп тоже ранее призывал модернизировать изношенную американскую инфраструктуру.

Вторая часть плана, на 3,5 трлн долларов, состояла из инициатив по социальной поддержке населения и «зеленой» энергетике. Но в этом случае прохождение документа через Сенат натолкнулось на саботаж республиканцев. Не имея большинства в Сенате, члены Республиканской партии просто затягивали любые дебаты (эта процедура именуется филибастером, от испанского слова fee-lee-bote, которое обозначало небольшую лодку, на которой пираты атаковали другие корабли и захватывали добычу. Позже так появилось слово «флибустьер»).

Эта процедура не так бессмысленна, как может показаться на первый взгляд: она заставляет большинство учитывать мнение меньшинства при относительном равенстве голосов в Сенате. Закон дает право прекратить дебаты лишь тремя пятыми от состава Сената (60 голосами). В результате демократы не смогли протащить план на 3,5 трлн в качестве законопроекта, но приняли его 50 голосами «за» в качестве бюджетной резолюции, которая должна была отправиться на утверждение в нижнюю палату, также контролируемую демократами, где решения можно принимать простым большинством голосов.

Однако выяснилось, что противодействие плану Байдена на 3,5 трлн долларов среди членов Демократической партии не менее сильное, чем у республиканцев. Многомесячные дебаты ни к чему не приводили: «прогрессивное крыло» требовало принимать законопроект в существующем виде и даже отказалось голосовать за принятие инфраструктурного плана, ранее одобренного Сенатом, пока не примут «социально-зеленый» план. А консерваторы настаивали на сокращении непомерных расходов. Их аргументы были точь-в-точь как у республиканцев: нельзя еще сильнее повышать налоги или увеличивать и без того огромный дефицит бюджета.

В результате «прогрессивное крыло» осознало, что если будет упорствовать, то вообще ничего не получит, и пошло на уступки. В результате компромисса «социально-зеленый» план тоже «похудел», почти вдвое — до 1,75 трлн долларов. Из них 555 млрд будет потрачено на борьбу с изменением климата, но не живыми деньгами, а в качестве предоставления налоговых льгот для предприятий, использующих «зеленые» источники энергии; 400 млрд долларов пойдет на бесплатное дошкольное образование для трех-четырехлетних детей; 165 млрд долларов потратят на медицину (Obamacare); и 150 млрд долларов — на строительство миллиона домов по программе «Доступное жилье». Из первоначального плана пришлось выкинуть федеральные выплаты на бесплатное обучение в колледжах, декретный отпуск, бесплатную стоматологию и снизить расходы на удешевление рецептурных лекарств.

В результате первоначальный план коренного изменения США стоимостью почти пять триллионов долларов был урезан до 2,75 трлн. К слову, в марте 2020 года Конгресс принял программу стимулирования экономики на 2,2 трлн долларов, а в марте 2021-го одобрил второй пакет стимулирующих мер в размере 1,9 трлн. Так что траты на инфраструктурную модернизацию страны в один триллион долларов, да еще с учетом существенно подорожавших стройматериалов, перестали выглядеть внушительно.

Не успели высохнуть чернила под заключенным демократами внутрипартийным соглашением, как лидер «прогрессивного крыла» в палате представителей Прамила Джаяпал заявила, что ее единомышленники отказываются голосовать как за инфраструктурный план, так и за «социально-зеленый» пакет, пока в него не вернут все ранее анонсированные средства.

Хитрый план Байдена

Но Байдена, судя по всему, такая ситуация устраивает больше всего — он не пытался продавливать свои инициативы, а плыл по течению. Формально глава Белого дома выполнил свои обещания избирателям, а если законодатели были против, то это не его вина. План расходов сократится вдвое — хорошо, а если увязнет в бесконечных внутрипартийных дрязгах — еще лучше.

Байден представляет собой политика с идеальным сочетанием прагматизма и цинизма: он не считает зазорным менять свою точку зрения или подстраиваться под интересы политических союзников. И явно не готов жертвовать личными интересами ради ранее взятых обязательств. В отличие от Трампа Байден не дает волю эмоциям и не бросается с открытым забралом на ветряные мельницы.

