Из богатой страны не уезжают

Вера Краснова
редактор отдела компаний и менеджмента журнала «Эксперт»
13 марта 2022, 18:19 №11

Санкции Запада против России больно ударили по производственным компаниям. Но это не стало для предпринимателей поводом бросать бизнес и покидать страну

Артем Геодакян/ТАСС

Аудиовыпуск также доступен для прослушивания на платформе Apple Podcasts и на сервисе Яндекс.Музыка.

«Пока в России еще будут оставаться возможности для ведения бизнеса, мы будем им заниматься. Но если начнутся репрессии в отношении тех, кто не поддержал операцию на Украине или у кого есть родственники за рубежом, то Россия потеряет еще одну отечественную компанию, которая создает конкурентоспособные на всем мировом рынке продукты» — так ответил руководитель компании, пожелавший остаться неназванным, на вопрос о возможном отъезде из России на фоне событий на Украине. Дело в том, что в прессе появились публикации о якобы массовом исходе среднего бизнеса за границу из-за невозможности продолжать вести дела здесь. Но из восьми опрошенных нами предпринимателей такой вариант допустил один, да и то, как видим, по политическим мотивам. Остальные высказались категорично: не уедем.

«Нет такого сценария, чтобы мы приняли подобное решение», — уверен Александр Голосов, коммерческий директор рязанской ГК «Эра», выпускающей бытовые вентиляторы. Виталий Савинков, коммерческий директор барнаульской компании «Сисорт», производителя фотосепараторов, усомнился в постановке вопроса: «Я не вижу какого-то массового движения бизнеса из России». Евгений Наговицын, директор компании «Агросистемы» из Ижевска, производителя доильного оборудования, говорит, что даже не хочет об этом думать: «Я создал бизнес с нуля, а уехать из России, наверное, хотят те, кому это легко далось». «Никогда. Это неприемлемо, — чеканит Андрей Спиридонов, исполнительный директор “Робелл Технолоджи СПб”, производителя инновационных полимеров. — Россия — наше государство, которое дает нам защиту и возможность плодотворно работать. За рубежом такого быть не может, что показали нынешнее конфискации имущества состоятельных россиян, незаконные санкции, клевета в иностранных СМИ на Россию, доходящая до прямого расизма». «Никому, кроме своей Родины, мы не нужны», — вторит Игорь Колоколов, генеральный директор Бобровского изоляционного завода в Свердловской области.

По мнению Андрея Воронина, коммерческого директора подмосковной компании Estima, производителя керамогранита, политический кризис не отменяет задач, которые должен решать бизнес: выключив эмоции, сделать все для сохранения производства и рабочих мест, обеспечить фундамент для роста в посткризисный период. «Двадцатилетний опыт компании и пережитые кризисы вывели для нас формулу действий в турбулентные периоды: будь готов к худшему сценарию и накапливай потенциал», — поясняет он.

Другой игрок рынка керамики — компания с польским капиталом Cersanit — тоже не спешит покидать российский рынок. «Мы думаем не столько о сумме потерь, сколько о проблеме существования нашего производства в перспективе от двух до двенадцати месяцев», — заявил Юрий Ковтун, генеральный директор Cersanit в России.

Угроза сырьевого голода

Но все-таки о потерях. Наши собеседники, как и весь бизнес, переживают шок от экономических санкций, введенных против России. Прежде всего из-за колоссального кризиса поставок европейского сырья и комплектующих, когда производство в миг оказалось оголено. Доля импорта в поставках огромна. В «Агросистемах», например, она достигает 70%, в «Робелл Технолоджи СПб» — 50‒100%, в зависимости от продукта. В компании-анониме (в дальнейшем. — А), выпускающей высокотехнологичную продукцию, сообщили, что их зависимость от импорта — от 30 до 40%, но «недопоставка даже одного процента критична — решения просто не станут работать».

У «Сисорта» импорт «зашит» и в российские комплектующие: речь идет о компьютерах для фотосепараторов, которые собирают из тех же европейских компонентов. По словам Виталия Савинкова, у компании есть четырехмесячный запас, но заключать контракты на лето необходимо тоже с лагом в четыре месяца, то есть сейчас. У компании А своих запасов нет, и они «вынуждены сейчас в экстренном порядке выбирать все стоки на складах у дистрибуторов, чтобы не допустить остановки производства».

