Софт в отключке: больно, но не фатально

Алексей Грамматчиков
обозреватель журнала «Эксперт»
5 марта 2022, 17:28
№10

В одночасье отключить Россию от западного программного обеспечения — очень сложная задача. Однако переход экономики на отечественный софт уже неизбежен

ВЕДОМОСТИ/ТАСС
Уход от западного софта возможен во многих сферах, правда, это займет время, в течение которого эффективность работы некоторых предприятий может быть снижена

Пока ведущие иностранные производители программного обеспечения в массовом порядке не присоединились к западным санкциям, но тревожные звонки есть. Например, российские пользователи программы для редактирования трехмерной графики Cinema 4D от немецкой компании Maxon на прошлой неделе начали получать уведомления о недоступности некоторых свойств продукта в связи с ситуацией на Украине. С большой тревогой российские программисты следили за обсуждением возможности отключения от России крупнейшей в мире цифровой платформы GitHub (принадлежит корпорации Microsoft), где развиваются совместные проекты независимых программистов. Но в итоге ресурс решил не блокировать разработчиков из России.

Громче всех прозвучали последние заявления мировых софтверных гигантов Oracle и SAP, которые по выручке наряду с такими компаниями, как Microsoft и IBM, входят в пятерку крупнейших мировых производителей ПО. Американская Oracle, продукты которой широко используются крупными российскими компаниями, прежде всего в области систем управлениями баз данными (СУБД), официально заявила о временном прекращении деятельности в России в связи с событиями на Украине. Немецкий концерн SAP, решения которого широко распространены у крупных российских компаний в области систем управления ресурсами предприятия (ERP), также официально объявил, что останавливает бизнес в России. Будет ли такая остановка временной, что станет с поддержкой уже проданных в РФ продуктов — эти вопросы пока не разъясняются. Не исключено, что в скором времени подобные демарши совершат и другие зарубежные производители софта. Или наоборот: объявившие об уходе компании передумают и вернутся на далеко не последний для них российский рынок. При такой турбулентности в российском обществе справедливо звучит вопрос: смогут ли мировые IT-гиганты одним нажатием кнопки отключить свое программное обеспечение в российских предприятиях и организациях, в одночасье парализовав их работу? Как можно хеджировать такие риски, есть ли у отечественных разработчиков адекватная замена западному софту?

А есть ли кнопка?

По данным международной аналитической компании IDC, российский рынок программного обеспечения сейчас составляет порядка 3,5 млрд долларов (для сравнения: мировой рынок ПО в прошлом году превысил 600 млрд долларов). И за последние четыре года он увеличился более чем на 50% (см. график). При этом в среднем иностранный софт продолжает занимать абсолютное доминирующее положение: по некоторым подсчетам, доля отечественного ПО на российском рынке не превышает 10%, если мы говорим обо всем рынке в целом, включая широко распространенные продукты для частных пользователей. В некоторых секторах корпоративного ПО ситуация не столь критическая: например, в сегменте систем управления предприятием (ERP) российские решения сейчас занимают более 40%, в государственных учреждениях и компаниях — более 30%.

Раскручиваемый маховик антироссийских санкций сейчас вызывает большую обеспокоенность IT-директоров российских компаний, которые всерьез рассматривают вероятность прекращения поставок западного софта и стараются минимизировать риски. По словам Геннадия Береговского, IT-директора онлайн-сервиса hh.ru, компания пользуется как сервисами и продуктами американской Microsoft, так и российскими 1С и «Касперский». «Мы рассматриваем и риск остановок западного софта, делаем резервные копии, готовим планы использования российских аналогов, — говорит он. — При самом негативном сценарии сильно пострадают компании, использующие облачные сервисы зарубежных производителей. С приложениями и системами, размещенными “на земле”, будет чуть проще».

Представители IT-бизнеса говорят, что легче всего возможные ограничительные меры можно будет преодолеть в массовых программных решениях для частных пользователей: рынок может опять скатиться в серую зону широкого использования нелегальных «взломанных» копий иностранных программ. Последние десятилетия российские власти в рамках защиты прав международных софтверных компаний активно боролись с использованием «пиратского» софта, особенно в бизнес-сфере, в результате чего доля нелегального ПО в среднем на российском рынке упала с 90% примерно до 50%. Однако есть основания предполагать, что с началом полномасштабных санкций регулятор будет уже не так активно искоренять нелегальные копии программ. «Если говорить о частных пользователях, то в России уже давно есть отчетливый тренд на лицензионное ПО. Но если вдруг доступ к обновлениям Windows или других популярных программ закроют, в ходу снова будут взломанные версии. Большую часть того софта, который может быть заблокирован, скорее всего получится сломать и пользоваться им без каких-либо лицензий и оплаты», — говорит Константин Степанов, исполнительный директор российского разработчика IT-решений HFLabs.