Опыт локдауна и попыток преодолеть его последствия наглядно показал, сколь сложна и хрупка современная мировая экономика. Надежда на то, что упавшее производство автоматически восстановится в прежних (нужных) объемах, не оправдалась. Подобно человеку, лишенному возможности двигаться несколько месяцев, а затем решившему пробежать дистанцию, мировая экономика задыхается без «кислорода» — чипов, водителей грузовиков, морских контейнеровозов и т. д.

На этом фоне европейские и китайские эксперименты по сокращению в энергобалансе традиционных источников энергии в пользу «зеленых» привели к острому энергокризису. Китай в результате остановил несколько заводов по производству магния, а страна обеспечивает 80% его мирового потребления. Дефицит магния грозит остановить всю автомобильную промышленность в мире.

Байден же предпочел не терроризировать производителей традиционных источников энергии, и США сохранили первое место в мире по производству нефти и газа. Единственной жертвой, принесенной на алтарь «зеленой революции», стал запрет на строительство нефтепровода Keystone XL из Канады в США.

Кроме того, остро стоит вопрос, где взять деньги на вышеперечисленные инициативы. Наращивать на несколько триллионов долларов дефицит федерального бюджета не представляется возможным — в 2021-м налоговом году он достиг 2,8 трлн долларов, что лишь на 300 млн меньше исторического рекорда 2020-го финансового года.

Формальный ответ Байдена был прост: поднять налоги на богатых. Однако идея «отнять и поделить» возмутила и сплотила вчерашних антагонистов — владельца самого «зеленого» автомобильного производства Илона Маска и «врага всего живого» Дональда Трампа. Они в один голос раскритиковали новую идею сенатора от штата Орегон Рона Уайдена о налоге в 23,8% с прироста стоимости торгуемых акций и облигаций.

Трамп с присущим ему чувством юмора заявил, что богатые люди покинут США, а он останется, да и то лишь с целью выиграть президентские выборы 2024 года. Маск, в свою очередь заметил, что даже раскулачивание всех богатых американцев не решит проблемы госдолга США, который приближается к 30 трлн долларов. Надо создавать условия для развития бизнеса, который позволит стране жить по средствам, а не заниматься его удушением. Маск уже имеет опыт переноса своего бизнеса из штата развитого социализма — Калифорнии — в Техас. Таким же образом он может перебраться в другую страну, и тогда американская казна вместо новых поступлений получит очередную пробоину.

О денежной эмиссии для финансирования планов Байдена лучше даже не вспоминать. В сентябре потребительская инфляция в годовом выражении составила рекордные за последние 13 лет 5,4%. Кроме роста цен возникает дефицит ряда промышленных товаров, поскольку логистика не справляется с возросшим потоком грузов. Например, заказанную домашнюю мебель американцам иногда приходится ждать по нескольку месяцев. А дефицит, в свою очередь, толкает вверх цены на товары, которые остались в наличии.

Вливание нескольких триллионов долларов в экономику США неизбежно обернется ростом цен, а раздача денег, медицинских страховок и бесплатного жилья отобьет у части реципиентов охоту работать в поте лица. Кроме того, если не удастся справиться с высокой инфляцией, это усилит проблему американского госдолга. Накопленная сумма в 28,9 трлн долларов внушительна, и правы те, кто заявляет, что невозможно его вернуть. Но кредиторов волнует возможность обслуживания долга, а не фантастическая ситуация, при которой все гособлигации будут одновременно предъявлены к оплате.

С обслуживанием долга у США проблем не возникало, и тому способствовали довольно низкие процентные ставки — около 2% годовых по 20-летним облигациям. Недостатка в покупателях тоже не наблюдалось. В отличие от германских или австрийских гособлигаций с практически нулевой или отрицательной ставкой американские «казначейки» служили надежным убежищем от инфляции. Однако стабильно высокая инфляция неизбежно поднимет ставки по новым займам и увеличит нагрузку по обслуживанию долгов на бюджет США.