В Estima и Cersanit уже испытывают нехватку сырья — белой глины, которую закупали на Украине, а также глазурей, гранили и чернил — их возили из Италии и Испании. Недолго ждать и дефицита запчастей для импортного оборудования. «Через три‒шесть месяцев мы начнем каннибализацию линий: из трех оставляем две, а одну пускаем на запчасти. А через полгода-год начнем фиксировать массовый отказ оборудования», — прогнозирует Юрий Ковтун. Альтернатива — сильное упрощение всех систем и узлов. «Вместо контроллера, который собирает десять сигналов с разных датчиков и выдает тридцать корректирующих воздействий в секунду, мы поставим несколько рабочих, которые будут вручную контролировать пару ключевых параметров. Это вынудит нас существенно сократить объемы производства, ассортимент, снизить требования к качеству продукции», — полагает он.

Нельзя сказать, чтобы до введений санкций российские производители относились к поставкам из Европы как к безальтернативным, многие уже давно искали им замену. Однако эти поиски не всегда успешны. «По некоторым компонентам полноценной замены европейским поставщикам нет», — утверждают в компании А. В ГК «Эра» постоянно ищут новых поставщиков, как по соображениям цены, так и рисков. Но нынешняя ситуация беспрецедентна, поскольку вслед за Европой недружественную позицию в отношении России заняли Южная Корея и Тайвань, где компания закупает пластик. В Cersanit понимают, что закупка в Китае или Индии аналогов некоторых европейских электронных устройств еще не решит проблему, так как придется самим с нуля писать для них ПО.

Итоги аудита российских поставщиков, как правило, тоже неутешительны. В компании А сетуют на отсутствие в России производства компрессоров и вентиляторов для прецизионных кондиционеров: «В нашей стране они не будут производиться даже в обозримом будущем. К сожалению, у нас даже медные трубки нужного качества не делают, мы вынуждены закупать их в Германии или в Китае. Теперь, соответственно, доля закупок у китайских компаний существенно вырастет».

Евгений Наговицын уверен, что российские поставки приведут к резкому снижению качества доильных аппаратов. «Мы пытались заменить израильскую электронику отечественной, но она работает только месяц, а израильская — десять лет. Или сосковая резина: мы закупали британскую, она, в отличие от российской, не натирает соски и маститов не вызывает, кроме того, наша резина быстрее изнашивается. В России нет сырья для качественной резины», — говорит он.

В Estima ссылаются на ограниченные мощности российских карьеров, не говоря о том, что они не закрывают всю линейку сырьевых компонентов: «Прямых заменителей части продуктов у нас, к сожалению, нет». В итоге предприятие сформировало производственную программу на два ближайших месяца, а также «мобилизационные» планы на май‒июнь — на случай отсутствия того или иного сырья, при условии, что керамическое производство должно работать безостановочно. Дальше пока неизвестность.

Лишь Бобровскому изоляционному заводу удалось найти в России один из трех видов сырья для выпуска фольгированных диэлектриков, а именно фольгу. Другое сырье — стеклоткань — нашли в Белоруссии. «Что касается смол, придется переориентироваться на азиатский рынок, сейчас делаем запросы», — говорит Игорь Колоколов.

Отдельно стоит проблема логистической инфраструктуры. Поскольку все так или иначе уповают на Китай и другие азиатские страны, на восточном направлении может случиться логистический коллапс. «Уже сейчас мощность приграничных пропускных пунктов в десять-двадцать раз ниже требуемой», — констатирует Юрий Ковтун. Да и пропускная способность российских узловых железнодорожных станций недостаточна, поэтому, например, Cersanit не может поставить на свои предприятия в достатке полевой шпат с Урала, который закупает вместо украинского.

