ЦБ расскажет, кто есть кто

Алексей Долженков
корреспондент журнала «Эксперт»
6 декабря 2021, 00:00

Платформа «Знай своего клиента» должна упростить жизнь банкам и их клиентам. Однако правоприменительная практика или банальные технические ошибки могут создать для некоторых из них серьезные проблемы

АЛЕКСЕЙ ЗОТОВ/ТАСС
Если алгоритмы ЦБ признают юрлицо высокорискованным в плане отмывания денег, такой компании грозит ликвидация

Банк России в декабре начнет тестирование платформы «Знай своего клиента» (ЗСК). Это новый информационный сервис ЦБ, он позволит банкам в онлайн-режиме узнавать информацию об уровне риска своих клиентов и их контрагентов. А именно риска, что они проводят сомнительные операции.

Предполагается, что новая платформа позволит банкам снизить расходы на процедуры по борьбе с отмыванием денег, полученных преступным путем. А сами эти процедуры станут эффективнее. Ну и, конечно, ЗСК должна упростить жизнь добросовестным клиентам. Они будут получать меньше необоснованных отказов и запросов на дополнительные документы по операциям.

Как рассказали в пресс-службе ЦБ, на этапе разработки концепции ЗСК Банк России изучал международный опыт внедрения решений в области KYC (Know Your Customer, «знай своего клиента») и цифровой идентификации. Представители ЦБ встречались с международными IT-компаниями, представляющими услуги в области управленческого консалтинга. Но при этом информационные решения платформы ЗСК отличаются от имеющихся примеров международных практик и не имеют аналогов в других странах, уверяют в ЦБ. Кроме того, подчеркивают в Банке России, в сравнении с аналогичными по масштабу и количеству вовлеченных участников наша платформа оказалась дешевле.

Антиотмывочный «светофор»

Тестирование платформы ЗСК начнется уже в декабре 2021 года, в нем примут участие 40 банков. А уже в середине 2022-го платформа охватит всю банковскую систему. На первом этапе в ней будет доступна информация только по ИП и юридическим лицам (кроме банков, государственных органов и органов местного самоуправления). Через год-полтора после начала полноценного функционирования платформы, когда будут убраны все «шероховатости», в нее добавят данные по физическим лицам.

На основании алгоритма Банк России будет присваивать российским юридическим лицам и ИП один из трех уровней (степеней) риска: низкий, средний, высокий. Иногда, по аналогии со светофором, их называют «зеленым», «желтым» и «красным». Критерии, по которым присваивается уровень риска, устанавливает сам Банк России по согласованию с Росфинмониторингом.

Известно, что для этого будет использоваться самая разная информация: о видах и характере деятельности юрлица, об операциях по счетам, об учредителях и руководителях, о связях с теми, кто осуществляет подозрительные операции, о количестве банковских счетов (вкладов, депозитов), а также информация, поступающая от федеральных органов исполнительной власти. Всего в ЗСК заложено более 100 критериев.

Впрочем, банки и сами должны будут разделять своих клиентов и их контрагентов по степени риска. По текущей версии законопроекта, «О создании на базе Банка России централизованного информационного сервиса “Платформа Знай своего клиента”», информация с платформы ЗСК является для банков лишь дополнительной. И хуже всего — оказаться в «красной» зоне и у банка, и в ЗСК. Если клиента отнесли к низкому уровню риска — ему нельзя отказать в открытии счета, в переводе средств контрагенту с низким уровнем риска и т. д. Клиенту же из «красной» зоны, если он находится в ней как у банка, так и у ЦБ, откажут и в переводе денежных средств, и в их выдаче.

Впрочем, даже для «красных», подозрительных клиентов есть список разрешенных операций. Например, они все равно могут заплатить налоги, выплатить зарплату, оплатить расходы на ликвидацию юрлица и т. д.

По оценке Банка России, представленной в пояснительной записке к законопроекту, у 99% юридических лиц и ИП низкий уровень риска. Доля банковских клиентов среднего уровня риска — в пределах 0,3%, а доля высокого уровня риска не превышает 0,7%.

В ЦБ уверяют, что помимо снижения нагрузки на добросовестных предпринимателей платформа ЗСК, с помощью которой можно будет в режиме онлайн оценивать уровень риска клиента, позволит существенно сократить трудовые и финансовые затраты банков. Они смогут сконцентрировать свое внимание на операциях высокого уровня риска и отказаться от многих «перестраховочных» запросов.