Что касается более сложных специализированных отраслевых программных решений, то тут ситуация сложнее: «сломанный» продукт использовать не получится, но и в одночасье отдаленно отключить его в большинстве случаев невозможно. «Отключить софт нажатием кнопки не так просто — критически важное программное обеспечение на российских предприятиях работает в закрытых IT-контурах без доступа к интернету. Отключить его удаленно нельзя, оно закрыто от воздействий извне», — продолжает Константин Степанов.

В теории есть техническая возможность сделать так, чтобы иностранный софт перестал работать при отсутствии подключения к интернету. «Нельзя исключать, что производители предусмотрели технические возможности по принудительной блокировке ПО в офлайн-режиме, — рассуждает Сергей Каплий, директор департамента вычислительных систем российского системного интегратора Step Logic. — Как эта блокировка работает и может ли она не сработать при отключенном интернете, мы не знаем. В ПО могут быть заложены возможности блокировки как по геотегу, так и по другим признакам (долговременное отключение от интернета, отказ от обновлений и так далее). Таким образом, риск использования западного ПО, в одночасье начавшего казаться “ядовитым”, сейчас стал очень актуальным».

Важный аспект использования зарубежного софта — поддержка и обслуживание. «Проблема не только в том, что кто-то может “нажать на кнопку”, а еще и в том, что любое ПО — это сложный продукт. И ему необходима регулярная поддержка, обучение локальных специалистов, адаптация под новые смежные продукты, интеграция и другое. И тут как раз производитель выступает гарантом непрерывности работы программного продукта и возможности его адаптации и развития. Поэтому даже если никакой магической кнопки не существует, то сам факт отсутствия поддержки производителя становится серьезным риском для бизнеса», — говорит Олег Арсеньев, руководитель международных продаж российского разработчика IT-решений ITGlobal.com.

Впрочем, не стоит забывать, что у крупных западных корпораций в России уже давно существуют российские партнеры, которые внедряют и поддерживают работу иностранного софта. Представители таких компаний говорят, что им хватит компетенций поддержать клиентов в критической ситуации. «Вероятна ситуация, когда западные компании прекратят поддержку своих продуктов, отключат соответствующие коммуникационные каналы. Корпорация Oracle объявила о приостановке своей деятельности на территории нашей страны. Наша компания, на протяжении многих лет выступающая поставщиком продуктов Oracle, подготовила ряд решений, направленных на поддержку своих клиентов в сложившейся ситуации, среди которых устранение аварийных ситуаций существующей IT-инфраструктуры и переход на отечественное ПО», — говорит Евгений Осьминин, коммерческий директор российской IT-компании РДТЕХ (партнер Oracle в России).

Но в любом случае для замены санкционного импортного софта нужно время, и в течение этого периода эффективность работы предприятия может снизиться. «Конечно, сейчас всем придется оперативно заниматься импортозамещением или переходом на открытое программное обеспечение. Но пока этот процесс не завершится, компании окажутся один на один с эксплуатационными проблемами, без обновлений и поддержки ПО, — говорит Владимир Молодых, технический директор компании “Цифровая индустриальная платформа” (совместное предприятие ГК “Цифра” и “Газпром нефть”). — Но классический проект внедрения, скажем, MES-системы (система управления производственными процессами. — “Эксперт”) — это многие месяцы работы. У нас уже есть опыт успешной замены решения PI System от американской OSIsoft/Aveva (это ПО часто используется на многих нефтеперерабатывающих заводах) нашим продуктом ZIIoT (Zyfra Industrial Internet of Things Platform) в крупной нефтегазовой компании. Но за месяц такая замена неосуществима. Я думаю, что остановок НПЗ не будет, но есть риски существенного снижения эффективности производства. Полностью заместить иностранное ПО удастся, думаю, за год-полтора при интенсивной работе».