Предоплата и растущие цены

Помимо дефицита сырья компании столкнулись с резким ухудшением финансовых условий поставок. Те европейские поставщики, которые не разорвали с ними отношения, повышают цены или требуют предоплаты. В «Робелл Технолоджи СПб, в Cersanit столкнулись и с тем и с другим. «Сейчас многие европейские поставщики переводят нас на стопроцентную предоплату, а ввиду роста цен на газ в Европе мы получили увеличение на 15 процентов своих цен в евро», — рассказывает Юрий Ковтун. «Основные поставщики сырья и логистических услуг пытаются перевести все отгрузки на предоплату», — сообщают в Estima.

На Бобровском изоляционном заводе пока работают на имеющихся запасах, но Игорь Колоколов уверен: подорожание сырья из-за валютного курса неизбежно. Евгений Наговицын оценивает рост цен на импортные комплектующие в 30‒40%. «Только бы российские поставщики не поднимали цены, тогда и импортозамещение у нас будет», — рассуждает он. Между тем внутренние цены тоже растут. По словам Александра Голосова, для «Эры» сильно подорожало уже и российское сырье, прежде всего металлы. В «Робелл Технолоджи СПб» рассказали, что хотели бы закупать сырье у «Газпрома», но не могут себе позволить из-за «жесткой, удушающей ценовой политики по отношению к отечественным потребителям» со стороны естественного монополиста.

И снова про импортозамещение

Кризисная ситуация вынуждает бизнес создавать финансовую подушку безопасности, в том числе за счет планов развития. В Estima на три‒шесть месяцев приостановили набор новых сотрудников и свернули ряд инвестпрограмм, закрывают кредиты, чтобы они не «съедали» прибыль компании. В Cersanit тоже заморозили стратегические инвестиции, но при этом решили завершить две начатые стройки, для которых уже частично закуплено оборудование.

Но при этом наши собеседники уже видят ниши для своего будущего роста. В Estima на фоне прогнозируемого сокращения спроса на стройматериалы, в частности из-за роста цен, планируют включиться в импортозамещение в высоком ценовом сегменте — за счет снижения импорта дорогой итальянской и испанской плитки. «Мы активно инвестировали в модернизацию нашего производства в течение последних двух лет, и теперь у нас есть что предложить российскому потребителю взамен: премиальную линейку керамогранита с антибактериальной поверхностью и натуральным дизайном под мрамор, камень и цемент, а также линейку плитки крупного формата», — поясняет Андрей Воронин.

В «Агросистемах» тоже уверены, что спрос на их доильные аппараты вырастет из-за ухода с рынка иностранных игроков. На Бобровском изоляционном заводе планируют наращивать продажи за счет импортозамещения фольгированных диэлектриков, которые используются при изготовлении печатных плат и которые до сих пор в большом количестве завозились из Европы.

Для компаний-экспортеров остаются открытыми, как ни странно, внешние рынки сбыта. По словам Виталия Савинкова, европейские дилеры «Сисорта» оказались даже более лояльны компании, чем здесь предполагали: «Есть, конечно, те, кто отказывается от сотрудничества, но большинство остались с нами. Например, в Испании наш новый клиент подтвердил открытие дилерского центра в апреле». В ГК «Эра» надеются за счет роста экспорта компенсировать возможную стагнацию на внутреннем рынке. «Мы экспортируем свою продукцию в шестьдесят стран мира — не только в Европе, но и в Азии, Африке и Южной Америке», — говорит Александр Голосов.

Настоящего бума продаж, в три-пять раз, как за счет внутреннего, так и внешних рынка, ожидают в «Робелл Технолоджи СПб». Одно из направлений роста — обогащение полезных ископаемых, где у клиентов компании, ГОКов, выросли доходы за счет роста цен на металлы. Другой перспективный рынок — удобрения нового поколения. «У наших конкурентов из ЕС сложности с доставкой, ростом цен, санкциями, — рассказывает Андрей Спиридонов, — да и наше качество лучше: хозяйства, испытавшие наши удобрения, отказываются от импорта. Полагаем, что займем часть рынка, ранее принадлежавшую сильно переоцененным, зачастую технологически примитивным заморским агрохимикатам, и обратно им уже не вернуться». Параллельно компания заявляет о себе на мировом рынке. «Сейчас мы собираемся потеснить европейцев в Северной Африке, а затем придем и на их собственный, европейский рынок», — обещает Спиридонов.