Как напоминают в Банке России, сейчас для эффективного противодействия отмыванию преступных доходов банкам необходимо постоянно поддерживать на хорошем уровне работу своих IT-систем, уделять внимание развитию комплаенс-подразделений. В свою очередь, Банк России накопил значительный опыт в выявлении и квалификации подозрительных операций на разных звеньях платежных цепочек, и в 99% случаев банки подтверждают релевантность оценок, сделанных регулятором.

«Красных» ликвидируют

Есть надежда, что после введения ЗСК взаимоотношения 99% клиентов из «зеленой» зоны с банками станут проще. Ведь не секрет, что банки иногда излишне осторожничают, перестраховываясь с антиотмывочными проверками. Руководитель Фонда медиативных технологий Виктор Куликов рассказывает, что в его практике было несколько случаев необоснованной блокировки счетов. Вслед за блокировкой люди вступали в длительный переговорный процесс с банком и мучительно собирали пакеты документов, им запрошенные. «Стратегически все закончилось хорошо в двух случаях из трех, но по понятным причинам блокировка счета — огромная головная боль для руководителя, невозможность выполнить условия договора и так далее. Так можно и бизнеса лишиться», — заключает Виктор Куликов.

Собственно, даже в ЦБ признают, что сейчас для правильной квалификации отдельных операций банки вынуждены запрашивать у клиентов дополнительную информацию и документы. А иногда кредитные организации для перестраховки отказывают в проведении операции даже при незначительных или технических рисках. С этим сталкиваются и добросовестные предприниматели.

Впрочем, ситуация постепенно выправляется. По словам ведущего юриста аудиторско-консалтинговой группы «Градиент Альфа» Татьяны Гераскиной, в последнее время прослеживается тенденция к уменьшению количества необоснованных блокировок. Как правило, банк приостанавливает операции по счету за реальные нарушения, например по причине несданной декларации или неуплаты налога. Как только соответствующее нарушение клиентом устранено, банк сразу же в автоматическом режиме получает информацию из налоговой, что позволяет проводить платежи буквально на следующий день.

Что изменится после внедрения новой платформы ЦБ? Согласно законопроекту, поясняет член генерального совета «Деловой России» Алексей Мишин, кредитные организации все равно будут руководствоваться в первую очередь своими внутренними документами по организации контроля в области ПОД/ФТ (противодействие отмыванию денег и финансированию терроризма). А информацию, доводимую до них Банком России, вправе использовать в качестве дополнительного критерия. «Вместе с тем на практике банки с большим удовольствием будут руководствоваться информацией, представляемой Банком России, в том числе по причинам снижения своих собственных операционных, комплаенс-рисков, а также повышения эффективности внутренних «противолегализационных» служб. Таким образом, полагаю, что количество необоснованных блокировок счетов должно существенно снизиться», — говорит Алексей Мишин.

В свою очередь, в ЦБ напоминают, что при использовании банками платформы ЗСК должно существенно снизиться число отказов от банков в выполнении распоряжений клиентов. Ведь по широкому спектру операций такие отказы просто не будут допускаться. Например, между клиентами с низким уровнем риска платежи должны осуществляться без ограничений.

Сами банки также рассчитывают на снижение числа запросов дополнительных документов после внедрения платформы ЗСК. «Мы надеемся, что так произойдет, в особенности для клиентов из группы низкого риска. Скорее всего, это произойдет и для клиентов со средним уровнем риска. Что кается клиентов из категории высокого риска, система также позволит дать им соответствующую оценку на основе меньшего количества информации», — отмечает президент АРБ академик РАН Гарегин Тосунян.

Что касается клиентов из «красной» зоны, нельзя не упомянуть один важный момент. Как поясняет Алексей Мишин, формулировки законопроекта, которым вводится порядок взаимодействия банков с клиентами разного уровня риска, и предложенный Центральным банком порядок работы с «красными» клиентами, свидетельствуют в первую очередь о том, что в «красную» зону попадут только те, кто должен прекратить свою деятельность, поскольку имеются признаки ее незаконности. Собственно, даже депутаты Госдумы после первого чтения законопроекта предложили ввести еще более жесткие санкции против тех, кто попал в зону высокого риска, вплоть до специальной процедуры судебной ликвидации.