Импортозамещение на марше

Получается, что в одночасье отключить российский бизнес от западного софта, подобно тому как можно отключить электричество или водопровод, у западных компаний не получится. Здесь ситуация примерно та же, что с автомобилями: скажем, машины производства General Motors продолжают ездить по российским дорогам, притом что американский автогигант несколько лет назад принял решение уйти из России. Эти авто научились чинить, для них поставляют неоригинальные запчасти из третьих стран. Вопрос в том, что более современные модели GM официально уже не экспортируются на российский рынок и российские пользователи продолжают ездить на устаревшей технике. И с западным софтом дело обстоит так же: российские пользователи продолжат на нем «ездить», но в перспективе окажутся лишены новых передовых функций, обеспечивающих более эффективное решение бизнес-задач. И тут на первый план выходит вопрос развития российского ПО, который, с одной стороны, должен исключить риски остановки работы, а с другой — гарантировать бизнесу дальнейшее развитие.

Напомним, что курс на импортозамещение в сфере программного обеспечения в России был взят еще в 2014 году. В 2016-м в России был создан реестр отечественного ПО, на которое с 2018 года было предписано постепенно переходить, в первую очередь государственным учреждениям и компаниям. Стоит признать, что к настоящему времени процесс этот шел с отставанием от планов. По данным Центра компетенции по импортозамещению в сфере ИКТ, по итогам прошлого года доля российских продуктов среди используемого в госсекторе софта в среднем составляла 30–35%, хотя, по планам Минцифры, должна была достичь 50–70%. «В настоящий момент отечественные производители предлагают вполне достойные и зрелые продукты. Реестр российского ПО сейчас уже насчитывает почти 13 тысяч отечественных программ. Среди них есть как уникальные разработки, так и альтернативы зарубежным продуктам, — рассказал “Эксперту” Ренат Лашин, исполнительный директор Ассоциации разработчиков программных продуктов “Отечественный софт”. — Наиболее успешны сегодня российские офисные программные продукты, решения в сфере информационной безопасности. Но стоит отметить и переход организаций на отечественные операционные системы, базы данных, системы виртуализации и системы хранения данных».

Последние годы государство особенно настаивает на том, чтобы российский софт в обязательном порядке использовался в инфраструктурно важных компаниях и организациях. Еще в 2017 году в России был принят специальный закон о безопасности критической информационной инфраструктуры (КИИ; здравоохранение, наука, транспорт, связь, энергетика, банковская сфера, сферы финансового рынка, топливно-энергетический комплекс, атомная энергетика, оборонная, ракетно-космическая, горнодобывающая, металлургическая и химическая промышленность). Согласно закону, работающие в этих отраслях компании должны постепенно переходить на преимущественное использование российского программного обеспечения. Однако предприятия, особенно из банковской сферы, постоянно жаловались правительству, что слишком высокие темпы перехода на российский софт требуют непосильных дополнительных затрат. К тому же отмечалось, что российское ПО все еще уступает иностранным продуктам по функционалу, удобству использования, совместимости и другим характеристикам. В результате год назад представители Минпромторга РФ вынуждены были констатировать, что отечественный софт занимает только 15–20% в системах КИИ.

Но вот гром грянул, и сейчас российские компании, безусловно, быстрее возьмутся за дело. «В текущей ситуации, когда перед бизнесом стоят риски полной остановки деятельности, говорить о конкурентоспособности отечественного ПО не приходится. Если раньше заказчики выбирали софт исходя из его характеристик, возможностей, удобства использования, то сегодня это уже отошло на второй план, а самой важной задачей становится снижение угроз безопасности, — говорит Сергей Каплий из Step Logic. — В такой ситуации не слишком удобный интерфейс или непривычное расположение кнопок мало кого интересуют. Некоторые зарубежные программы уже сейчас можно заменить отечественными аналогами, в ряде случаев не потребуется даже переучивать персонал — например, при переходе с Microsoft Word на Р-7 Офис, весьма схожий по интерфейсу. Импортозамещение осложняется и тем, что у крупных компаний, как правило, много самописного софта, созданного специально под Windows, который придется переписывать».

Насколько конкурентен российский софт?

Участники российского IT-рынка призывают не смотреть на ситуацию через розовые очки и не думать, что все западные продукты могут быть быстро заменены отечественными аналогами. В некоторых областях российское ПО объективно отстает от западного; например, многие указывают на системы автоматизированного проектирования (САПР), где хороших отечественных разработок мало. Нет в России и своих графических редакторов, способных заменить, например, CorelDraw или Adobe Photoshop. Но все же во многих других областях российское ПО сейчас обладает продвинутым функционалом.

