Наступление Байдена на нефтяные цены захлебнулось

29 ноября 2021, 00:00
MICHAEL REYNOLDS / POOL
«Распечатывание» стратегических запасов нефти вышло Байдену боком: цены на нефть неожиданно поднялись

Президент США Джо Байден в течение нескольких месяцев не мог решить почти гамлетовский вопрос — to do or not to do: продавать или нет стратегические запасы нефти для снижения мировых цен на нее. На первый взгляд к решению «распечатать» нефтяные резервы главу Белого дома подталкивали благие намерения: снизить цены на бензин, от которых страдают несчастные американцы. Однако нынешний уровень нефтяных цен (около 80 долларов за баррель) нельзя назвать экстремально высоким. Например, с начала 2011 года по середину 2014-го стоимость нефти держалась в районе 100 долларов за баррель, и мы не слышали отовсюду стонов по этому поводу. Реальной причиной, толкнувшей Байдена на тропу войны, стали его личные неприятности на посту президента. Рейтинг поддержки действующего главы Белого дома менее чем за год упал с максимальных 60% до 40–45%. Граждане США недовольны рекордной за 30 лет инфляцией: она выросла до 6,2% в годовом исчислении, а ее основным драйвером стали цены на энергоносители.

Но стратегический запас нефти США был создан не для жонглирования ценами в личных целях даже такими уважаемыми людьми, как президент. Резервы существуют на случай экстренных ситуаций: войн, стихийных бедствий или политических кризисов, которые способны привести к сокращению поставок нефти в США (наподобие кризиса 1973 года). Кроме того, использование нефтяного резерва при стоимости барреля 80 долларов может сыграть злую шутку с бюджетом США, если нефть подорожает и пополнять запасы придется по цене 100 или 120 долларов за баррель.

Байден долго колебался, надеясь, что его просьбы к ОПЕК+ об увеличении добычи, которое должно привести к снижению цен, будут услышаны. Глава Белого дома, вызывая сочувствие и одновременно удивление, молил увеличить добычу даже во время климатического саммита в Глазго. Однако желающих материально помочь США не нашлось, и Байдену нужно было принять какое-то решение самостоятельно.

Надо отдать должное президенту: он смог удивить рынок компромиссным решением. С формальной точки зрения запасы нефти «распечатали», но сделали это неуклюже, подтолкнув нефтяные цены вверх. Из общего объема резервов в 604,5 млн баррелей было решено продать всего лишь 50 млн в течение нескольких месяцев. После этого сообщения стоимость североамериканского сорта нефти WTI подскочила с 75,5 до 79 долларов за баррель. Дело в том, что рынок давно ожидал подобного шага от администрации США и учел в стоимости нефтяных фьючерсов возможную интервенцию, правда в гораздо более значительных объемах. Помимо скромной товарной интервенции Белый дом пообещал, что Китай, Индия, Япония, Южная Корея и Великобритания тоже продадут часть своих нефтяных запасов. Кроме того, в опубликованном заявлении Белого дома приведены пространные рассуждения о пандемии коронавируса, которая, как там сказано, виновата во всех экономических проблемах. А завершилось эссе традиционными обещаниями бороться за экологию и окончательно победить зависимость от ископаемого топлива к 2050 году.

Когда Белый дом осознал, что добился своими действиями эффекта, противоположного ожидаемому, его пресс-секретарь Джен Псаки заявила о возможном увеличении интервенций по продаже нефти в ближайшем будущем. Но и это не произвело впечатления на рынок. Практически одновременно Байден, как более опытный политик, дал немного другое объяснение: продажа 50 млн баррелей понизит цены чуть позже. И оказался прав: через несколько дней на фоне новостей о новых волнах заражения коронавирусом и новых локдаунах нефтяные цены снизилась до уровней, предшествовавших «распечатке» стратегического резерва США.