В компании А сейчас столкнулись со значительным сокращением спроса, поскольку их продукция востребована в долгосрочных инвестпроектах, которые массово отменяются на фоне обрушения рубля. Но и по их прогнозам возможный уход с рынка части международных компаний и дальнейшее падение валютного курса приведут к росту спроса на российские решения: «Нам последние дни обрывают трубки партнеры и заказчики, которые в свои проекты закладывали импортные продукты, но теперь по разным причинам — экономическим, санкционным — не имеют возможности их приобрести».

Уверенность в будущем спросе позволяет планировать повышение собственных отпускных цен. «Будем готовиться к повышению цен, к повышению зарплат, к повышению налогов», — говорит Евгений Наговицын. «Собираемся поднять цены из-за подорожавшей логистики, курса доллара и рисков. Понимаем, что это инструмент рискованный, но рынок у нас b2b, и, думаю, что даже при повышении цен наша продукция будет востребована», — уверен Игорь Колоколов. В Estima ожидают, что рост цен на керамическом рынке при сохранении текущего курса рубля и ограничении поставок импортного сырья составит 30‒50%, но сами, как уже говорилось, уходят в более серьезный ценовой отрыв — в премиальный сегмент.

Надежда на государство умирает последней

Самым неожиданным в результатах нашего опроса может показаться то, что нынешние оценки и прогнозы бизнесменов не ограничиваются конъюнктурными рамками, в их основе — уверенность в потенциале всей российской экономики. Так, объясняя «нежелание думать» об отъезде из России, Евгений Наговицын говорит, что она «дает большие возможности для развития». Игорь Колоколов развивает ту же мысль: «Огромная страна с огромным экономическим потенциалом, с базовыми сырьевыми ресурсами — как может быть, что здесь невыгодно вести бизнес? Да, внешние факторы сегодня неблагоприятны, но наша страна не в первый раз находится в сложных условиях».

Особую роль в раскрытии экономического потенциала России бизнесмены отводят партнерству с государством. «Я надеюсь, что этот кризис даст толчок развитию взаимоотношений государства и бизнеса, что государство будет больше нацелено на создание благоприятных условий для бизнеса и более понятных правил. Это надежда», — продолжает Игорь Колоколов.

По мнению же Александра Голосова, речь идет не только о надежде: у нас есть готовая модель — это поддержка компаний-экспортеров, благодаря которой удалось быстро нарастить несырьевой экспорт. «Когда я пришел в компанию “Эра” в 2009 году, в моем кругу общения из десяти компаний-производителей только две-три осуществляли экспортную деятельность, сейчас же из десяти компаний максимум две ее не осуществляют», — говорит он. Впрочем, он уверен, что за последние двадцать лет и внутрироссийский деловой климат качественно изменился. В первую очередь это касается банковского обслуживания, и сейчас, в момент острого кризиса, ГК «Эра» удалось быстро решить навалившиеся проблемы за счет профессиональной поддержки банков-партнеров: быстрой реакции на обращения компании, консультированию в любое время, оперативному переводу паспортов сделок с иностранными партнерами. К положительным изменениям на рынке относится и рост конкуренции, благодаря этому российские производители не боятся присутствия в России иностранных брендов.

Конечной целью этих совместных усилий, как считают в ГК «Эра», является ни много ни мало создание экономики номер один. «Поверьте, я не смотрю на ситуацию через розовые очки. Нам всем действительно предстоит еще много работы над превращением экономики нашей страны в ведущую в мире», — заключает Александр Голосов.

При этом бизнесмены ждут от государства наращивания поддержки здесь и сейчас. По словам Юрия Ковтуна, из-за роста закупочных цен, с одной стороны, и возможного ухода с рынка многих клиентов — с другой, производители нуждаются в дешевых кредитах на пополнение оборотных средств: «Под четыре‒шесть процентов без каких-либо дополнительных условий, в том числе без учета наличия или отсутствия иностранного уставного капитала, так как сейчас многие материнские компании готовы отпустить “дочек” в автономное плавание». От государства ждут также инвестиций в логистику. А в идеале и восстановления отношений хотя бы с несколькими европейскими странами.

В подготовке материала участвовала Виктория Безуглова