Внутренние вызовы

Помимо экономических проблем, в стране победившего Байдена происходит ряд негативных социальных процессов. В 2020 году количество убийств на территории США выросло почти на треть к предыдущему году, что стало самым значительным ростом показателя за последние сто лет. Причем рост преступлений приходится в основном на города под управлением мэров-демократов, в которых полицию ставили на колени перед демонстрантами, сокращали ей финансирование и требовали покаяния за невинно убиенного Джорджа Флойда. В Нью-Йорке в 2020 году был зафиксирован 1531 случай применения огнестрельного оружия против 777 годом ранее.

Обостряется проблема нелегальной миграции. В 2021-м финансовом году (с 1 октября 2020 года по 1 октября 2021-го) на американо-мексиканской границе пограничники США задержали 1,7 млн нелегальных мигрантов, это в три раза больше, чем в 2020-м финансовом году. Последний раз подобное нашествие наблюдалось в 2000 году. Однако двадцать лет назад нелегалы переходили границу группами по несколько человек. Сегодня толпы от нескольких сотен до нескольких тысяч мигрантов прорывают оцепление американских силовиков, словно толпа варваров цепь легионеров накануне падения Рима. Никто не возьмется сказать, сколько прорвавшихся нелегалов приходится на одного задержанного. Большинство демократов, которые недавно называли Трампа фашистом за строительство стены на границе с Мексикой, сегодня жалеют лишь об одном: что он не построил стену в три раза выше.

Этих двух болезненных тем Байден старается не касаться, делая вид, что проблема преступности — это прерогатива местных органов власти. А нелегальной миграцией он попросил заняться вице-президента Камалу Харрис. Президент не может дать приказ жестко противодействовать нелегалам и преступникам, но и бездействие лишь ухудшает ситуацию день ото дня.

В марте New York Times со ссылкой на свои источники сообщала, что Байден пытался воздействовать на президента Мексики Андреса Мануэля Лопеса Обрадора, суля ему поставки вакцины от коронавируса в обмен на сдерживание нелегальных мигрантов. Трамп, будучи президентом, действовал жестче и эффективнее — он требовал от Мексики не допускать незаконных переходов мигрантами американо-мексиканской границы, угрожая в противном случае ввести пошлины на мексиканские товары. Этот метод был более действенным, мексиканские власти предпочитали разворачивать караваны нелегалов из Центральной Америки еще на своей южной границе.

В феврале пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки, вербализируя невнятную позицию своего шефа, попросила мигрантов временно не приезжать в США. «Нам нужно время и партнеры, чтобы внедрить всеобъемлющий процесс и систему, которые позволят работать на границе с людьми, ищущих убежища, а также на разработку правил, которые обеспечат путь к гражданству для иммигрантов, находящихся в Соединенных Штатах», — заявила она. То есть приходите, но попозже. Сегодня, похоже, мигранты решили, что «попозже» уже наступило.

Кроме того, Байден своими заклинаниями о системном расизме в США все-таки смог вызвать его к жизни. Сначала наивные слушатели недоумевали, как в стране, где есть системный расизм, президентом мог стать мулат Барак Обама? Байден не мог не заметить этого вопиющего факта, поскольку был при нем вице-президентом. Однако теперь выяснилось, что системный расизм есть, но он черный, а не белый. Например, Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения США решила построить на Манхеттене самый высокий в Западном полушарии небоскреб и открыть в нем свой офис. Было решено, что инвесторами, автором проекта, архитекторами, строителями и подрядчиками могут быть только афроамериканцы.

А преподаватель Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Гордон Кляйн был уволен за отказ в просьбе чернокожих студентов поставить им высокую оценку на экзамене, поскольку они уже полтора года находятся под впечатлением от безвременной кончины Джорджа Флойда, что мешает им хорошо учиться.