Так, российские разработчики уже давно доминируют в сфере информационной безопасности («Лаборатория Касперского», Info Watch, Positive Technologies). Заметно присутствие российского софта в области систем управления предприятий — ERP (решения от компании 1С, «Галактика»), систем электронного документооборота — СЭД (компании ЭОС и DocsVision). Много российских компаний пользуются отечественными системами автоматизации взаимоотношений с клиентами (CRM), такими как продукты компании «Мегаплан». В нише систем управления баз данными (СУБД) набирает обороты компания Postgres Pro с одноименным продуктом. В системах видеоконференцсвязи (ВКС) достойно сражаются за свои рыночные позиции TrueConf, «Видеомост». Ну а на замену операционной системе Windows предлагается, в частности, решение «Альт» от компании «Базальт СПО».

Если присмотреться, то в той же банковской сфере, которая всегда жалуется на сложности перехода на российские софтверные разработки, уже и так используется много российских IT-решений. «Одним из явных лидеров и приверженцев импортозамещения ПО является финансовый сектор, поскольку практически все банки используют отечественные системы процессинга и расчетно-кассовых операций, — отмечает Станислав Иодковский, генеральный директор российского разработчика IVA Technologies. — На промышленных предприятиях довольно популярны решения 1С, “Галактика” и другие, которые серьезно конкурируют со многими иностранными вендорами. Правда, есть и классы ПО, где Россия немного проседает. Так, в области промышленного и инженерного софта мы отстаем от иностранных вендоров на два-три года, но, уверен, в скором времени этот разрыв сократится, а потом и вовсе исчезнет».

Российский аналог Microsoft Office — программное решение «Мой офис» (производится компанией «Новые облачные технологии», 61,5% акций которой принадлежит «Лаборатории Касперского») — уже внедрен во многих российских учреждениях и госкорпорациях, таких как РЖД, «Аэрофлот», «Газпром». «Отечественные программные продукты не только отвечают требованиям рынка, но и предлагают инновационные решения. Так, в 2019 году “Мой офис” первым в мире офисного ПО внедрил функцию аудиокомментариев — возможность работать с голосовыми заметками из мобильного приложения “Мой офис Документы”, — рассказывает Петр Щеглов, директор по продуктовому маркетингу компании “Мой офис”. — Наши продукты работают на всех современных программных и аппаратных платформах, они успешно прошли комплекс сертификационных испытаний, в ходе которых проверялось соответствие всем критериям информационной безопасности».

Проблема в том, что российские разработчики ПО не имеют своих сильных продуктовых брендов. Но при этом компетенции отечественных программистов очень сильны, например, в направлении заказных разработок, когда решение создается под конкретного клиента. Тут наши компании берутся переписывать стандартные решения зарубежных корпораций. «Возможности в сфере заказной разработки очень широкие, — говорит Евгений Минеев, исполнительный директор компании “Рексофт”, специализирующейся на разработке ПО. — В практике “Рексофт” были случаи, когда коробочное западное решение переставало устраивать компании и мы переписывали его в рабочем режиме без остановки деятельности предприятия. Такие кейсы у нас были в ретейле, логистике, финансовой, транспортной сфере. В нынешних реалиях я бы больше говорил о все больше ускоряющемся переходе на системы с открытым исходным кодом. Практически у любой современной лицензионной системы есть OpenSource-аналоги. Да, зачастую они уступают по характеристикам платным системам, но обеспечить непрерывность бизнеса они смогут, в дальнейшем это явная точка роста».

Ускоренному появлению отечественных программных решений должно способствовать усиление мер поддержки российского IT-рынка, которое было объявлено на прошлой неделе властями: специальным президентским указом российские IT-компании будут освобождены от налога на прибыль, получат доступ к льготным кредитам (по ставке не выше 3% годовых), для них будут действовать программы улучшения жилищных условий, выделения грантов, они на три года освобождаются от налогового и валютного контроля. Отдельной строкой в правительственных документах проходит, в частности, намерение создать в России отечественный аналог GitHub — онлайн-платформы, где российские разработчики смогут хранить и распространять программы с открытым кодом. «В рамках программы импортозамещения многие российские компании инвестируют собственные и заемные средства в разработку новых продуктов и, естественно, ожидают от государства определенных преференций перед западными, пока еще более зрелыми продуктами, на российском рынке, — говорит Хияс Айдемиров, исполнительный директор российской компании по информационной безопасности Spacebit (входит в ГК “Информзащита”). — Для отечественного софта остается открытым вопрос полноты функционала, удобства эксплуатации, стабильности и надежности, возможности построения отказоустойчивых схем. Но однозначно, что такие российские продукты уже появляются и они могут конкурировать с западными».