Бриллиант в корону Авдоляна

1 ноября 2021, 00:00
ВАЛЕРИЙ ШАРИФУЛИН/ТАСС
Альберт Авдолян укрепляет свою угольную империю

Группа «Сибантрацит» сообщила 26 октября о закрытии сделки по продаже 100% ее акций. Продавцом выступила группа АЛЛТЕК, а покупателем — компания «Сибан Холдинг» (совладельцы Альберт Авдолян и Максим Барский). Сумма сделки не называется, но, по данным СМИ, она составляет от 1 до 2 млрд долларов. Потеря контроля над «Сибантрацитом» стала неизбежной после конфликта участников группы АЛЛТЕК — наследников основателя «Сибантрацита» Дмитрия Босова, трагически ушедшего из жизни в мае 2020 года.

Угольная империя Альберта Авдоляна получила серьезное пополнение. По итогам допандемийного 2019 года «Сибантрацит» был лишь пятым по объемам добычи угля игроком в России, но безусловным лидером по добыче и экспорту металлургических (коксующихся) углей. В 2020-м добыча компании упала на 26% и составила 17,6 млн тонн, а выручка — на 9%, до 113,9 млрд рублей. Впрочем, в первом полугодии этого года ее добыча выросла на 22%, до 10,6 млн тонн.

Как пояснил «Эксперту» генеральный директор Института конъюнктуры рынка угля (ИНКРУ) Алексей Жура, три актива, о которых идет речь при обсуждении угольной компании Альберта Авдоляна, имеют разную направленность и поставляют продукцию на различные рынки. «Эльгауголь» — это в первую очередь коксующийся уголь, «Сибантрацит» — антрацит и в меньшей степени низколетучие угли марки Т, Огоджинский проект — энергетический уголь.

По мнению главы ИНКРУ, теперь, при наличии крупной базы по отгрузке угля, компания будет заинтересована в скорейшем развитии собственных мощностей по перевалке, поэтому наличие в активе проекта строительства угольного порта Вера в Приморском крае является большим плюсом.

На вопрос, как станет развиваться рынок коксующегося угля в связи с планируемым переходом металлургических компаний на водород в рамках декарбонизации, опрошенные «Экспертом» аналитики ответили единообразно. «Если Азия начнет всерьез играть в европейские игры с декарбонизацией, то, безусловно, риски для производителей коксующихся углей есть, — пояснил заместитель генерального директора Института проблем естественных монополий Александр Григорьев. — Но скорее всего, азиатские страны, столкнувшись с практическим выбором между собственной экономикой и европейской политикой декарбонизации, будут выбирать первую».

По мнению Алексея Журы, «в России в последние годы действительно наблюдается рост интереса металлургов к более экологичным, но дорогим технологиям в черной металлургии в обход традиционного доменного передела». Например, компания «Металлоинвест» уже реализовала проекты строительства трех установок по производству горячебрикетированного железа (ГБЖ) на Лебединском ГОКе в Белгородской области, начат проект на Михайловском ГОКе в Курской области. Компания IRC Limited планирует построить завод ГБЖ на базе Кимкано-Сутарского ГОКа в Еврейской автономной области. ГБЖ — самый экологичный способ получения железа, которое далее отправляется на предприятия электрометаллургии для получения высококачественной стали. Однако объемы выпуска ГБЖ несопоставимы с доменным производством, поскольку для этой технологии нужен доступ к природному газу и необходимо наличие качественного железорудного сырья. «В отдельных регионах (в Европе в первую очередь) будет происходить постепенное сокращение наиболее экологически грязных производств, идет активное сокращение мощностей по производству кокса, появились первые заводы, где водород используется в качестве восстановителя при производстве железа, — соглашается аналитик. — Но в ближайшие десять-двадцать лет доменный процесс останется основой для массового производства в черной металлургии». Поэтому спрос на кокс, уголь PCI (в том числе уголь марки Т) и антрацит будет сохраняться, считает глава ИНКРУ.