Впрочем, не все сохраняют оптимизм по поводу новой платформы. Так, Виктор Куликов считает, что она не снизит число необоснованных блокировок и не уменьшит количество запросов дополнительных документов. «Критерии блокировки нормально не проработаны. И можно ли их вообще нормально проработать на современном этапе развития искусственного интеллекта и автоматизированных инструментов аналитики — лично для меня очень большой вопрос. Я предполагаю, что ошибок будет полным-полно», — уверен он.

Создание новой платформы также вызывает много вопросов у Татьяны Гераскиной. По ее мнению, на этапе внедрения ЗСК создаст большие проблемы для бизнеса — ведь, по сути, банк сможет заблокировать работу счета на основании данных искусственного интеллекта. Она опасается, что компанию могут отнести к высокорисковым только по формальным признакам, так как будет приниматься во внимание все, начиная с адреса регистрации и числа сотрудников в компании до объема наличных операций и контрагентов.

Кто ответит за алгоритм

Оценить текущий уровень затрат банков на проверки клиентов в связи с ПОД/ФТ довольно сложно. «Ситуация отличается в том числе в зависимости от размера банка. Большие банки тратят большие суммы на возможность иметь максимальную информацию о клиентах. Небольшие банки, в особенности региональные, стараются получать информацию о своих клиентах не за счет избыточных затрат, а за счет того, что люди и так достаточно хорошо друг друга знают. Соответственно, оценить средние затраты в формате “доля от бизнеса” или “на одного клиента” невозможно, — поясняет Гарегин Тосунян. — Вполне можно сказать, что платформа ЦБ “Знай своего клиента” позволит банкам существенно сэкономить, как и другие технологические новшества».

В заключение рассмотрим самый болезненный вопрос, связанный с новой платформой ЦБ: что делать, если вы по ошибке попали в «красную» зону? «Во-первых, если вас неверно оценили, можно обратиться в суд, — говорит Гарегин Тосунян. — Судиться нужно будет с тем, кто присвоил категорию: если банк — то с ним, если ЦБ — то с ЦБ. Клиенты банков, и юридические лица, и в особенности физические, вполне успешно судятся с ЦБ. Такие прецеденты есть. Во-вторых, предполагается создание межведомственной комиссии, в компетенцию которой будет в том числе входить работа с такими обращениями».

Но если «красную» категорию присвоил банк, оспорить ее в межведомственной комиссии будет проще, чем если ее присвоил ЦБ, соглашается глава АРБ.

В текущей межведомственной комиссии при Банке России из семи ее членов пятеро являются представителями самого ЦБ и только два — Росфинмониторинга. Если компания попала в «красную» зону ЦБ, он, получается, должен рассматривать жалобу на самого себя. Правда, в новом законопроекте эту ситуацию попытались исправить. Состав комиссии предполагается расширить представителями ФТС, ФНС, Минэкономразвития, уполномоченного по защите прав предпринимателей, организаций предпринимательского сообщества.

Алексей Мишин предупреждает: предлагаемый законопроектом отказ в выдаче остатка денежных средств либо в перечислении их на другой счет — если клиента отнесли к группе высокого риска — фактически представляет собой внесудебное изъятие денежных средств в пользу кредитной организации. «Логично в этой ситуации было бы предусмотреть открытие, например, спецсчета в Банке России, — рассуждает эксперт. — Непонятна также процедура компенсации понесенных потерь в случае реабилитации “красного” клиента, если его отнесли в зону высокого риска по ошибке или в связи с несовершенством алгоритмов, особенно на начальной стадии внедрения платформы».

Татьяна Гераскина также опасается, что компании могут столкнуться с разрушением их бизнеса из-за формальной проблемы. Как в этом случае компании будут защитить свои интересы в суде? Кто будет ответственен за качество сведений в базе данных платформы? Не станет ли это предметом рейдерских захватов бизнеса и мошеннических действий путем внесения недостоверной информации о компаниях? Будет ли банк нести материальную ответственность в связи с причинением ущерба компании из-за неправомерной блокировки счета и в каком размере?

Четких ответов на эти вопросы в законопроекте о платформе ЗСК нет.