В довершение всех бед хозяина Белого дома никак не удается взять под контроль ситуацию с распространением COVID-19. Байден слишком долго и настойчиво обещал победить вирус, как только придет к власти, породил ложные ожидания и теперь его рейтинг стал жертвой обманутых и разочарованных избирателей.

В январе этого года, в момент вступления в должность президента США, уровень поддержки Джо Байдена, по разным опросам, составлял 50‒60%, уровень недоверия — 38‒48%. В октябре уровень поддержки Байдена опустился до 40‒48%, а уровень недоверия составляет от 48 до 55%. В таком рейтинге нет ничего страшного — например, Трампа всегда поддерживало менее половины граждан США. Но в ситуации с Байденом показательна скорость падения уровня поддержки — по этому показателю он установил рекорд со времен Второй мировой войны.

Аналогичная ситуация с рейтингом наблюдается и у вице-президента США. На момент вступления в должность уровень поддержки Камалы Харрис составлял 45‒57%, а уровень недоверия — 35‒46%. В октябре вице-президенту доверяют 42‒45% опрошенных, а не доверяют 49‒54%.

Внешняя свобода

Единственное поле, где у президента США практически полностью развязаны руки, — внешняя политика. Здесь, надо отдать Байдену должное, он быстро забыл все, о чем говорил во время избирательной кампании, и начал реализовывать идеи предшественника. Начался вывод войск из Афганистана, продолжилось жесткое противостояние США с Китаем, а с Россией, напротив, Байден предпочел наладить отношения. В такой политике нет ничего удивительного — она полностью соответствует национальным интересам США.

Пожалуй, самым неприятным для Байдена стал вывод войск из Афганистана (больше похожий на бегство) и теракт в аэропорту Кабула, унесший жизни 13 американских солдат. Однако президент США лишь принял политическое решение, а почему вывод войск был организован так странно и почему он сопровождался военным наступлением талибов на правительственные войска — это вопрос к исполнителям на местах. Но опрос общественного мнения показал, что 51% граждан США не одобрили действия Байдена и лишь 38% поддержали его афганский кейс.

Китай является главной угрозой для Соединенных Штатов, поскольку пытается бросить вызов не только в экономическом и технологическом плане, он ставит под сомнение способность Вашингтона выполнять свои союзнические обязательства перед Тайванем. Приглашение Джо Байденом на свою инаугурацию политического представителя Тайваня в США Сяо Биким выглядело как немотивированная пощечина Пекину. Но этот факт говорил о том, что американо-китайские отношения ждет резкое похолодание.

Сегодня, после формирования Вашингтоном военно-экономических союзов против Китая (AUKUS и QUAD) и резкого обострения вокруг Тайваня, можно предположить, что США ожидали военного вторжения Китая на остров и пытались не допустить его любой ценой. На днях президент Тайваня Цай Инвэнь в интервью CNN подтвердила наличие на острове войск США. Таким образом, нападение Китая на Тайвань и гибель американских военных будет означать неизбежную американо-китайскую войну (как хочется надеяться всем соседям, без применения ядерного оружия).

Что касается России, то у нее нет с США настоящих противоречий. Основная причина двусторонних конфликтов лежит в области мифов, старых обид и хитросплетения интересов. США заинтересованы в том, чтобы Москва не заключила военный союз с Пекином, а Россия не хочет военного присутствия НАТО у своих границ.

Удивление вызывает другой факт: как многим наверняка известно, Трампа от «неправильных» поступков — от вывода войск из Афганистана, от конфликта с Китаем и от нормализации отношений с Россий — удерживало пресловутое «глубинное государство». Под этим красивым названием должны были скрываться люди с принципами, понимающие что для их страны хорошо, а что такое плохо. И вот приходит новый президент, который кратно усиливает все «недопустимые» действия Трампа, а «глубинное государство» молчит. Начинает закрадываться сомнение: может быть, это была реакция не на действия Трампа, а на него лично? Но тогда приходится признать, что в стране нет никого «глубинного государства», а есть лишь «элитная стая», готовая загрызть чужака, жертвуя при этом национальными интересами США.